ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЗНАКОВ

Время: 25-02-2013, 11:26 Просмотров: 1179 Автор: antonin
    
ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЗНАКОВ
Основными характеристиками знаков являются предмет-
ное значение, смысл и смысловое содержание.
Предметным значением, как следует из самого
определения знака, является то, представителем чего именно
он является. Это — основная характеристика знака.
Предметным значением знаков, например имен, являют-
ся предметы — в широком смысле этого слова, все, что мо-
жет быть объектом мысли, все, о чем мы можем что-либо ут-
верждать или отрицать. Предметные значения имен называ-
ют иначе десигнатами, а сами имена десигнаторами.
С другой стороны, в качестве таких значений могут вы-
ступать и сами характеристики предметов, по которым пред-
меты мысленно выделяются и наличие или отсутствие кото-
рых у предметов можно утверждать или отрицать. Вообще,
предметные значения знаков многообразны. Иногда даже
трудно установить, каково оно для тех или иных видов зна-
47
ков. Это относится в особенности к таким сложным знакам,
как предложения. Из грамматики мы знаем, что предложе-
ния бывают: повествовательные, вопросительные и побуди-
тельные.
Относительно повествовательных предложений можно
сказать, что они указывают на наличие или отсутствие неко-
торых ситуаций в окружающей действительности. Но слож-
ность состоит в том, что знаками тех же ситуаций могут быть
и отдельные имена. Сравним, например, выражения: «Волга
впадает в Каспийское море» (высказывание как знак — по-
вествовательное предложение) и «впадение Волги в Каспий-
ское море» (имя определенной ситуации). Все дело в том, что
сами отношения знаков к тому, что они обозначают, могут
быть различными (о чем речь пойдет ниже). Сейчас нам важ-
но лишь подчеркнуть наличие у каждого знака того, что он
обозначает, на что он указывает в процессе нашего мышле-
ния или общения людей. В дальнейшем будут рассмотрены
различные типы этих значений в зависимости от типов самих
выражений языка (см. гл. II, § 6).
Смысл знака — это такая характеристика обозна-
чаемого им объекта, которая позволяет однозначно мыслен-
но выделить этот объект из множества других объектов.
Точнее говоря, это есть некоторая совокупность признаков,
такое описание предмета, ситуации, вообще того, что состав-
ляет предметное значение знака, является отличительным
для этого объекта. Иначе — это связанная со знаком инфор-
мация о предмете, которая достаточна именно для мысленно-
го выделения этого предмета. Смыслу слова «Луна» — в
обычном его употреблении — соответствует такая ее (Луны)
характеристика: «естественный спутник Земли». Для слова
«глагол» это — «слово, обозначающее действие». Для «тре-
угольника» это — «плоская, замкнутая, ограниченная тремя
сторонами геометрическая фигура».
Отметим, что для одного и того же предмета или класса
предметов возможны различные выделяющие характеристи-
ки. Это значит, что два различных выражения могут иметь
различные смыслы, но одно и то же предметное значение,
например: «равноугольный треугольник» и «равносторонний
треугольник»; «Столица России» и «самый большой город
России».
Знаки с одним и тем же предметным значением называ-
ют равнозначными, иногда синонимами.
48
Смыслы представляют определенные формы мысли. Для
имен это — понятия, для повествовательный предложений —
суждения, которые, утверждая или отрицая наличие некото-
рых ситуаций познаваемой действительности содержат в то
же время и описание этих ситуаций. Таким образом, смысл,
позволяя выделять предметы, связывает знак с объектом. Он
является посредствующим звеном между знаком и обозначае-
мым им объектом.
Учитывая эту роль смысла знака для выделения обознача-
емого им объекта, говорят, что предметное значение знака
есть функция его смысла. Однако это не совсем точно. Как
мы дальше увидим, знак может связываться с обозначаемым
им объектом не только с помощью смыслов.
Смыслы знаков могут быть собственными и приданными.
Смысл знака называется собственным, если характе-
ристика обозначаемого им объекта выражена в самой струк-
туре знака.
Смысл знака называется приданным, если эта харак-
теристика принята по соглашению (или стихийно) в некото-
ром сообществе. Так выражение «город, являющийся столи-
цей России» имеет собственный смысл (при условии, конеч-
но, если известно, что обозначают слова «город», «столица»,
«Россия»). Но «Луна», «Земля», «Москва», «ромб» не имеют
собственного смысла. Хотя в русском языка, как известно,
они имеют приданный смысл. Но поскольку слово «Москва»
употребляется для обозначения нескольких городов в мире
(и не только городов), то для обеспечения точности относи-
тельно его употребления в том или ином контексте, мы мо-
жем пояснить, например, что имеется в виду «столица Рос-
сии». Ассоциировав это выражение со словом «Москва», мы
тем самым придали последнему определенный смысл. В ре-
зультате «Москва» стала именем определенного города. При-
данный ему смысл выражается в данном случае также в
форме имени, но описательного. Для «Луны» приданным яв-
ляется указанный выше смысл этого слова, выражаемый
описательным именем — «естественный спутник Земли».
Едва ли можно удачно употреблять в качестве знаков сло-
ва «ромб», «дифракция», «интерференция» и тем более, на-
пример, «искривленное пространство» без придания им опре-
деленного смысла. Для слова «ромб» таковым является слово-
сочетание (описательное общее имя): «плоская геометриче-
ская фигура, ограниченная четырьмя равными сторонами».
49
Придание смысла некоторому языковому выражению яв-
ляется важным логическим способом введения новых терми-
нов — знаков — в язык и уточнения предметных значений
уже имеющихся в нем знаков. Эта процедура осуществляет-
ся посредством специальной логической операции — опре-
деления (или дефиниции). Ее анализу посвящен отдельный
раздел данного учебника (см. гл. VII).
Смысловое содержание — третья основная
характеристика знака — некая совокупность знаний. Важно
иметь в виду, что наряду со словами, имеющими собствен-
ный или приданный смысл, в любом языке есть слова (зна-
ки), не имеющие никакого определенного ни собственного,
ни приданного смысла.
Примерами словесных знаков русского языка, не имею-
щих, по крайней мере до настоящею времени, ни собственно-
го, ни приданного смысла, могут служить такие фундамен-
тальные термины теорий как «множество» (для теории мно-
жеств), «предложение» (в лингвистике), «болезнь», «игра»
и др. Ученым-медикам до сих пор не удается найти такую со-
вокупность характеристик болезни, которая бы отличала бо-
лезнь от тех или иных анатомических или функциональных
отклонений организма человека от нормы, которые врачи не
склонны называть болезнью. Не удается также пока найти от-
вет на вопрос, что такое игра (то есть не удается определить
этот термин). Не имеют определенного смысла так называе-
мые неопределимые понятия теорий — «точка», «прямая»,
«плоскость» в геометрии. И, конечно, едва ли мы можем отве-
тить на вопрос, что мы имеем в виду, когда упоминаем о сво-
их ощущениях и впечатлениях — «кислое», «сладкое», «вкус-
ный», «приятный» и т. п. Однако «не иметь смысла» для знака
вовсе не означает «быть бессмысленным».
В подобных случаях связь знака с объектом возникает
стихийным образом в процессе формирования языка при
общении людей, и прежде всего, в совместной трудовой дея-
тельности. Здесь играют роль, очевидно, зрительные и иные
чувственные представления о предметах, а также рефлексы,
возникающие в тех или иных ситуациях.
Учитывая сказанное, способ установления связи знака с
обозначаемым объектом без посредствующих звеньев, како-
вым является смысл, можно было бы назвать чувственно-
рефлекторным, в отличие от упоминавшегося выше способа
связи через посредство смысла, который назовем логическим.
50
Однако при этом необходимо учитывать, что в установле-
нии связей «чувственно-рефлекторного» типа всегда играет
определенную роль наличие у каждого человека некоторой
совокупности знаний о соответствующих объектах, знаний
некоторых характеристик этих объектов — хотя бы тех, кото-
рые выявляются при непосредственном восприятии предме-
та. Так, положим, что некто в первый раз слышит слово «туч-
ный» в применении к какому-то человеку. Ясно, что у него
сразу может возникнуть понимание того, что с данным сло-
вом «тучный» связаны такие характеристики человека, как
полнота, большие габариты. Про «множество» в математике
мы знаем, что оно бывает единичным, конечным, бесконеч-
ным и даже пустым. «Точку» в геометрии характеризуют как
то, что не имеет никаких размеров, и т. д. В дальнейшем от-
дельные характеристики превращаются в более или менее
широкую совокупность знаний о предмете. Эту совокупность
знаний мы называем смысловым содержанием знака.
В отличие от смыслов, представляющих собой, как мы
видели, определенные формы мысли, общие для всех людей,
и при этом различные для различных типов знаков, указан-
ная совокупность знаний не имеет никакой определенной
логической структуры и является сугубо индивидуальной для
каждого человека. Однако она выполняет роль, в определен-
ной степени подобную той, которую играет смысл. Есте-
ственно поэтому выделить понятие об этой совокупности
как одну из характеристик знаков.
Однако, отличая смысловое содержание от смысла, надо
учитывать также, что смысловое содержание может вклю-
чать и смысл. Более того, к формулировке смысла мы прихо-
дим, имея уже определенное смысловое содержание знака.
Отношение между понятиями «смысл» и «смысловое содер-
жание» знака таково, что смысл есть вид смыслового содер-
жания. Но обратное неверно. Смысловое содержание, кото-
рое не является смыслом, естественно охарактеризовать как
«неоформленное», не имеющее определенной логической
структуры, никак не систематизированное.
Заметим, что в логике наряду с определением, суть которого,
как мы сказали, состоит в приписывании смысла некоторому знаку
языка, а тем самым и в мысленном выделении объекта и установ-
лении связи знака с этим объектом, существуют так называемые
51
приемы, «сходные с определением». Они отличаются от определе-
ния как раз тем, что посредством этих действий знаку приписыва-
ется некоторое смысловое содержание. Кстати, понятие смыслово-
го содержания окажется существенным для разрешения некото-
рых трудностей, связанных с употреблением знаков, — так назы-
ваемых парадоксов замены равных.
Возвращаясь к вопросу о многообразии предметных значений
знаков, обратим внимание на то, что в качестве таковых могут вы-
ступать и воображаемые предметы. В научный обиход вводятся
часто объекты, на основе лишь предположений об их реальном су-
ществовании. В этом проявляется активность нашего познания.
Нередко, однако, даже самые, казалось бы, надежные предположе-
ния о существовании некоторых объектов оказываются ошибоч-
ными. Так появляются знаки-фикции: «теплород», «флогистон»,
«мировой эфир», а в повседневном обиходе — «русалки», «лешие»,
«ведьмы», «домовые». Однако эти знаки являются фиктивными —
лишенными предметных значений — лишь тогда, когда претенду-
ют на обозначение реально существующих предметов (когда упо-
требляются в контексте описания реальной действительности). Но
неправильно их характеризовать как фикции, когда они применя-
ются для обозначения предметов, которые фигурировали в теории
на определенных этапах, и существование которых не подтверди-
лось, а также для обозначения объектов воображаемых миров: ска-
зок, легенд, романов...
Вместе с тем явно не лишены предметных значений такие зна-
ки, которые хотя и обозначают нечто, не существующее в действи-
тельности, но используются в научном обиходе для определенных
целей, такие, как «абсолютно упругая жидкость», «меридиан», «не-
бесная сфера», «числа», «бесконечное множество» (см. § 12). Речь
идет о так называемых идеализированных, абстрактных и идеаль-
ных объектах теорий.
Вообще, говоря о наличии — существовании — или от-
сутствии — несуществовании — предметного значения у не-
которого знака, мы имеем в виду существование или несу-
ществование в том или ином универсуме рассуждения. Та-
кой универсум рассуждения (или область рассмотрения)
всегда более или менее четко определены в каждой теории.
И конечно, в повседневной жизни мы обычно без труда оп-
ределяем (хотя бы по ситуации) идет ли речь о реально су-
ществующих в той или иной области действительности или
воображаемых предметах.
В современной логике различные универсумы рассужде-
ния характеризуют как предметные области различных воз-
можных миров.
52
Естественно, могут возникать вопросы, имеют ли предметные
значения такие знаки — слова языка, как «Платон», «Аристотель»,
«Александр Македонский», «Вавилон» и др. — вообще, имена ког-
да-то существовавших, но к настоящему времени исчезнувших
предметов? В связи с этим также можно усомниться, имеют ли ре-
альное содержание такие высказывания, как «Аристотель — осно-
воположник логики», «Аристотель — учитель Александра Маке-
донского»? Обычно эти вопросы решаются положительно; интуи-
тивно мы склонны считать такие высказывания исторического ха-
рактера истинными.
Однако возникает теоретический вопрос, в каком смысле их
можно считать истинными? Можно ли сказать, что ситуации, кото-
рые в них утверждаются, существуют в действительности, если
они когда-то существовали, а теперь исчезли?
Очевидно, что употребляя слово «действительность» (реальная
действительность), мы фактически всегда имеем в виду некоторый
временной фрагмент, срез, период, а иногда даже пространствен-
но-временной фрагмент реального мира. Эти фрагменты рассмат-
риваются зачастую как самостоятельные миры из множества воз-
можных миров вообще. Это нередко выражается и явным образом,
когда говорят: «Древний мир», «Мир Нового времени» и т.д. Тогда
про указанные термины можно сказать, что они имеют предметное
значение в таких-то и таких-то временных фрагментах действи-
тельности. Подобным же образом обстоит дело и с высказывания-
ми, в которых они употребляются.
Упомянутые высказывания истинны в действительности IV ве-
ка до н. э. в мире Древней Греции. Высказывание «Земля вращает-
ся вокруг Солнца» безусловно истинно по отношению к современ-
ной действительности. Но по отношению, например, к действи-
тельности 8—10-миллиарднолетней давности не является истин-
ным.
Обычно опуская временные параметры, мы чаще всего имеем в
виду современную действительность. Не различая временных сре-
зов действительности и говоря о «действительности вообще», мы
можем прийти к противоречию: «Земля вращается вокруг Солнца»
и «Неверно, что Земля вращается вокруг Солнца» — оба высказы-
вания были бы истинными по отношению к этой «действительно-
сти вообще».
Рассматривая выше понятия смысла, мы имели в виду прямой,
или, иначе говоря, лексической смысл слов и словосочетаний, в от-
личие, например, от косвенного, или так называемого переносного
(«белое золото», «черное золото» для характеристики соответ-
ственно хлопка и нефти, «успешно поднимается по служебной
лестнице», «летит на крыльях любви» и подобные метафорические
выражения, указывающие лишь на определенное сходство одних
53
предметов, процессов, явлений с другими). Прямой смысл надо от-
личать также от так называемого буквального или этимологическо-
го смысла («география» буквально означает описание Земли,
«врать» буквально означает «говорить», «разговаривать» и т. д.).
Что касается прямого смысла, то надо сделать некоторые уточ-
нения и оговорки относительно его роли в осуществлении связи
знака с обозначаемым им объектом. Возможны такие ситуации,
когда, зная смысл некоторого слова, мы можем, «встретив пред-
мет», «не узнать» в нем того, что обозначает данное слово. Напри-
мер, «Президент Франции» — это словесный знак с определенным
смыслом. Однако при встрече с человеком, являющимся президен-
том Франции, мы можем не узнать в нем главу французского госу-
дарства. Дело в том, что мы не всегда можем обнаружить в пред-
мете те признаки, на которые указывает смысл слова.
Из этого следует практический вывод, относящийся к процес-
сам обучения, — разъясняя смысл употребляемых научных терми-
нов, преподаватель должен заботиться о том, чтобы признаки
были доступны учащимся для их обнаружения в предметах, с кото-
рыми они должны иметь дело. В этом отношении едва ли удачным
является, например, разъяснение того, что представляют собой
подлежащие изучению в разделе «Молекулярная физика» макроте-
ла, когда они характеризуются как «большие тела, состоящие из
огромного числа молекул».
Неясно, относится ли тело, состоящее, например, из 10 моле-
кул, к макротелам? Являются ли 10 молекул огромным числом мо-
лекул? Обычно для выяснения предметного значения знака по-
средством приписывания ему смысла указывают примеры таких
объектов.
С другой стороны, опять-таки зная смысл некоторого термина,
мы можем не знать обозначаемых им конкретных предметов.
В этом случае говорят, что человек знает, что представляет собой
предмет, но не знаком с ним. Известен исторический пример.
В. Шекспира однозначно характеризуют такие выражения, как «ав-
тор трагедии «Ромео и Джульетта», и тем более «великий англий-
ский писатель XVII века, написавший трагедию «Гамлет». Однако
среди ученых-литературоведов до сих пор продолжаются споры о
том, кто конкретно скрывается под именем В. Шекспир? Имеется
около десяти претендентов на это почетное место, и в том числе,
известный логик-философ Ф. Бэкон.
Плохо (но, к сожалению, это нередко бывает и в педагогичес-
кой практике), когда человек, излагая какой-то материал, употреб-
ляет специальные термины или даже обычные слова, но не в обыч-
ных своих значениях, не проявляет заботу о том, чтобы дать воз-
можность слушателю или читателю понять, какие предметы, явле-
ния обозначаются этими словами. Без этого человек не может по-
54
нять, какие ситуации описываются и утверждаются в высказыва-
ниях этого изложения, как связываются одни ситуации с другими
и как они компонуются в контексте изложения1. В таком случае
изложение воспринимается просто как совокупность словосочета-
ний, лишенных какого-либо смысла.
Если слушателем подобного изложения является ученик, он мо-
жет, конечно, добросовестно записывать, а потом заучивать произ-
носимые фразы и их сочетания без понимания того, о чем идет
речь. Таким образом он обречен на «зубрежку», а не на изучение
материала.
И еще хуже, если сам учитель вместо реальных знаний имеет
просто запас заученных когда-то определений, предложений и
вместо знаний передает ученикам, по существу, лишь определен-
ные словесные конструкции. Каждому, наверное, известны случаи,
как учителя такого типа не любят нестандартных дотошных учени-
ков, как их раздражает любознательность и как они требуют при
проверке знаний повторять слово в слово то, что было сказано
ими.
Если за словами стоят какие-то реальные ситуации, знание ко-
торых и есть собственно то, что называют знанием, — тогда их
можно описать в различных словесных формах... А требование от-
вечать «теми же словами» означает как раз, что никаких ситуаций
в виду не имеется.
Здесь, как мы видим, затрагивается проблема понимания.
Ясно, насколько важна она в педагогическом процессе. К сожале-
нию, в логике нет разработок самого понятия «понимание». Мож-
но отметить здесь, что есть разные типы понимания и, соответ-
ственно, непонимания:
1. Человек может понимать или не понимать смысл самого вы-
сказывания, который, кстати, определяется предметными значени-
ями его составляющих (как сложной знаковой формы). Этот вид
понимания и условия достижения понимания этого вида мы счита-
ем в определенной мере разъясненными выше.
2. Можно понимать или не понимать, как одно высказывание
вытекает в процессе рассуждения из других, как оно связано с
другими высказываниями. Проблема понимания этого вида — это
главная проблема теории выводов и доказательств в логике и будет
рассмотрена в соответствующих разделах гл. III и IX.
1
Контексты представляют собой, очевидно, определенную форму зна-
ния. Однако в логике она до сих пор не нашла отражения. Вопрос о пред-
метном и смысловом значении контекстов, как лингвистических образова-
ний, остается неясным. Можно предположить лишь, что это своего рода
минитеории. В таком случае логическая специфика этих образований в ка-
кой-то мере будет прояснена в разделе «Теория» (см. гл. X, § 42).
55
3. Можно понимать или не понимать, что представляет собой
то или иное явление, как, по какой причине оно происходит. На-
пример: Почему и как вода поднимается вверх по стволу дерева
вопреки закону тяготения? Речь о понимании такого вида будет
идти в связи с методом научного объяснения (см. гл. X).
Возможны, очевидно, и другие случаи употребления слова «по-
нимание». Однако, по нашему мнению, выделенные случаи явля-
ются основными.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: