СУЩНОСТЬ НАУЧНОЙ ТЕОРИИ II ЛОГИКА ЕЕ ФОРМИРОВАНИЯ

Время: 24-02-2013, 18:58 Просмотров: 1614 Автор: antonin
    
. СУЩНОСТЬ НАУЧНОЙ ТЕОРИИ II ЛОГИКА ЕЕ ФОРМИРОВАНИЯ
В отличие от формальной логики, которая считает своей главной задачей исследование законов и форм вы¬ведения одних мыслей других, формулирование пра¬вил соединения мыслей в рассуждении, логика диалекти¬ческая идет значительно дальше. Разрабатывая теорию достижения истинных знаний во всем ее объеме, она в то же время исследует логическую связь и взаимозависи¬мость различных форм научного знания, их синтезирова¬ние в глобальные системы знаний в виде научных теорий и отдельных научных дисциплин. Исследование логики формирования, развития и функционирования научной теории как глобальной формы организации научного зна¬ния — одна из важнейших задач диалектической логики.
Научная теория занимает очень важное место в си¬стеме научного знания. Чем глубже проникает человек своим умственным взором в сущность материальной и ду¬ховной действительности, тем сложнее и многограннее становится процесс научного исследования и тем боль¬шее значение приобретает подлинно научная теория. Ее значение состоит в том, что она концентрирует в себе, аккумулирует все знания, накопленные человечеством в каждый данный момент развития науки, описывает и объясняет явления охватываемой ею области действи¬тельности, содержит в себе основные закономерности функционирования и развития этой предметной области, а также относящийся к ней понятийно-категориальный аппарат, позволяющий не только осуществить теоретиче¬ский анализ настоящего, дать ему научное объяснение, но и предвидеть будущее, предсказать наступление nof вых явлений или существование фактов, еще не изучен-
ных наукой. Объединяя в себе всю совокупность полу¬ченных человеком знаний об изучаемом ею объекте, тео¬рия в то же время дает указания об использовании их в практической деятельности людей. «Теоретическое позна¬ние,— писал В. И. Ленин,— должно дать объект в его не¬обходимости, в его всесторонних отношениях, в его про¬тиворечивом движении an und fur sich (в себе и для се¬бя.— .). Но человеческое понятие эту объективную
истину познания „окончательно" ухватывает, уловляет, овладевает ею лишь когда понятие становится „для себя бытием" в смысле практики» >.
В ходе дальнейшего развития науки и практики науч¬ная теория не остается застывшей, неизменной. Она, как мы увидим ниже, весьма чутко реагирует на изменения наших знаний, на развитие и совершенствование наших понятий и представлений о действительности. Каждое научное открытие, каждый этап в прогрессивном разви¬тии науки оказывает свое влияние на содержание соот¬ветствующей теории, развивает и совершенствует ее. Бо¬лее же крупные, фундаментальные научные открытия, за¬трагивающие основы той или иной теории, нередко при¬водят к коренным преобразованиям в структуре и содер¬жании этой теории и даже к диалектическому отрицанию и формированию новой теории, более адекватно и точно отражающей соответствующую область материальной или духовной действительности. Крупные скачки в раз¬витии науки связаны именно с переходом от одной фун¬даментальной теории к другой, когда происходит крутая ломка установившихся понятий и представлений, приво¬дящих к созданию принципиально новых фундаменталь¬ных теорий, а порой и к революционному перевороту в определенных областях научного знания. Такие перево¬роты были вызваны, например, созданием неевклидовой геометрии, теории относительности, кибернетики, кваито- во-механической теории, теории элементарных частиц и т. п.
Революционные перевороты в развитии науки и науч¬ных теорий, кроме того, знаменуют собой не только рез¬кие скачки в накоплении и совершенствовании научных знаний, они оказывают огромное влияние и на развитие приемов, методов и форм познания, на открытие новых закономерностей функционирования познавательного процесса и даже на изменение стиля мышления. На это недвусмысленно указывал Ф. Энгельс в труде «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», где он, оценивая огромное значение в развитии науки трех великих естественно-научных открытий XIX века — открытие клетки, закона сохранения и превращения энергии и теории происхождения видов Дарвина,— в то же время показал их решающее влияние на изменение стиля мышления ученых-естествоиспытателей, на пере¬ход естественников от метафизического к диалектическо¬му стилю мышления. Сами же естествоиспытатели, не во¬оруженные логикой развития научных знаний, порой не могли понять и оценить принципиально новые идеи и тео¬ретические концепции, раскрыть их роль в развитии нау¬ки и теоретического мышления. Например, рассматривая кризис в науке как крушение ее устоев, как доказатель¬ство того, что в науке нет ничего устойчивого, достовер¬ного, они делали вывод, что сущность предметов познать невозможно.
Такая ситуация в науке сложилась на рубеже XIX и XX столетий, когда создание ряда принципиально новых фундаментальных теорий, возникших в результате круп¬нейших научных открытий и приведших к крутой ломке и диалектическому отрицанию старых теорий и устано¬вившихся в науке понятий, привело к кризису в естество¬знании, особенно в физике.
Отсюда становится понятно, насколько важным явля¬ется раскрытие важнейших функций научной теории, за¬кономерностей ее формирования и развития, выяснение логико-методологических аспектов научной теории. Все эти проблемы успешно решаются средствами диалекти¬ческой логики.
. Научная теория — это широкая и все-объемлющая форма человеческих знаний, это система логически связных знаний о соответствующей совокуп¬ности явлений, определяемая системной организацией са¬мого материального мира. Ведь вся объективная действи¬тельность представляет собой сложноорганизованную систему, вернее — систему систем, ибо каждая отдель¬ная область действительности есть определенная систе¬
ма. Но если отдельные области действительности суть системы различных уровней, то и теории, отражающие сущность этих явлений, связи между различными систе¬мами и внутри этих систем, также суть системы.
Элементы различных систем действительности и свя¬зи, существующие внутри этих систем и между система¬ми, существенно отличаются от элементов систем теории и логических связей, которые они выражают. Каждая си¬стема действительности содержит в себе как системные, или системообразующие, элементы, без которых система перестает быть данной системой, так и несистемообра¬зующие, более или менее случайные элементы; как необ¬ходимые, существенные, устойчивые, повторяющиеся свя¬зи и отношения, так и несущественные, более или менее случайные, неустойчивые связи. Система же теории вклю¬чает в себя только необходимые, системообразующие эле¬менты и только существенные, устойчивые, повторяющие¬ся связи, только отношения между сущностями. Правда, последние не существуют в действительности в чистом виде, отдельно от несущественных элементов и связей. Сущность, как известно, не лежит на поверхности, а скрыта за явлениями и в процессе познания вычленяется из развивающихся явлений, освобождается от всего слу¬чайного, несущественного.
Логически системная организация теории выражает¬ся в том, что она должна быть внутренне непротиворечи¬ва в смысле ее логической стройности. Если это требова¬ние выполняется, то в научной теории нельзя существен¬но изменить ни одного его элемента, не нарушая при этом всей системы элементов этой теории. Такой логической стройности теоретической системы можно достичь при условии выполнения еще одного весьма важного требо¬вания к научной теории, которое обычно называют мини¬мизацией теории.
Чтобы добиться логической стройности, непротиворе¬чивости, замкнутости формируемой теории, исследова¬тель стремится к тому, чтобы в ее фундаменте было на¬именьшее количество исходных понятий, идей и соотно¬шений между ними, из которых все остальные ее элемен¬ты получаются в виде следствий из них. Каждое из осно¬вополагающих, исходных идей и фундаментальных по¬нятий должно быть независимым, не выводимым из дру¬гих, не являющимся производным от них. Другими сло¬вами, научная теория в своей основе должна иметь
таких исходных идей, понятий.
Если же это условие не выполняется, то создается не тео¬рия в собственном смысле слова, а более или менее слу¬чайная совокупность различных идей, понятий, принци¬пов, не составляющих единой непротиворечивой замкну¬той теоретической системы.
Особенно большое значение минимизация имеет в . так называемых дедуктивных, в особенности аксиомати¬ческих, теориях, которые подвергаются формализации, заключаются в математические символы и формулы. Но и другие теории крайне нуждаются в минимизации, хотя полностью она не всегда осуществляется сразу, а продол¬жается и после сформирования теории, если в момент формирования этого не позволяет осуществить достигну¬тый уровень знаний в данной области.
Диалектическая логика в решении этой проблемы ис¬ходит из того, что всякая минимизированная теоретиче¬ская понятийная система, являясь отражением объектив¬ной действительности, как бы преобразует необходимость, существующую в самой объективной реальности, в логи¬ческую необходимость, которая, таким образом, сама яв¬ляется производной от объективной материальной необ¬ходимости, зависит от нее и порождается ею, ибо все ло¬гические связи, т. е. связи между мыслями человека, как мы знаем, есть не что иное, как выражение объективно существующих связей между материальными предмета¬ми, явлениями, отраженными в этих мыслях. Об этом приходится напоминать потому, что многие буржуазные философы рассматривают научную теорию только как логическую систему, определенное математическое по-строение, осуществленное по априорным логическим правилам и независимое от объективной действитель¬ности.
Чтобы показать ложность этих позиций и раскрыть действительную сущность научной теории, рассмотрим основные принципы ее построения.
Формирование теории — это весьма длительный, сложный и противоречивый процесс. Теорию нельзя сфор¬мировать сразу в готовом виде. Теория —это высший ре¬зультат научного познания, и для того, чтобы достичь ее относительно завершенного состояния, требуются огром¬ные усилия порой многих поколений ученых. В процессе формирования теории ученые иногда идут по ошибочно¬му пути, некоторые ранее принятые ими положения впо¬следствии отвергаются и заменяются другими.
Важным начальным этапом формирования теории яв¬ляется определение предметной области, охватываемой формирующейся теорией, которая первоначально пред¬стает перед исследователем, по определению К- Маркса, как хаотическое представление о целом и которая долж¬на получить целостное теоретическое воспроизведение в данной теории. Может показаться, что определить пред¬метную область теории не представляет большого труда но это только кажется. Прежде всего отметим, что пред¬метная область теоретического исследования — явление историческое. В разные исторические эпохи она различ¬на, ибо находится в прямой зависимости от уровня разви¬тия науки и общественной практики вообще, и в особен¬ности от того, насколько глубоко и обстоятельно иссле¬дована интересующая ученого область действительности. Цели и задачи, которые ставит перед собой исследова¬тель, потребности общественной практики играют в этом процессе весьма важную роль. Ведь основой познания является именно практика, а если так, то предметная об-ласть исследования лежит в сфере общественной деятель¬ности людей, определяется этой деятельностью. Посколь¬ку общественная практика постоянно развивается и со-вершенствуется, то и предметная область исследования не остается неизменной. Это значит, что субъект в про¬цессе исследования не пассивно созерцает действитель¬ность, а теоретически осваивает ее, опираясь на резуль¬таты практической деятельности.
В определении предметной области теоретического ис-следования важное место занимает выбор аспекта иссле¬дования того или иного фрагмента действительности. Из¬вестно, что любой объект исследования нельзя изучать абстрактно, вне времени и пространства, вне его связей с другими явлениями. Этот диалектико-логический прин¬цип является всеобщим, но особенно большую роль он играет в процессе познания явлений общественной жиз¬ни. Здесь особенно важно не только определить область исследования или круг явлений, подлежащих изучению, но и установить, на каком историческом этапе разви-тия они будут исследоваться, в каких исторических усло¬виях и в каких связях с другими общественными явле¬ниями.
Это хорошо можно показать при исследовании, на¬пример, классовой структуры общества. Известно, что буржуазные социологи при классификации различных социальных слоев общества берут за основу различные роды занятий, статус, образование, получаемую зарпла¬
ту и т. п. независимо от исторических условий и сущест-вующего общественного строя. Такой чисто абстрактный подход не дает возможности действительно научно рас¬крыть классовую структуру общества, место и роль каж¬дого класса или другой социальной группы в социальном организме, ибо даже один и тот же класс (например, кре¬стьянство) в различных общественно-экономических формациях (например, при феодализме, при капитализ¬ме и при социализме) играет различную социальную роль и занимает не одно и то же место в системе общест¬венной организации. Это можно сделать только на основе конкретно-исторического подхода к данному вопросу. Вот почему в определении понятия «класс» В. И. Ленин считает необходимым раскрыть место данного класса в исторически определенной системе общественного произ¬водства.
Диалектико-логический принцип познания — начи¬нать исследование с определения не только предметной области познания, но и его аспекта — имеет большое зна¬чение также и в процессе изучения природы. Например, теория относительности показала, что нельзя абстрактно рассматривать такие явления, как движение, простран¬ство и время, безотносительно к определенной инерци- альной системе, что понятие одновременности событий имеет смысл только по отношению к определенной инер- циальной системе.
Предметная область теоретического исследования и аспект ее изучения во многом определяются объемом и глубиной знаний в данной области, которыми уже распо¬лагает наука. Совершенно ясно, что ставить, например, задачу исследования космического пространства было невозможно до тех пор, пока не получили соответствую¬щего развития физические, технические и другие науки, а исследование путей и закономерностей социалистиче-ского и коммунистического строительства стало возмож¬ным только после открытия классиками марксизма мате-риалистического понимания истории и на этой базе— основных законов развития общественной жизни, и тем более пока для этого не были созданы материальные условия, т. е. не был накоплен известный практический опыт в этой области. «...Человечество,—писал К. Маркс,— ставит себе всегда только такие задачи, которые оно мо¬жет разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь то¬гда, когда материальные условия ее решения уже имеют¬ся налицо, или, по крайней мере, находятся в процессе становления» *.
Определив предметную область теоретического иссле¬дования и аспект ее изучения, исследователь должен ре¬шить вопрос о том, с чего начать исследование. Ведь предметная область, охватываемая теорией, как прави¬ло, весьма велика, практически бесконечна, и потому в этой области надо отыскать то главное, основное, что вы¬ражает область исследования и может служить началом, исходным пунктом построения теории. Эта задача слож-ная, и правильное ее решение во многом определяет успех дальнейшего формирования теории. В качестве яр¬кого примера правильного определения начала формиро¬вания научной теории можно привести исследование
К. Марксом капиталистической экономики. В качестве
исходного начала формирования теории экономических отношений при капитализме К. Маркс определил товар, так как при капитализме все основные экономические связи осуществляются именно через товар. Само капита¬листическое производство есть не что иное, как производ¬ство товарное, когда, по определению В. И. Ленина, и ра¬бочая сила становится товаром.
Однако нельзя считать, что если исходное начало,
представляющее собой конкретный элемент предметной области исследования, не определено, то исследование начинать нельзя. Часто такое конкретно-всеобщее начало обнаруживается в результате довольно длительного ис¬следования предметной области так же, как основная
идея научной теории может быть сформулирована не до формирования теории, а в ходе этого формирования.
Отметим также, что исходное начало, «клеточка» тео¬рии имеет много общего с ее основной идеей. Однако их отождествление вряд ли правомерно. Основная идея тео¬рии— это основополагающее теоретическое положение, вокруг которого синтезируются все другие элементы тео¬рии, тогда как исходная «клеточка» теории — это эле¬мент предметной области теоретического исследования, исходная конкретность, с которой начинается исследова¬ние. И то, и другое можно назвать началом, исходным пунктом теоретического исследования, и в этом их боль¬шое сходство. Но если исходная «клеточка» есть фраг¬мент действительности, с которого, как правило, начи¬нается эмпирическое исследование и делаются первые
попытки теоретического воспроизведения объекта позна¬ния, то основная идея теории—это теоретическое поло¬жение, которое может быть сформулировано не в самом начале исторического процесса изучения данной предмет¬ной области, а лишь после того, как раскрыты более глу¬бокие связи, закономерности объекта познания.
Однако определение предметной области теоретиче¬ского исследования, выбор аспекта этого исследования и поиски исходного пункта объективно-конкретного пред¬ставляют собой в значительной мере подготовительный процесс теоретического исследования. Само же исследо¬вание и тем самым формирование теории начинается с накапливания эмпирических знаний путем изучения, об¬общения и предварительного теоретического анализа реальных фактов.
Отражение и осмысление реальных фактов может тоже осуществляться на различных уровнях. Каждый факт, включенный в систему эмпирических знаний, явля¬ется результатом логического осмысления чувственных данных, закрепленных в суждении или в системе так на¬зываемых фактуальных суждений. Но отражение и мыс¬ленная переработка реальных фактов может осуществ¬ляться на уровне обыденного сознания и на уровне науч- но-теоретического мышления. Реальные факты, получив¬шие логическую обработку на уровне научно-теоретиче- ского мышления, т. е. средствами диалектической логики, обычно называют научными фактами, которые прежде всего и составляют эмпирическую основу формирования научной теории.
Однако в процессе формирования научной теории ис-следователь имеет дело не только и даже не столько с фактами науки, объясненными и осмысленными ею, но и с фактами, которые получили лишь первичную мысли¬тельную обработку, с эмпирическими фактами. Этот диа- лектико-логический принцип эмпирического познания яв¬ляется конкретизацией одного из коренных требований диалектической логики, сформулированных В. И. Лени¬ным. «Чтобы действительно знать предмет,— писал он,— надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опо¬средствования». Мы никогда не достигнем этого полно¬стью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения» '.
Диалектическая логика исходит из того, что так на¬
зываемое чистое эмпирическое познание вообще невоз-можно, ибо, отыскивая, собирая, классифицируя конкрет¬ные факты, явления, человек неизбежно, почти автома¬тически обрабатывает их мысленно. Чувственное и логи¬ческое в реальном человеческом познании неотделимы друг от друга. В человеческом познании на любой ста¬дии его развития невозможно осуществлять в чистом виде какую бы то ни было ступень, этап познания. Уже подготовительный этап эмпирической стадии формирова¬ния научной теории (выбор методологических и методи¬ческих приемов исследования, принцип группировки фак¬тов и т. п.), а также весь процесс накопления фактов и других эмпирических данных осуществляется не всле¬пую, не стихийно, а на основе соответствующего понятий¬ного, категориального аппарата, на базе ранее достигну¬тых теоретических знаний в этой области, имея в виду расширение, углубление, совершенствование этих знаний, группировку их на основе определенной идеи, лежащей в основе формируемой теории.
В современном научном познании нет таких эмпириче¬ских данных, которые бы не были связаны с теорией, представляли бы собой «чистую» эмпирию, как и нет на¬учной теории в отрыве от эмпирических данных. Они вза¬имно предполагают и пронизывают друг друга. Короче говоря, единство теории и эмпирии есть не что иное, как проявление материалистического решения основного во¬проса философии в познании вообще и в формировании и развитии научной теории в частности.
Но с этим не согласны некоторые представители со-временной буржуазной философии, разделяющие точку зрения, согласно которой теория есть не что иное, как дедуктивная система, формирующаяся путем чисто де¬дуктивного выведения всех ее элементов из некоторых исходных положений, представляющих собой либо ак¬сиомы, принимающиеся без доказательства, либо опре¬деленные теоретические положения. Так, известный бур¬жуазный социолог К- Поппер, отмечая это обстоятель¬ство, писал: «Я не верю в «метод генерализации», то
есть в утверждение, что наука начинается с наблюдений, из которых она извлекает свои теории путем некоторого процесса обобщения или индукции» .
Никто не отрицает того, что раскрытие логической де-дуктивной связи между элементами теоретической систе¬мы занимает весьма важное место в формировании на¬учной теории. Однако все многообразие связей между различными элементами теории нельзя свести только к дедуктивным. Формально-логическими дедуктивными связями не ограничиваются также и отношения между исходными принципами, идеями, лежащими в основе тео¬рии, и эмпирическим материалом. Если бы связи, сущест¬вующие в теории, носили только формально-логический, дедуктивный характер, то любая теория могла бы быть формализована, между тем полностью невозможно фор-мализовать ни одну содержательную теорию. «Выведе¬ние из идеи понятий выходит за пределы дедуктивного выведения. Как теоретическое знание не может быть формально-логически выведено из имеющегося эмпири¬ческого знания, так и из знания о сущности нельзя фор- мально-логически вывести знания о явлении» !#
В противном случае формирование теории действи¬тельно можно было бы свести к дедуктивному выведению и в этом процессе можно было бы вполне обойтись средствами формальной логики. Диалектической же ло¬гике с ее конкретным анализом конкретной материальной действительности не оставалось бы места в этом про¬цессе.
Об органическом единстве эмпирического и теорети¬ческого в формировании научной теории свидетельствует и тот факт, что первоначально теория возникает именно на эмпирическом уровне познания изучаемого ею объ¬екта. Правда, такие теории еще не раскрывают сущности объекта исследования, не анализируют его природу, а ограничиваются описанием наблюдаемого и, по сущест¬ву, остаются на уровне явлений, почему их иногда и на¬зывают феноменологическими теориями.
Они чаще всего возникают в начальной стадии фор-мирования науки, а также входят в состав таких наук, которые по своему содержанию носят преимущественно эмпирический характер (например, агрономические, тех¬нические и другие науки). В процессе же дальнейшего развития научных знаний в данной области, когда уче¬ные получают возможность не только описывать явле¬ния, их свойства и отношения, но и раскрывать сущность изучаемого объекта, присущие ему внутренние законо¬мерности и причинные связи, научная теория перестает быть только феноменологической и приобретает более совершенный вид. Но и после своего дальнейшего раз¬вития, когда она достигает высоких научных вершин, приобретает глубокие научные выводы и обобщения, т. е. когда она превращается в содержательную теорию, она продолжает сохранять некоторые черты, особенности феноменологической теории, из которой она генетически вышла.
Этим вовсе не стирается грань между эмпирическим и теоретическим этапами формирования научной теории. Хотя на первом этапе и производится интеллектуальная обработка полученного эмпирического материала, она все же носит предварительный характер. Теоретический материал служит здесь прежде всего в качестве орудия, инструмента осмысливания, упорядочения, организации материала чувственных данных. На втором же этапе идет более сложный процесс логической обработки ма¬териала, полученного в ходе первого этапа с привлече¬нием новейших знаний в данной области, мировоззрен¬ческих установок, методологических принципов и всего категориально-понятийного аппарата. На этом этапе и формируются все основные научные выводы, теоретиче¬ские знания, составляющие элементы структуры форми¬рующейся научной теории.
Хотя первый этап становления теории осуществляет¬ся на основе полученных эмпирических данных и являет¬ся необходимой ступенью в получении истинных знаний, он не дает нам вполне надежных выводов. Это объяс¬няется отмеченными выше особенностями, определенны¬ми ограниченностями эмпирического этапа (субъективная оценка чувственных данных, искажение прибором дей¬ствительного состояния объекта и т. п.). На втором же этапе, когда осуществляется более глубокая теоретиче¬ская обработка полученных ранее выводов и создание самой теории, отмеченные ограниченности первого этапа в определенных пределах нивелируются, устраняются.
Такова диалектика эмпирического и теоретического в процессе формирования научной теории.
Важное место в процессе формирования научной тео¬рии занимает гипотеза, которая представляет собой обос¬нованное, не противоречащее научно установленным данным, предположение о причинах, вызывающих опре¬деленные факты, явления, о формах связи между явле¬ниями. Гипотеза является формой перехода от незнания к знанию, от познания фактов к познанию необходимых связей, закономерностей, к формированию научной тео¬
рии, перехода от одной теории, выражающей определен¬ный уровень наших знаний в соответствующей области действительности, к другой теории, знаменующей более высокий уровень этих знаний.
Гипотеза — это не начальный этап формирования тео¬рии. Прежде чем сформулировать научно обоснованное предположение, требуется предварительно накопить не-обходимые для этого эмпирические и теоретические дан¬ные. Ведь не всякое произвольное предположение яв¬ляется гипотезой, а лишь такое, которое, во-первых, со¬гласуется с положениями, научно установленными в данной области знания, и, во-вторых, вероятность истин¬ности этого положения должна быть обоснована. Прежде чем высказать то или иное предположение о сущности явлений, о характере их связей и закономерностей, нуж¬но тщательно изучить их, познать их характерные черты, изучить обстоятельства их возникновения, связь с дру¬гими явлениями и т. п. Только после такого тщательного изучения данных явлений исследователь может составить более или менее обоснованное предположение, построить гипотезу.
В науке встречаются и такие предположения, которые не могли быть научно обоснованы на том уровне разви¬тия науки и общественной практики, который существо¬вал в момент их выдвижения, и потому они выступали лишь в форме догадки. И только позже, по мере накоп¬ления соответствующего эмпирического и теоретического материала, они превращались в научно обоснованные гипотезы, а еще позже — и в научные теории, если их истинность получала всестороннее теоретическое и прак¬тическое подтверждение. Ярким примером такой гени¬альной догадки является предположение древнегрече¬ских мыслителей Левкиппа и Демокрита об атомическом строении вещества.
В своем первоначальном виде гипотеза может нахо¬диться далеко от достоверности, но по мере дальнейшего ее развития в ходе научных исследований она все ближе подходит к истине, превращаясь в конечном счете в тео¬рию. Если бы гипотеза даже в первоначальном своем виде не содержала в себе объективных знаний, была только произвольной фикцией, как уверяют буржуазные философы, то она бы действительно никогда не стала теорией. Однако история развития науки свидетельствует о том, что всякая достоверная, научная теория вырастает из гипотез нередко путем перехода от одной, менее до¬
стоверной гипотезы к другой, более достоверной. Это це-ликом соответствует действительной логике развития на¬учного знания, перехода в ходе научного исследования от одной относительной истины к другой, от менее точно¬го знания к знанию более точному, более полному.
Гипотезы нередко приводят нас к новым исследова¬ниям и новым открытиям. Это чаще всего бывает при про¬верке гипотезы, когда из нее выводятся все возможные следствия и сравниваются с фактами объективной дей¬ствительности и проверенными научными данными. При этом исследователь может обнаружить такие следствия, которые открывают новые явления реального мира, но¬вые, ранее неизвестные связи и закономерности.
Ярким подтверждением этого является, например, от¬крытие космических лучей. Как известно, космические лучи были открыты в процессе проверки истинности гипо¬тезы о том, что воздух является проводником электриче¬ства, ибо он ионизируется излучением радиоактивных веществ. Когда стали проверять истинность этой гипоте¬зы, практически определяя степень ионизации воздуха на разных высотах, то оказалось, что на большой высоте воздух ионизирован значительно больше, чем у поверх¬ности Земли. Было ясно, что воздух ионизируется не только излучением земных радиоактивных веществ, но и чем-то другим. Позже была выдвинута новая гипотеза о том, что ионизируется воздух космическими лучами, пронизывающими атмосферу, что и было подтверждено.
Все это свидетельствует о том, что гипотеза как осо¬бый прием научного исследования занимает важное место в познании явлений действительности, особенно в формировании научной теории.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: