Подтверждение и критика (тезиса)

Время: 25-02-2013, 12:16 Просмотров: 1117 Автор: antonin
    
Подтверждение и критика (тезиса)
Как уже неоднократно отмечалось, отнюдь не всякое ис-
тинное утверждение не только повседневной жизни, но и на-
учного познания, может быть строго доказано (а ложное —
опровергнуто). В этом отношении характерны утверждения
философии. По самому характеру этой науки ее высказыва-
ния носят весьма общий характер. Поэтому доказательства их
477
в строгом смысле просто невозможны. Принципиально не-
возможно ни доказать, ни опровергнуть идеалистическое или
материалистическое понимание мира (мир существует объек-
тивно, независимо от сознания, какого-либо духа, идеи или,
наоборот, что он является порождением мирового духа, абсо-
лютной идеи или даже сознания человека). Неоднократно
предпринимались, но всегда оказывались неудачными, попыт-
ки доказать или опровергнуть утверждения о конечности или
бесконечности мира во времени и пространстве1.
• Наиболее распространенной формой аргументации как во
многих науках, так и в повседневной жизни, является под-
тверждение или критика тех или иных утверждений.
Подтверждение и критика тезиса имеют тот же состав,
что и доказательство и опровержение, но отличаются они,
соответственно, от строгих доказательств и опровержений
либо недоказанностью аргументов, либо применением неде-
дуктивных способов рассуждения, то есть таких способов
рассуждения, которые не обеспечивают истинности заклю-
чения даже при доказанной истинности посылок.
Множество примеров подтверждения первого рода суще-
ствует в естественных науках. Один из них — подтвержде-
ние гипотезы В. Паули о существовании микрочастиц ней-
трино. Гипотеза возникла в связи с тем, что при явлении из-
вестного в физике бета-распада наблюдение приводило к
выводу о том, что бесследно исчезает некоторая часть энер-
гии, выделяемой при распаде. Суть гипотезы состояла в том,
что эту «исчезающую» часть энергии уносят частицы, кото-
рые и были позже названы «нейтрино» (которые не удава-
лось никаким образом обнаружить). Основным аргументом в
пользу данной гипотезы служило известное положение о
том, что энергия не может исчезать бесследно, то есть закон
сохранения энергии. Однако сам этот закон, хотя и является
1
В связи с последними высказываниями возникает даже проблема,
связанная с проблемой истины. Согласно этому понятию, как уже говори-
лось (см. § 1), некоторое высказывание истинно, если, и только если, ситу-
ация, которую оно описывает, существует в действительности. Но как быть
с ситуациями, представляющими собой те или иные характеристики само-
го мира?
478
практически достоверным (достигшим высшей степени под-
тверждения), не был тем не менее логически доказан.
Примеры подтверждения второго рода связаны с рас-
смотренным выше гипотетико-дедуктивным способом рас-
суждения, в котором применяются правдоподобные рассуж-
дения «от следствий к основанию», то есть такой способ рас-
суждения, при котором повышение вероятности истинности
гипотезы достигается накоплением информации за счет до-
казательства или подтверждения вытекающих из нее следст-
вий. Однако нередко здесь могут быть использованы и такие
формы правдоподобных рассуждений, как аналогия и непол-
ная индукция.
Как уже отмечалось, степень подтверждения может ока-
заться настолько высокой, что теория практически будет
считаться достоверной. Аналогично дело обстоит и со многи-
ми отдельными утверждениями науки.
КРИТИКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ И ОПРОВЕРЖЕНИЙ
Следует иметь в виду, что термин «опровержение» неред-
ко употребляется в двух смыслах: 1) в том смысле, который
был указан выше, — как полное обоснование ложности не-
которого высказывания; 2) как процедуру выявления оши-
бочности построения некоторого доказательства или под-
тверждения (обоснования вообще) истинности или ложности
некоторого утверждения.
Во избежание этой двусмысленности для процедуры вы-
явления ошибочности некоторого обоснования целесообраз-
но принять термин «критика» (имея в виду критику того или
иного процесса обоснования некоторого высказывания).
Специально обратим внимание читателя на то, что крити-
ку некоторого процесса обоснования нельзя смешивать с
критикой тезиса, который подлежит обоснованию.
Критика некоторого процесса обоснования — это выяв-
ление (критика) ошибок в его построении. Поэтому характер
этой процедуры выясняется, по существу, в связи с разбо-
ром возможных ошибок в доказательстве (см. § 49). Здесь же
укажем, во-первых, на то, что критика связывается с основ-
ными частями обоснования. Она может относиться к тезису,
аргументам и форме доказательства. Во-вторых, отметим,
479
что выявление ошибок в процессе обоснования некоторого
тезиса отнюдь не указывает на несостоятельность самого те-
зиса.
ВОПРОС ОБ ОСНОВАНИИ ТЕОРИИ
Прежде всего надо заметить, что здесь лишь в некоторых
особых случаях мы можем достигать полных обоснований,
то есть доказательств теории. Это относится лишь к некото-
рым теориям методологического характера, цель которых со-
стоит в выработке методов решения каких-то задач. К их
числу относятся определенные логические и математические
теории. Доказательство истинности некоторой, например,
теории дедукции или логического исчисления состоит в том,
чтобы показать, что каждая теорема этой системы является
законом данной системы, общезначимым высказыванием.
Однако основной формой обоснования теорий является
не доказательство их, а подтверждение, то есть обоснование
с той или иной степенью полноты. И при этом главным ме-
тодом обоснования является описанный выше гипотети-
ко-дедуктивный способ обоснования. Сама
процедура обоснования при этом состоит, напомним, в выве-
дении такого рода следствий из теории, истинность которых
может быть доказана опытным путем. Однако научная до-
бросовестность ученого проявляется в том, что он ищет не
только то, что подтверждает его гипотезы, но и то, что мо-
жет их опровергнуть. И последнее иногда даже в первую
очередь.
Но самый основной и обычно первоначальный шаг в
обосновании каждой теории состоит в установлении ее не-
противоречивости. В аксиоматических теориях —
непротиворечивость системы ее аксиом или, говоря более
обобщенно, в невозможности вывода из ее аксиом какой-то
формулы А и одновременно ее отрицания (-.А). В теориях
гипотетико-дедуктивного типа необходимо убеждение в том,
что не противоречивы, согласуются между собой, по край-
ней мере, ее основные, исходные положения. Только после
того, как имеется убеждение в том, что теория является не-
противоречивой, приобретают смысл все описанные выше
процедуры ее подтверждения.
480
§ 49. Правила и возможные ошибки в процедурах
обоснования
Имеется ряд правил построения процедур обоснования.
Они связаны с основными частями этой процедуры: с тези-
сом, с аргументами, формой обоснования. Сами по себе эти
правила довольно тривиальны, но их формулировка предна-
значена для того, чтобы предупреждать некоторые типичные
ошибки логического характера, встречающиеся в аргумента-
ции, которые являются уже отнюдь не тривиальными.
ПРАВИЛА ПО ОТНОШЕНИЮ К ТЕЗИСУ
1. Тезис должен быть ясно выделен и сформулирован
точным образом, то есть должно быть точно сформулирова-
но подлежащее обоснованию суждение.
Условия точности формулировки суждения мы уже раз-
бирали (см. § 29). Не мешает напомнить, что точность форму-
лировки суждения означает явное указание всех его смысло-
вых аспектов:
— если суждение простое, то должны быть выделены его
логические подлежащие (субъекты) и логическое сказуемое
(предикат);
— если какой-то из субъектов представлен общим име-
нем, то нужны его точные количественные характеристики
(«Все» или «Некоторые»);
— ясными должны быть также модальные характеристи-
ки суждения (см. § 33);
— при формулировке сложных суждений должен быть
понятен логический характер объединяющих их логических
связок;
— и, конечно, необходима достаточная ясность употреб-
ляемых в суждении понятий, связанных с его дескриптивны-
ми терминами (см. 6) и т. д., и т. п.
Короче говоря, тезис не должен быть двусмысленным и
неопределенным по смыслу.
В связи со сказанным очевидны теперь и возможные
ошибки, представляющие собой нарушение этого правила.
Они могут состоять как раз в том, что тезис сформулирован
нечетко, не определяет точно, что подлежит обоснованию
481
или допускает различные истолкования. Примером такого
тезиса может быть утверждение «Капитализм лучше социа-
лизма» (или наоборот): одно может быть лучше или хуже
другого в разных отношениях — в экономическом, социаль-
но-политическом, духовном, этическом и т. д. отношениях.
Другой пример неясного тезиса: «Животные, например,
собаки «не знают» законов природы». Неясность состоит в
неоднозначности того, что значит «знают»: 1) означает ли
это, что они не могут их сформулировать в языке или 2) они
не умеют использовать их в своем поведении. Если иметь в
виду второй смысл, то есть принять номинальным образом
такое определение термина, тогда мы должны согласиться и
с тем, что собака не знает, что годится ей в пищу, не знает,
как поступить при появлении угрозы ее жизни, не знает
даже своего хозяина... Мы хотим обратить здесь внимание
на то, что истинность или ложность тезиса зависит от опре-
делений имеющихся в нем слов. Но выбор определений в
процессе аргументации не является, конечно, абсолютно
произвольным; как мы видим, это может приводить нас к яв-
ному конфликту с общепринятыми положениями.
Наконец, нельзя доказывать или опровергать то, что свя-
зано с индивидуальными вкусами людей, нелепо, конечно,
было бы выдвигать на обсуждение тезис: килька в томате
лучше кильки в масле.
2. Второе правило состоит в том, чтобы тезис оставался
тождественным, то есть тем же самым, на протяжении все-
го процесса обоснования: он не должен изменяться, по
крайней мере, без специальных оговорок.
В процессе аргументации может возникать необходи-
мость в каком-то уточнении, конкретизации тезиса и вообще
внесения каких-то поправок в исходное положение, но все
такие коррективы должны быть точно фиксированы.
Рассмотренные правила, очевидно, связаны между собой:
чем менее четко сформулирован тезис, тем больше возмож-
ность его подмены. Типичной ошибкой, возникающей в ре-
зультате нарушения этого правила является подмена
тезиса. Подмена осуществляется часто так, что доказыва-
ется нечто одно, по-видимому близкое к тезису, а в результа-
те это выдается за доказательство тезиса. Причем это проис-
ходит зачастую за счет подмены понятий.
482
Положим, в суде доказывается виновность опреде-
ленного человека в совершении преступления. Однако про-
курор вместо этого доказывает, что данный человек со-
вершил этот проступок (известно, что виновность в со-
вершении некоторого действия состоит не в самом факте
его осуществления, но включает также ряд моментов соци-
ально-психологического характера: способность или неспо-
собность предвидения последствий проступка, наличие или
отсутствие намерений вызвать эти последствия и т.д.). Если
же при этом адвокат доказывает, что человек не совер-
шал этого проступка, то тем самым он доказывает утверж-
дение более сильное, чем нужно (поскольку из него следует
уже невиновность). В таких случаях подмены тезиса говорят:
«Человек доказывает слишком много». Хотя подмены такого
рода менее грешат против логики, тем не менее и они неже-
лательны, потому что дают возможность противнику в споре
легче опровергнуть то, что доказывают, и при этом часто под
видом опровержения выдвинутого тезиса.
При анализе рассмотренного примера мы выделили две
разновидности подмены тезиса: подмена его более слабым в
рассуждениях прокурора и более сильным в доказательстве
адвоката.
Возможно, однако, и третье — когда вместо данного тези-
са доказывается утверждение, просто нерелевантное ему.
Дополняя данный пример, можно было бы привести выступ-
ление какого-либо общественного защитника, который рас-
суждал бы, положим, так: «Этот человек не является винов-
ным, наоборот, он является добрым, вполне порядочным и
очень добросовестным работником».
Вероятно, в судебной практике такого рода ошибок не
происходит. Иначе, это бы означало, что адвокатам и проку-
рорам не известно понятие виновности. А пример этот надо
рассматривать просто как модель возможных ошибок такого
рода.
Если вспомнить основные принципы правильного мыш-
ления (см. § 2), то можно сказать, что подмена тезиса в дока-
зательстве — это нарушение принципа последовательности
и, в свою очередь, как правило, принципа определенности.
Мы обращаемся к этим принципам здесь не случайно. Они в
определенной форме закреплены даже в судебном законода-
тельстве.
483
Естественно, что к числу ошибок подмены тезиса должны
относиться случаи, когда критика доказательства, выявление
несостоятельности его в тех или иных пунктах выдается (или
воспринимается) за опровержение тезиса: истинность или
ложность тезиса не зависит от того, правильно или непра-
вильно осуществляется его обоснование.
ПРАВИЛА ПО ОТНОШЕНИЮ К АРГУМЕНТАМ
1. Аргументы должны быть истинными утверждениями.
2. Более того, при построении доказательства аргументы
должны быть доказаны.
В процедурах подтверждения — в какой-то мере обосно-
ваны, не исключая, конечно, при этом и возможность их до-
казанности. Если аргументация применяется в процессе спо-
ра, дискуссии, то аргументы должны быть, по крайней мере,
приемлемы для их участников, то есть должны быть элемен-
тами принятого поля аргументации.
3. Доказательство или подтверждение аргументов, кото-
рые могут сопутствовать основному процессу аргументации,
должны осуществляться независимо от тезиса (автоном-
ность обоснования аргументов).
Ошибочными согласно этим правилам надо считать дока-
зательства, в которых используются ложные или хотя бы
даже не доказанные аргументы. Для подтверждения непод-
ходящими являются аргументы, не обоснованные в такой
степени, что нет уверенности в их истинности. Например,
Аристотель утверждал, что причиной падения тел на Землю
является их стремление к естественному месту. Здесь подра-
зумевался ложный аргумент: для всякого тела имеется неко-
торое естественное место, к которому тело стремится.
Явно ложный аргумент используется в рассуждениях сле-
дующих типов, с которыми каждому в жизни нередко при-
ходилось, наверное, встречаться. Человек возмущается, что
после починки у его ботинок стали очень высокими каблуки.
Мастер отвечает: «Что же Вы, предпочитаете совсем без каб-
луков ходить?» Вы упрекаете кого-то, что тот ответил кому-
то довольно грубо. Он возражает: «Что ж по Вашему, я лебе-
зить перед ним должен?» Ошибку такого рода можно оха-
рактеризовать как из крайности — в крайность
484
иногда ее называют «дамский аргумент». В этих рассуждени-
ях, по существу, используются ложные дизъюнкции вида А
или В, где А и В — противоположности (крайности), между
которыми есть промежуточные возможности, а рассуждаю-
щий склонен считать, что таковых нет.
Бывает так, что какой-то человек высказал о другом поло-
жительное мнение, имея в виду, положим, его нравственные
качества, в другом случае — отрицательное по поводу его
профессиональных способностей. Человеку, обвиняя его в
непоследовательности, ставят вопрос: «Когда же Вы сказали
правду?», умышленно или неумышленно подразумевая лож-
ную (строгую) дизъюнкцию: либо одно верно, либо другое,
улавливая лишь то, что одно высказывание характеризует
человека положительно, а другое — отрицательно, и как
таковые эти характеристики, конечно, несовместимы между
собой.
К числу ошибок, связанных с ложными аргументами, от-
носится также ошибка, которую характеризуют как употреб-
ление аргумента, который доказывает
слишком много. Это случай, когда ложность аргумента
сама по себе не очевидна, но обнаруживается, что, применяя
этот аргумент, можно доказать не только выдвигаемый те-
зис, но и нечто явно ложное. Например, во время дискуссий
о необходимости запрещения пропаганды войны некоторые
их участники выдвигали тезис о том, что нельзя запрещать
пропаганду войны, поскольку это означало бы ограничение
демократического принципа свободы слова. Иные по поводу
этого аргумента возражали так: «При таком понимании сво-
боды слова, которое здесь имеется в виду, не следовало бы
запрещать также и призывы к убийствам тех или иных
людей, к совершению террористических актов, диверсий
и т. п.». Однако такого рода запреты имеются даже в самых
демократических государствах. Это указывает на то, что вы-
двигаемый аргумент при соответствующем — подразумевае-
мом — понимании свободы слова (как абсолютной свободы)
является явно ложным.
Явно несостоятельными являются доказательства, в кото-
рых, кроме обоснования самого тезиса, содержится обосно-
вание какого-либо из аргументов и в этом последнем исполь-
зуется сам тезис. Эта ошибка носит название круг в
доказательстве. Например, ученик утверждает, что
485
число 106 является натуральным (тезис). Аргументы: «Оно
является членом натурального ряда, а всякий член натураль-
ного ряда есть натуральное число». Но на вопрос о том, от-
куда видно, что оно является членом натурального ряда, сле-
дует ответ; «Это ясно из того, что число это является нату-
ральным!» Иначе ошибку этого типа характеризуют иногда
так: То же через то же.
Другая ошибка, связанная с нарушением правила авто-
номности обоснования аргументов называется предвос-
хищение тезиса — petitio principii (буквально: пред-
восхищение основания). Она состоит в том, что в
качестве аргумента в доказательстве используется утвержде-
ние, обоснование которого неявно предполагает уже истин-
ность тезиса. Когда использование тезиса для обоснования
такого аргумента выявляется, то есть становится явным, то
возникает «круг в доказательстве». Такой аргумент представ-
ляет собой либо некоторую замаскированную переформули-
ровку тезиса, либо, будучи сложным высказыванием, содер-
жит тезис в качестве своей составной (конъюнктивной) час-
ти. Так, некоторые философы, например, доказывали, что
мир имел начало во времени, аргументируя («от противно-
го») так: «Если бы мир не имел начала во времени, то это
означало бы, что к настоящему времени была бы отсчитана
бесконечность. Но бесконечность нельзя отсчитать. Следова-
тельно, мир имел начало во времени». В аргументе «В случае
бесконечности мира во времени была бы отсчитана беско-
нечность» содержится как раз утверждение о том, что мир
имел начало во времени. Ибо само понятие «отсчитано» ука-
зывает на то, что имеется начало и конец отсчета. Очевидно,
что в таких случаях, как и в случае «круга в доказательстве»
имеется ошибка необоснованный аргумент.
В приведенном выше рассуждении, в конечном счете, выделяет-
ся аргумент «Если мир не имеет начала во времени, то он имеет
его». По одному из законов логики из этого высказывания следует,
что мир имеет начало во времени». Этот закон — закон Дунса
Скотта — логическое утверждение вида (-IADAJ^A, истинное
для любого высказывания А. Ему соответствует правило вывода
{-,Az>A) N А. Симметрично ему имеем также в качестве закона вы-
ражение вида (А э -1 А) з -IА и правило (A r> -t A) N -. А. Эти формы
вывода нередко используются в практике рассуждений.
486
• Примеры
1. Из области теологических споров. Все теологи утвер-
ждают, что Бог всемогущ. Если Бог всемогущ, то Он может
создать камень, который не может поднять. Но если он не мо-
жет сделать что-то, то Он не всемогущ. Значит, если Бог все-
могущ, то Он не всемогущ. Следовательно, Он не всемогущ.
Заключение было бы истинным при истинности исполь-
зуемых аргументов. Однако, поскольку существование Бога
недоказано, то утверждения о нем (как раньше уже подчер-
кивалось относительно утверждений такого рода) не имеют
реального содержания, то есть не имеют смысла в строгом
смысле этого слова (см. §6). Тем же людям, кто верит в су-
ществование Бога, необходимо, очевидно, уточнить, что зна-
чит его Всемогущество.
2. Из логической практики. Еще со времен Древней Гре-
ции известен так называемый парадокс «Лжец»: один критя-
нин заявил, что все жители острова Крит — лжецы (в том
смысле, что всегда говорят ложь). Если он сказал правду (то
есть действительно, все критяне — лжецы), тогда и он лжец
и, следовательно, сказал неправду (то есть неверно, что ска-
зал правду). Таким образом, оказывается, что если упомяну-
тый человек сказал правду, то он сказал неправду. Отсюда
следует, что он сказал неправду (конечно, если истинно, что
он вообще говорил то, что ему приписывается).
А. Эйнштейн в книге «Сущность теории относительно-
сти» (1955 г.) замечает: «Уязвимым местом принципа инер-
ции было то обстоятельство, что он содержал логический
круг: масса движется без ускорения, если она достаточно
удалена от других тел; но мы знаем о ее достаточной удален-
ности от других тел только по ее движению без ускорения».
Точнее надо было бы сказать, что здесь содержится
ошибка petitio principii и то лишь при определении, — кото-
рое имеет в виду А. Эйнштейн, — высказывания «масса
(тела) находится на достаточно большом расстоянии от дру-
гих тел», если и только если (по определению) «она не испы-
тывает гравитационного воздействия от этих тел». Однако
возможно и другое определение, согласно которому «тело
находится на достаточно большом расстоянии от других тел,
если, и только если, оно удалено от них на некоторое рассто-
яние п, положим, не менее 100 км». Аргумент «тело находит-
487
ся на достаточно большом расстоянии от других тел» в соче-
тании с тем, что на тело не действует непосредственно ника-
кая сила — вроде двигателя космического корабля — дока-
зывает, что это тело движется без ускорения.
Указанное расстояние можно, очевидно, определить бо-
лее или менее точно, удаляя тело от других тел настолько,
чтобы прекратилось, практически по крайней мере, гравита-
ционное воздействие других тел на него. Кажется, что в та-
ком случае снова возникает ошибка «крута в доказательст-
ве». Однако понятие гравитационного воздействия мы ис-
пользуем здесь для образования некоторого общего понятия,
равнозначного понятию «тело, находящееся на достаточно
большом расстоянии от других тел». Это общее понятие
сформулировано уже в других терминах, хотя и с учетом,
конечно, понятия гравитации, и, применяя его в некотором
конкретном случае для доказательства того, что какое-то
тело движется равномерно, то есть не испытывает гравита-
ционных воздействий от других тел, мы не допускаем уже
указанной ошибки1.
В процессе познания часто встречаются мнимые «круги».
И нужна определенная осторожность, чтобы не принимать
их за действительные. Мы определяем, например, общее по-
нятие скорости, пользуясь понятием путь, а именно, как
путь, пройденный за единицу времени. Однако в конкрет-
ных случаях мы доказываем, что путь, пройденный данным
телом, равен S, используя в качестве аргумента закон меха-
ники S = и • t (для равномерных движений). Здесь нет круга,
если значение скорости v, в этом именно случае, не опреде-
ляется через значение пути S. Между тем рассматриваемая
ситуация еще более похожа на крут, чем в примере Эйн-
штейна, поскольку понятие пути непосредственно использу-
ется в определении общего понятия скорости.
ПРАВИЛО ОТНОСИТЕЛЬНО ФОРМЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
Это правило состоит просто в том, что рассуждение в до-
казательстве должно быть логически правильным: в доказа-
тельстве тезис должен следовать из аргументов. Или — в
1
Здесь применяется один из методов познания, который К. Маркс на-
звал «оборачиванием метода».
488
случае подтверждения — аргументы должны подтверждать
тезис, то есть повышать степень вероятности его истинно-
сти.
Когда в доказательстве тезис не следует из аргументов,
ошибка так и называется не следует — non sekietur.
В случае же, если аргументы не повышают степень вероят-
ности истинности тезиса — в процессе подтверждения, —
ошибку можно назвать по аналогии с предыдущей н е
подтверждает.
ПРИМЕРЫ ОШИБКИ «НЕ СЛЕДУЕТ»
1. Адвокат пытается доказать, что подсудимый не совер-
шал вменяемое ему преступление, рассуждая так: «Если бы
обвиняемый был богат, то этот автомобиль он купил бы.
Если ж обвиняемый был бы бесчестен, то он украл бы его.
Однако обвиняемый не богат и уж ни в коем случае его не-
льзя отнести к бесчестным. Следовательно, обвиняемый не
покупал и не крал этого злополучного автомобиля».
Установите, какая форма вывода использована и в чем
состоит логическая ошибка?
2. Некто утверждает, что Иванов не слесарь, поскольку
известно, что он токарь, а токарь не есть слесарь. В данном
случае также имеем ошибку «не следует»: из того, что Ива-
нов токарь, а профессия слесаря отличается от профессии
токаря, не следует, что Иванов не может иметь эту послед-
нюю. Видимость следования имеет здесь место из-за смеше-
ния понятий «человек, обладающий некоторой профессией»
(конкретное понятие) и «профессия некоторого человека»
(абстрактное понятие). В результате подмены напрашивается
ложный аргумент: «Тот, кто обладает профессией токаря, не
обладает профессией слесаря».
3. Читатель сам, вероятно, поймет теперь, в силу чего
имеет место ошибка «не следует» в аргументации: «Древние
греки внесли большой вклад в развитие философии. Спар-
танцы — древние греки, следовательно, они внесли большой
вклад в развитие философии».
Вспомните о различии между общим понятием и единич-
ным именем, обозначающим его объем, рассматриваемый
как самостоятельный объект мысли (см. § 6).
489
Наконец, распространенной в аргументации является
ошибка аргумент к человеку («довод о челове-
ке» — argumentum ad hominem). Ее относят часто к числу
ошибок, связанных с аргументами, а иногда связывают с те-
зисом. Она действительно некоторым образом связана и с
аргументами, и с тезисом, но, по существу, это, скорее,
ошибка, относящаяся к форме (демонстрации) доказатель-
ства. Она возникает в особых случаях, когда тезис связан
тем или иным образом с каким-то лицом, и состоит в том,
что в качестве аргументов используются те или иные харак-
теристики этого лица, от которых зависит доверие или
недоверие к тезису, но вывод при этом делается об ис-
тинности или неистинности тезиса.
Например, при доказательстве виновности или невинов-
ности человека выдвигается в качестве аргумента то, что он
является честным, добропорядочным или, наоборот, лжив,
имеет преступные наклонности и т.п. Сами по себе эти аргу-
менты, возможно, истинны (поэтому нет ошибки, связанной
с аргументами), но из них не следует то, что требует-
ся доказать. Правда, если истинность таких аргументов вы-
дают за доказанность тезиса, тогда возникает ошибка подме-
ны тезиса.
Истинность или ложность некоторого утверждения, вы-
сказанного каким-то ученым, пытаются иногда обосновать
ссылкой на его авторитет, компетентность, научную добро-
совестность... Однако истинность или ложность суждений в
силу самих определений этих понятий (см. § 1) не зависит ни
от каких качеств тех, кто высказывает эти суждения. Авто-
ритет лица, которому принадлежит некоторое утверждение,
может порождать доверие к этому утверждению и даже без-
условную веру в его истинность. Но вера, доверие — это
психологические понятия, тогда как истина, ложь, доказан-
ность, опровергнутость, обоснованность вообще — это поня-
тия логики и эпистемологии.
Есть примеры неверной аргументации, ошибочность ко-
торых связана одновременно и с аргументами и с формой
доказательства таким образом, что трудно выделить конкрет-
но, к какой именно части аргументации относится ошибка.
В таких случаях полезно использовать некоторые приемы
опровержения без этой конкретизации и детализации — мы
просто можем установить неправильность рассуждения. Об
490
одном из таких приемов мы уже упоминали — это опровер-
жение с использованием аналогии рассуждений (см. §39).
Положим, кто-то обосновывает тезис, что язык, наряду с
формами мысли и рассуждений, также является предметом
изучения логики, поскольку изучаемые ею формы и приемы
мышления выражаются в языке. По аналогии этому рассуж-
дению мы можем противопоставить такое: «Для историков,
которые изучают документы периода существования СССР,
предметом изучения является и язык, поскольку изучаемые
документы зафиксированы в языке».
Неправильность этого рассуждения очевидна. Мы видели
выше, что логика действительно изучает язык, но с опреде-
ленной точки зрения — как средство познания. И отнюдь не
в силу того, что формы и законы, которые она изучает, фик-
сируются в языке. Таким образом, мы здесь критикуем не
тезис предполагаемого автора, а способ его обоснования.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: