Спор и дискуссия как разновидности аргументации. Виды споров

Время: 25-02-2013, 12:23 Просмотров: 1577 Автор: antonin
    
Спор и дискуссия как разновидности
аргументации. Виды споров
В ходе спора, дискуссии взаимно дополняют друг
друга два вида деятельности: доказательство некоторого те-
зиса одним лицом или, возможно, группой лиц и опроверже-
ние тезиса другим лицом или другими лицами. Но так или
иначе в споре участвуют, по крайней мере, два лица: про-
понент и оппонент.
В массовых спорах наиболее часто выступает один —
пропонент, выдвигающий тезис, — против многих оппонен-
тов. Таким образом происходят дискуссии на семинарах, при
обсуждении докладов. При этом тезис не состоит из одного
только утверждения, он может представлять собой целую
концепцию, теорию. В связи с этим возможны и опроверже-
ния отдельных ее частей. И сложные аргументативные про-
цессы разбиваются на части такого именно типа.
В отличие от простых форм аргументации в спорах и дис-
куссиях существенную роль играет постоянный поиск аргу-
ментов, подтверждение и критика их, отбор приемлемых —
при этом для обеих сторон. Указанные выше правила о том,
что аргументы в процессе аргументации должны быть истин-
ными и в той или иной мере обоснованными, здесь, по суще-
ству, играют роль лишь в том смысле, что указывают цель, к
которой надо стремиться.
Будучи сложными процессами, споры могут делиться на
виды по разным аспектам. Но из множества возможных ос-
нований выделяют обычно два — цель ведения спора и ма-
неру его ведения. Наиболее существенным основанием явля-
ется первое из указанных. По цели выделяются споры
для истины, для убеждения и для победы.
494
Целью спора для истины является обоснование
истинности или ложности выдвигаемого тезиса, то есть вы-
явление оснований для принятия или непринятия его. Такие
споры называют научными, эпистемическими, логическими.
В спорах для убеждения какая-то из сторон
стремится убедить другую или присутствующих при споре в
приемлемости или неприемлемости обсуждаемого положе-
ния, а иногда и просто в том, что следует или не следует со-
вершать те или иные поступки. Конечно, и в спорах для ис-
тины, выявляя основания для принятия или непринятия те-
зиса, мы тоже убеждаем оппонента в приемлемости или не-
приемлемости его. При этом, однако, имеем в виду убежде-
ние особого рода, а именно рациональное (логическое) убеж-
дение; к тому же это не задача научного спора или, по край-
ней мере, не основная его задача: в строгих науках доказы-
вают часто даже то, в чем люди уже вполне убеждены, дока-
зательство в таких случаях необходимо как условие система-
тичности знания. В спорах же для убеждения, убеждение —
самоцель. Иногда даже сам убеждающий уверен в неистин-
ности или сомневается в истинности того, в чем он убеждает
другого, исходя из каких-то особых своих интересов. Здесь
возможны и методы не рационального, не логического убеж-
дения, когда, наоборот, даже сознательно нарушаются логи-
ческие правила аргументации; помимо логического широко
применяется эмоционально-психологическое воздействие
вплоть до гипнотического влияния.
Известный русский адвокат Ф. Н.Плевако, часто не отри-
цая виновности подсудимого, только благодаря своему вдох-
новению, остроумию, красноречию и умению глубоко прони-
кать в психологию людей, склонял присяжных заседателей к
оправданию подсудимых. Так, чтобы добиться оправдания
своего подзащитного — священника, судимого за серьезное
преступление, которое обычно сурово наказывается, —
Ф. Н. Плевако достаточно оказалось одной, по существу, фра-
зы: «Господа присяжные заседатели! Много лет этот человек
отпускал нам наши многочисленные грехи... Так неужели мы
не отпустим ему один раз его грех?!»
Когда судили полунищую старуху, укравшую у соседей
грошовый чайник, прокурор, зная приемы Ф. Н. Плевако, ко-
торыми он пользуется, чтобы разжалобить присяжных, и ре-
шив предупредить его в этом, расписал в своей речи на-
495
сколько она выглядит жалко, что она вызывает не гнев, а со-
страдание... Но, заключил он, она все-таки заслуживает об-
винительного вердикта, поскольку посягнула на святая свя-
тых — на частную собственность, которая составляет эконо-
мическую основу нашего общества... Государство рухнет,
если мы решительно не будем пресекать любые посягатель-
ства на его основы! На это Ф. Н. Плевако ответил в том духе,
что Россия прошла сквозь многие испытания и лишения: на-
беги половцев, ужасы татаро-монгольского ига, нашествие
Наполеона и т. д. Но устояла при этом и лишь крепчала все
более и более... Но вот старуха украла чайник... и этого Рос-
сия, конечно, не выдержит! Ну и ясно, что женщина была
оправдана.
Споры для победы — это своего рода интеллек-
туальное фехтование. В этом споре его участники вовсе не
озабочены тем, истинны или ложны обсуждаемые ими поло-
жения, а также не стремятся убедить друг друга в том или
ином. Цель состоит в том, чтобы во что бы то ни стало со-
здать видимость доказанности или опровергнутости некото-
рого положения, лишив противника контраргументов, и та-
ким образом одержать победу в интеллектуальном поединке.
Строго говоря, момент соревновательности, дух состяза-
тельности в той или иной мере имеет место в любом споре.
Но в спорах описываемого вида к нему сводится все содер-
жание обсуждения. К числу таких споров относятся, в част-
ности, известные схоластические споры — споры чисто сло-
весного характера. Эти споры часто называют эристи-
ч е с к и м и. Широкое распространение споры такого рода
имели место в Древней Греции и была особая категория лю-
дей — софистов, — которые специально практиковались в
интеллектуальном фехтовании и демонстрировали свое ис-
кусство перед многочисленной публикой. Именно борьбе с
софистами Аристотель посвятил свой трактат «О софисти-
ческих опровержениях».
В спорах для убеждения возможны, а в спорах для побе-
ды обычно даже применяются так называемые уловки.
Уловка — это прием, который сознательно применяется
для того, чтобы затруднить ведение спора своему противни-
ку или облегчить его ведение для себя. По существу, улов-
ки — это некоторые нарушения принципов нормального на-
учного спора. Поэтому в научном споре они просто неумест-
496
ны в силу самих определений как уловок, так и научного
спора.
Логику интересуют, собственно говоря, научные споры.
Остальные, как объекты изучения, относятся, скорее, к сфе-
ре психологии, а логику интересуют лишь постольку, по-
скольку в них применяются нарушения логических требова-
ний аргументации и в качестве приемов ведения спора при-
меняются логические уловки — сознательное на-
рушение тех или иных логических правил, — называемые
софизмами; несознательное нарушение логических пра-
вил в споре, или вообще в некотором рассуждении, называ-
ется паралогизмами.
По манере, по способу ведения споров можно различать
такие, где участники относятся с уважением друг к другу, не
допускают никаких личных выпадов, оскорбительных эпите-
тов, оценок высказываемых мнений. С. Поварнин, автор спе-
циальной работы о спорах1, называет такие споры джентль-
менскими, противоположную этой форму ведения спора
квалифицирует как хамскую. Само собой ясно, что представ-
ляет собой форма, противоположная джентльменской. Естес-
твенной формой ведения научного спора является, безуслов-
но, первая. Вторая относится к спорам для победы и в мень-
шей мере для убеждения.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: