Вопрос и гипотеза как формы познания. Их методологическое значение

Время: 25-02-2013, 12:14 Просмотров: 1187 Автор: antonin
    
Вопрос и гипотеза как формы познания.
Их методологическое значение
ВОПРОС
Как мы надеемся, читатель имеет уже определенное пред-
ставление о процессе познания и некоторых методах его
осуществления в науке. Результатами познания являются те
или иные формы знания, и ясно, конечно, что для осуще-
ствления процесса познания существенной является задача
оформления и фиксации этих результатов. Но не менее важ-
но в этом процессе уметь фиксировать и то, что является
еще неизвестным и требует выяснения. Формами, в которых
мы фиксируем знание того, что мы еще не знаем, что подле-
жит выяснению, являются как раз вопросы. Для понимания
структуры вопроса подчеркнем: выделение того, что нам не-
известно, осуществляется всегда в рамках чего-то известно-
го, познанного. Например, нам известно, что тела состоят из
молекул, и в рамках этого знания могут теперь возникать во-
просы: что представляют собой сами молекулы, какова их
величина, сколько молекул находится в некоторой единице
объема вещества, связаны ли они между собой в телах или
свободно двигаются и т. д, и т. п.
• Вопрос, как форма познания, есть способ выделения неизвест-
ного, подлежащего познанию, в рамках чего-то известного.
Отсюда ясна и методологическая роль вопроса. Он опре-
деляет цель дальнейшего научного исследования, а тем са-
мым и направление научного поиска. Мы говорили раньше,
что мышление — это активный и целенаправленный процесс
и такой характер его обусловлен именно тем, что он начина-
ется всегда с некоторого вопроса (конечно, речь идет о по-
знавательных процессах мышления, а не о стихийном, не о
самопроизвольном брожении мыслей).
Едва ли надо говорить, какую роль играют вопросы в
процессах коммуникации людей. С вопросов обычно начи-
нается знакомство людей, посредством вопросов люди узна-
ют друг друга и т. д.
Знаковой формой вопроса в естественном языке является
вопросительное предложение. Оно, наряду с побудительным
предложением, представляет собой фактически одну из се-
456
мантических категорий языковых выражений, то есть являет-
ся знаком определенного типа. Однако, как отмечалось
(см. § 6), до сих пор в логике как и в науке о знаках вообще —
семиотике — не выяснено, каково предметное значение, а
также и смысл выражений этого типа.
В логике существует определение вопроса как запроса
некоторой информации. Иначе говоря, вопрос трактуется
как побудительное предложение: «Представьте, пожалуйста,
такую-то и такую-то информацию!» Однако из указанной
роли вопроса в познании ясно, что ученый прежде всего ста-
вит вопросы перед самим собой... Но едва ли он обращается
с запросом о предоставлении ему информации к самому
себе... Как кажется, можно в какой-то мере трактовать толь-
ко что упомянутым образом вопросы, возникающие в про-
цессе коммуникации людей, в частности, в процессах анке-
тирования, экзаменов. Однако и в таких случаях в вопросе
всегда выявляется то, что человек находит нужным выяс-
нить. А экзамен к тому же — при определенной его органи-
зации — представляет собой некоторую имитацию познава-
тельного процесса. Ясна, например, желательность того, что-
бы экзаменующийся не просто помнил бы ответы на вопро-
сы, но и представлял бы себе процедуру и аргументацию, ко-
торые приводят в науке к этим ответам. Известно, что спо-
собные люди, например в математике, стремятся не запом-
нить готовые результаты, а воспроизводить их, когда это
нужно.
Имеются четыре основных вида вопросов,
которые, как может показаться, имеют довольно странные
названия:
Ли-вопросы;
Какой (кто, какие)-вопросы;
Сколько-вопросы;
Что (как, почему)-вопросы.
Ли-вопросы таковы, например: «Является ли чугун
металлом?», «Все ли теплокровные позвоночные?», «Суще-
ствуют ли кислоты, не содержащие кислорода?», «Многие ли
водные животные являются холоднокровными?» Это вопро-
сы, ответами которых могут служить просто «да» или «нет»,
или в сочетании с высказываниями, которые представляют
знание того, что не было известно: «Нет, чугун не является
металлом», «Да, все теплокровные животные являются поз-
воночными».
457
Однако нетрудно заметить, что такие вопросы, как «Ка-
кая кислота не содержит кислорода?», «Какие водные жи-
вотные являются теплокровными?» относятся явно к друго1
му типу. Это — как раз вопросы типа «К а к о й
(кто, какие)?» В качестве ответов на них мы должны,
очевидно, назвать неизвестный предмет, ряд предметов или
видов некоторого класса: «Соляная кислота», «Киты и дель-
фины».
Сколько-вопросы употребляются, когда нас инте-
ресуют количественные характеристики тех или иных явле-
ний. «Сколько имеется простых чисел между 2 и 11?», «Ка-
кова длина земного экватора?» (здесь может подразумевать-
ся сколько километров или метров составляет эта длина?).
Что-вопросы выражают незнание того, что пред-
ставляет собой некоторое явление, какова причина некото-
рого события или что обозначает некоторое слово (напри-
мер, «Что обозначает слово «дескрипция»?). Поскольку явле-
ние обычно многосторонне, то и вопрос может разбиваться
на некоторые подвопросы, выдающие аспекты явления: по-
чему-вопрос (какова причина явления) или, когда под-
разумевается какая-то связь с практикой, — для чего-
вопрос (какова цель действия); как-вопрос (в чем
суть явления, например, молнии, закипания воды и т. п., ка-
ков механизм его возникновения). При таком разбиении во-
прос становится сложным, то есть представляет собой неко-
торую совокупность подвопросов.
Специфика что-вопросов состоит в том, что ответами на
них являются объяснения каких-то явлений. И здесь имеются
две возможности: 1) когда ответом является реальное опре-
деление предмета: что представляет собой теплота, темпера-
тура? Что представляет собой предикат как функция? (како-
ва специфика его как функции?); 2) вторая возможность,
когда ответ — это объясняющая теория и естественно, что
такой ответ не может быть выражен в отдельном суждении
и без привлечения определенных понятий. Иначе говоря, от-
вет на такой вопрос — это именно какая-то теория. Таковы-
ми являются как раз теория происхождения Солнечной сис-
темы, теория строения атомного ядра и т. п.; они именно яв-
ляются ответами на вопросы: как произошла Солнечная сис-
тема, почему в ней имеют место те или иные особенности,
например вращение всех планет вокруг Солнца, при этом в
одной плоскости, вращение их вокруг своих осей? и т. д.
458
То известное, то есть имеющееся знание, в рамках кото-
рого выделяется подлежащее выяснению, называется
предпосылкой вопроса.
Наиболее простой характер имеют предпосылки ли-во-
просов. Для вопроса вида «Верно ли А?» (имеет ли место си-
туация А?) предпосылкой является высказывание вида «Л
или неверно, что Л». Например, предпосылка вопроса: «Все
ли водные животные являются холоднокровными?» есть
подразумеваемое высказывание «Все водные животные яв-
ляются холоднокровными или не все они таковы». По-види-
мому, высказывания указанного вида {А или неверно, что Л)
представляют собой частные случаи закона исключенного
третьего лишь для правильно сформулированных высказыва-
ний. А к числу неправильно сформулированных, как уже
раньше подчеркивалось, относятся, в частности, высказыва-
ния субъектно-предикатного типа, в которых предикатор
применяется к предметам, не относящимся к области его оп-
ределения, вроде, «Все четные числа разумны», «Цицерон
есть простое число» и т. п.
Для приведенных выше вопросов других типов «Какая
кислота не содержит кислорода?», «Какие водные животные
являются теплокровными?» предпосылками являются зна-
ния, высказывания: «Есть такие кислоты, которые не содер-
жат кислород», «Среди водных животных имеются теплок-
ровные». Вопрос «Будешь ли ты сегодня вечером дома?»
имеет в качестве предпосылки сложное высказывание или
совокупность высказываний: «У данного человека есть дом
и, по крайней мере, иногда, но не всегда, он бывает по вече-
рам дома».
Критерий правильности постановки вопросов. Вопрос
может быть поставлен правильно или неправильно прежде
всего в зависимости от того, истинны или неистинны его
предпосылки.
Ясно, что вопросы «Кто зажигает звезды?», «Кто изобрел
иррациональные числа?» «Какие простые числа являются тя-
желыми?» явно неправильны как раз в силу того, что звезды
никто не зажигает, то есть неверна предпосылка, что звезды
кто-то зажигает; иррациональные числа никто не изобрел
(не путать изобретение с открытием!); что касается третьего
вопроса, то его предпосылка «имеются тяжелые простые
числа» не только не истинна, но и бессмысленна.
459
Правда, кажется, что некоторые вопросы не имеют пред-
посылок. Например: «Знаете ли Вы этого человека?» (подра-
зумевается, что имеется указание на определенного челове-
ка). Тогда напрашивается вывод — если правильность или
неправильность вопроса связывать только с истинностью
или неистинностью предпосылок, как это обычно и делает-
ся, — что подобные вопросы нельзя оценивать ни как пра-
вильные, ни как неправильные. Однако только что приведен-
ный вопрос неправилен потому, что неясно, каковым должен
быть ответ на него, знать можно фамилию человека, профес-
сию, его физические и нравственные качества и т. д. Он не
имеет предпосылки как раз в силу именно того, что неясно,
что подлежит выяснению согласно этому вопросу. Конечно,
тот, кто ставит такой вопрос, должен был конкретизировать
его, то есть уточнить, какие сведения об этом человеке его
интересуют. Тот же, кому был адресован вопрос, мог фор-
мально ответить «знаю» или «не знаю», но в этих ответах, по
существу, нет никаких сообщений. Однако предъявить пре-
тензии к нему по этому поводу было бы явно несправедливо:
вина за это лежит на задающем вопрос. Кстати, известны
недоразумения, случающиеся на экзаменах в силу как раз
того, что неясный характер имеют обращенные к экзаменуе-
мому вопросы.
Вообще, второй причиной неправильно поставленных во-
просов может быть неясность в их формулировках. Неяс-
ность может быть и с грамматической (синтаксической) точ-
ки зрения, и с точки зрения смысла, и т. д. Но основное —
неясен характер ожидаемого ответа.
Бывает в жизни и так, что из-за неясности поставленных
вопросов лица терпят большие неприятности, как в извест-
ном анекдоте:
— Бабка, тебе дрова нужны? — обращаются к пожилой
женщине молодые люди.
— Нет, сынки мои родимые, не нужны! — отвечает рас-
троганная старушка.
На утро женщина обнаруживает, что с ее двора исчез
весь запас дров...
Здесь, конечно, шутка, но логической ошибке, которая в
ней обыгрывается, могут быть подвержены и вопросы, зада-
ваемые вполне серьезно. Она состоит в двусмысленности во-
проса и зависит от того, какие подразумеваются предпосылки:
460
1) Один смысл подразумевает предпосылку — «У Вас на
дворе лежат дрова», а вопрос имеет смысл: «Нужны ли они
Вам?»
2) Второй смысл. Предпосылка — «У Вас нет в запасе
дров». Вопрос: «Нужно ли Вам привезти дров?»
Из предыдущих разъяснений относительно предпосылок
ли-вопросов последние также, очевидно, не всегда бывают
правильно поставленными. Так, в одном из известных логи-
ке софизмов некоторому человеку N адресуется вопрос «Пе-
рестал ли ты бить своего отца?» Предпосылка здесь «N пере-
стал бить своего отца или не перестал». По-видимому, это —
закон исключенного третьего, и потому ответом, как будто,
должно быть «Перестал» или «Не перестал» (но в том и дру-
гом случае содержится признание N в том, что он бил своего
отца). В действительности же эта предпосылка не является
законом, ибо составляющие ее высказывания сформулиро-
ваны неверно в том случае, если N не относится к числу лю-
дей, бивших своего отца. Ответом на этот вопрос могло бы
быть: «Вопрос поставлен неправильно. Я не бил своего отца
(то есть я не отношусь к области людей, к которым приме-
ним предикатор «перестал бить отца»)».
В заключение заметим, что ответ на правильно постав-
ленный вопрос может быть полным или неполным,
а также ответом по существу или не по суще-
ству (релевантным вопросу или не релевантным ему).
На вопрос «Какие существуют категории языковых выра-
жений?» неполным, конечно, будет ответ «Имена» и даже
«Имена и предложения». Полным ответом будет перечисле-
ние всех или, по крайней мере, основных категорий языко-
вых выражений (см. §6). Хотя отнюдь не всегда в ответ на
вопрос «Какие?» возможно полное перечисление всех случа-
ев, оно может быть практически даже невозможным. В та-
ких случаях корректным является дополнение вопроса
просьбой: «Приведите какие-нибудь примеры» или «Назови-
те то, что знаете» и т. п.
Ответ по существу таков, что он выясняет как раз то, что
подлежит выяснению в формулировке самого вопроса. Ко-
нечно, на вопрос «Какая река является самым большим при-
током Волги?» нерелевантным был бы ответ, что одним из ее
притоков является Ока и тем более то, что Волга не впадает
в Черное море.
461
Само собой разумеется, что ответ на некоторый вопрос
может быть правильным или неправильным в зависимости
от того, истинно или неистинно высказывание, в котором он
выражается. Нетрудно усмотреть из определения вопроса,
что если ответ на вопрос релевантен и правилен (хотя, воз-
можно, даже не полон), то он должен включать информа-
цию, заключенную в предпосылках, то есть предпосылки
должны быть его следствиями.
Началом этого раздела уже был вопрос о предметном
значении и смысле вопросительных предложений как одного
из видов знаков (как одной из семантической категории зна-
ков). Осуществленный здесь анализ вопросительных предло-
жений приводит к заключению, что предметным значением
вопроса является отсутствие некоторой информации в рам-
ках некоторой имеющейся. Может возникнуть, правда, недо-
умение, как отсутствие чего-то может быть предметом мыс-
ли или предметным значением знака. На это, по-видимому,
можно было бы ответить так: отсутствие чего-то вообще не
может быть предметом мысли, но отсутствие чего-то в рам-
ках наличия чего-то может быть таковым. Например, мы мо-
жем рассуждать о яме, колодце, хотя они представляют со-
бой отсутствие земли в определенном месте, но при наличии
ее вокруг. Что касается вопросов, то существенным для их
определения является отсутствие информации именно в рам-
ках какой-то имеющейся. Здесь уместным кажется вспом-
нить слова Гегеля: «Ничто от некоторого нечто есть оп-
ределенное ничто». Вопрос как раз указывает на некото-
рое ничто (отсутствие информации) от некоторого не-
что (в рамках какой-то данной информации). И это «опре-
деленное ничто» может быть предметом некоторой мысли
и, следовательно, предметным значением какого-то знака.
• Упражнения
Проведите анализ следующих вопросов (укажите, к ка-
ким видам они относятся, правильны ли они, каковы их
предпосылки; дайте обоснование ответов):
1) Какие существительные не спрягаются?
2) Какие существительные не изменяются по падежам?
3) Для чего весной вспахивают поля?
462
4) Верно ли, что все студенты понимают то, что они гово-
рят?
5) С какой скоростью движется Солнце в мировом про-
странстве?
6) Все ли корни уравнений являются целочисленными?
7) Кто придумал любовь?
8) Каким образом весна влияет на уравнения третьей сте-
пени?
ГИПОТЕЗА
• Гипотезой называют высказывание или теорию (совокупность
определенных высказываний), представляющих собой некото-
рое предположение, то есть предположительный ответ на не-
который вопрос о существовании, о причинах какого-то явле-
ния и происхождении его и т. п.
Например, предположение — до полета спутника вокруг
Луны — о существовании гор и кратеров на обратной сторо-
не Луны; гипотеза А. И. Опарина о происхождении жизни на
Земле, гипотеза о происхождении Солнечной системы и т. п.
Предположительный характер гипотезы означает, что она
не является не только доказанной, но и не обоснована в та-
кой мере, чтобы считаться практически достоверной. С дру-
гой стороны, научная гипотеза должна быть в той или иной
мере обоснована: она должна быть согласована с имеющи-
мися знаниями, фактами и, будучи выдвинутой для объясне-
ния какого-то явления, она должна объяснять известные его
стороны, характеристики и связи с другими явлениями.
Иметь гипотезы в качестве ответов на вопросы науки
весьма полезно, даже если они мало обоснованы, поскольку
они играют, по существу, ту же методологическую роль как
и сами вопросы, на которые они отвечают. А именно, указы-
вают направление научного поиска; но в отличие от вопроса
гипотеза сужает это направление, конкретизирует его. Это
происходит потому, что возникает возможность выведения
следствий из гипотез, особенно следствий эмпирического ха-
рактера, проверяемых путем наблюдения, эксперимента.
Следствия именно указывают, в каком направлении должно
осуществляться исследование для проверки их правильно-
сти. Они позволяют соответствующим образом организовать
наблюдение, спланировать эксперименты. Таким образом,
463
гипотеза стимулирует и направляет развитие знания. В связи
с чем ее часто и характеризуют как форму развития
знания. При этом подразумевается, очевидно, то, что на-
зывают гипотетико-дедуктивным методом познания. И гипо-
тезы при этом, наряду с дедукцией, являются основными
элементами этого метода (см. §§ 39, 42).
Когда речь идет о разрешении сложных вопросов науки,
возникают различные, так называемые конкурирую-
щие гипотезы, являющиеся различными ответами на
одни и те же вопросы (ряд гипотез о происхождении Со-
лнечной системы, имеются различные гипотезы о происхож-
дении жизни, Вселенной и т.д.). При этом указанные выше
требования согласованности гипотез с известными знаниями
и фактами, способность их объяснять предъявляются к каж-
дой из конкурирующих гипотез. Однако по мере развития
знания какие-то из этих гипотез исключаются, поскольку пе-
рестают — по мере открытия новых фактов и расширения
знания вообще — удовлетворять этим требованиям.
Среди конкурирующих гипотез предпочтение отдается
обычно тем, которые дают более простые объяснения, содер-
жат меньше недоказанных предпосылок, и тем более таким,
которые позволяют предсказывать какие-то новые явления и
их характеристики, то есть если можно так выразиться, об-
ладают большим коэффициентом эвристичности. С логиче-
ской точки зрения это означает, что эти гипотезы более ин-
формативны, дают возможность выведения из них более ши-
рокого круга следствий. И как уже было сказано при харак-
теристике гипотетико-дедуктивного метода развития знания,
гипотезы в процессе развития знания конкретизируются, со-
вершенствуются, и «выживающие» в конкурентной борьбе
становятся все более и более обоснованными.
Подчеркнутая выше направляющая роль гипотез, предва-
рительных решений вопросов вообще, проявляется в том,
что к таким предварительным решениям прибегают не толь-
ко в научном познании, но широко применяют их в юриди-
ческой практике. Подобное предварительное решение во-
проса в оперативно-следственной, судебной практике назы-
вается версией. Иногда, правда, слово «версия» в юриди-
ческой практике употребляют и в смысле «мнение», «точка
зрения» участников юридического процесса (версия защиты
и обвинения, версия истца и ответчика). В этом смысле «вер-
сия» уже не является, конечно, аналогом научной гипотезы.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: