СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ И ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКАМИ

Время: 24-02-2013, 18:48 Просмотров: 2144 Автор: antonin
    
1.СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ И ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКАМИ
Создание диалектической логики породило проблему ее соотношения со старой, формальной логикой. Эта про¬блема до сих пор является предметом дискуссий, ареной борьбы различных, порой противоположных точек зрения.
Вопросу соотношения диалектической и формальной логики большое внимание уделял В. И. Ленин. Он спе¬циально исследовал вопрос о формальной логике, о месте и границах ее применимости и на этой основе выработал основные принципы и раскрыл содержание диалектиче¬ской логики. Особенность формальной логики В. И. Ле¬нин видел в том, что она «берет формальные определе¬ния, руководствуясь тем, что наиболее обычно или что чаще всего бросается в глаза, и ограничивается этим» Для решения современных, сложных задач научного по¬знания этого недостаточно. Необходимо идти дальше, изучать глубинные процессы, происходящие внутри изу¬чаемого явления, раскрывать его внутренние противоре¬чия, его связи и отношения, а это под силу только диалектической логике.
Однако Ленин был весьма далек от недооценки и тем более игнорирования формальной логики. Он целиком разделял известную энгельсовскую аналогию между ло¬гикой и математикой. Формальная логика как арифмети¬ка мышления, по мнению Ленина, имеет определенное значение и должна изучаться в низших классах школы. Вместе с тем он отмечал, что в таких сложных явлениях, как, например, политика, невозможно обойтись только средствами формальной логики. Продолжая энгельсов-
скую аналогию, он писал: «...политика больше похожа на алгебру, чем на арифметику, и еще больше на вы'сшую математику, чем на низшую»
Из этого видно, что формальная логика занимает вполне определенное место в процессе познания. Истори¬чески формальная логика играла активную роль и была, по существу, единственной логикой научного познания, когда наука рассматривала преимущественно предметы вне их всеобщей связи и развития. В каждом конкретном процессе познания формальная логика как определенный метод исследования также играет важную роль, и глав¬ным образом тогда, когда осуществляется анализ изучае¬мого явления, производится исследование отдельных его сторон, свойств, особенностей, когда еще не раскрывают¬ся и не анализируются внутренние связи и отношения изучаемого объекта, присущие ему диалектические про¬тиворечия.
Формальная логика выступает не только как опреде¬ленный метод научного познания, но и как теория строй¬ного, последовательного, логически непротиворечивого мышления. Эта функция формальной логики имеет важ¬ное значение в любом познавательном процессе, ибо обеспечивает нам правильность мышления, дает возмож¬ность определить соответствие или несоответствие сделан¬ного нами вывода тем суждениям, из которых был сделан этот вывод. В этом смысле формальную логику можно на¬звать теорией доказательства состоятельности того или иного логического вывода со стороны его формальной правильности.
Некоторые философы разделяют точку зрения, соглас¬но которой современная формальная логика, которая отождествляется с математической логикой, будто бы и является той наукой, которая изучает всеобщие законы и формы мышления и служит «общим базисом для всего человеческого знания» . Правда, в открытой форме эта точка зрения высказывается философами, далеко стоя¬щими от марксизма. Однако и некоторые марксисты до¬пускают такие суждения о предмете и содержании диа¬лектической, формальной и математической логики, кото¬рые ведут к искажению ленинских идей по этому вопросу, к принижению и даже игнорированию диалектической логики.
Прежде всего отметим, что некоторые логики, ссыла¬ясь на то, что математическая, или символическая, логи¬ка есть не что иное, как современный этап развития логи¬ки, утверждают, что с возникновением математической логики формальная логика в ее традиционном понимании вообще перестала существовать.
Эта зрения разделяется буржуазными
логиками. Так, А. Тарский во «Введении в логику и ме-тодологию дедуктивных наук» утверждает, что аристоте-левская традиционная логика составляет всего лишь фрагмент математической логики, причем такой фраг¬мент, который, «с точки зрения потребностей других наук, и особенно математики, совершенно лишен значительно¬сти» ' 269
Верно, что математическая логика и по содержанию, и по происхождению неразрывно связана с традиционной формальной логикой. Все основные законы и формы мы-, шления, изучаемые формальной логикой, являются основ¬ными и в математической логике, которая характеризует¬ся тем, что она развивалась как результат применения математического метода формализации к проблемам ло¬гики. Можно также согласиться с тем, что все основные проблемы традиционной формальной логики (по крайней мере в ее дедуктивной части) рассматриваются и значи¬тельно развиваются дальше в математической логике. Но можно ли на этом основании утверждать, что фор¬мальная логика целиком и полностью поглощается логикой математической и прекращает свое существова¬ние, сдается в архив истории?
Нам кажется, что для таких утверждений нет доста¬точных оснований. Хотя математическая логика, пользу¬ясь методом формализации, значительно развивает мно¬гие логические проблемы, ее проблематика значительно "же проблематики формальной логики. Наиболее полно она охватывает лишь дедуктивную часть формальной ло¬гики. Такие важные проблемы формальной логики, как теория индуктивных выводов, проблема образования по¬нятий, соотношение понятий и представлений, аналогия, гипотеза и другие, почти совсем не исследуются матема¬тической логикой. Советские логики В. А. Бочаров, Е. К. Войшвилло, А. Г. Драгалин и В. А. Смирнов пишут: «Современная логика (речь идет о математической логи¬ке.— . .) является наследницей старой традиционной
логики. Проблемы последней не только предмет исто¬рии— они непосредственно входят в ткань современной науки»
Кроме того, сближение логики и математики — это не уникальное явление. Математика ныне проникает практи¬чески во все науки, в том числе и в общественные. Такие науки, как физика, химия, биология и др., в настоящее время вообще не могут развиваться без математики. По¬явились даже науки, которые в результате сближения с математикой получили и соответствующее название: ма¬тематическая физика, математическая химия, математи¬ческая биология и т. п. Но от этого они вовсе не потеряли своего «лица», не перестали быть физикой, химией, био¬логией и т. п. Более того, математика дает им возмож¬ность проникнуть в глубь объекта своего исследования, раскрыть в нем такие свойства, связи и отношения, кото¬рые без ее помощи не поддаются или трудно поддаются исследованию.
То же самое происходит и с логикой. Вооружившись математической символикой, логика расширяет свои воз-можности в исследовании логических форм, но она не перестает быть наукой о мышлении.
Б. М. Кедров правильно считает, что математическая логика не является частью ни математики, ни логики. Она лишь частично «опирается на те же общие логические основы, на которые опираются и различные виды собст¬венно формальной логики. Однако в отличие от послед¬них математическая логика отнюдь не сводится к дета¬лизации общих формально-логических основ. Она имеет свои собственные, специфические для нее задачи и при¬емы, которые хотя и связаны в какой-то мере с общими принципами формальной логики, но не сводятся к ним» .
На этой же точке зрения стоит и Е. К- Войшвилло. Он категорически заявляет И' убедительно показывает, что «и в вопросах теории умозаключений и доказательств математическая логика не заменяет собой обычную (тра-диционную, как часто выражаются, содержательную) ло¬гику» .
Некоторые математики (Карри, Клини и др.) предпри¬нимают попытку решить вопрос о соотношении тради¬
ционной формальной и математической логики путем отлучения математической логики от философии. Они по-лагают, что математическая логика теперь уже утратила свойства философской науки и превратилась в отрасль математического знания. Это положение они пытаются обосновать тем, что математическая логика обрела все признаки математической науки как по форме (ибо все свои положения она оформляет, пользуясь символиче¬ским методом изложения, методом формализации логи¬ческих операций), так и по содержанию (ибо она вклю¬чает в себя и исследует чисто математические проблемы).
Против этого трудно возразить. Математическая логика действительно по форме и по содержанию напо¬минает математическую науку и служит инструментом решения многих математических проблем. Однако сто¬ронники рассматриваемой точки зрения забывают, что математическая логика содержит в себе не меньше при¬знаков и чисто логической науки, поскольку она решает- такие проблемы, которые имеют важное значение для исследования не только вопросов математики, но и ло¬гики, методологии. Теорией дедуктивного доказательст¬ва, разработанной математической логикой, пользуются ныне представители многих естественных, технических и общественных наук.
Поэтому на вопрос о том, является ли математическая логика математической или логической наукой, однознач¬но ответить нельзя. Возникнув на стыке этих двух наук, она скорее всего является и логической, и математиче¬ской наукой, не утрачивая при этом философского харак¬тера.
В. А. Бочаров, Е. К. Войшвилло, А. Г. Драгалин и В. А. Смирнов не без основания замечают: «Современная логика (речь идет о математической логике.— . .) яв¬
ляется разветвленной и многоплановой дисциплиной. Ею активно занимаются и философы, и математики, и спе¬циалисты по вычислительной технике. Причина этого со¬стоит в том, что она широко используется для решения как ряда теоретико-познавательных (философских), так и математических и вычислительных проблем. Однако широкий спектр применения современной логики не из¬меняет того обстоятельства, что ее основное содержа-
1 1
ние имеет философски-методологический характер» .
A. JI. Субботин правильно отмечает, что математическая логика существенно расширила и углубила область ис¬следования формальной логики, приблизила ее пробле¬матику к интересам конкретных наук. Тотальная форма¬лизация логических операций дает возможность достичь не только более общее, но и более точное, содержатель¬ное и конкретное, чем в традиционной логике, представ¬ление о законах логики, структуре логических выводов и доказательстй.Поэтому многие положения традицион-ной логики в ее дедуктивной части должны быть пере¬смотрены в свете достижений логики математической.
А это как раз свидетельствует о том, что содержатель¬ная логика не только не прекращает своего существова¬ния, а наоборот, обогащенная новыми выводами матема¬тической логики, она приобретает еще большее значение для мыслительной деятельности.
Поэтому традиционная формальная логика была и бу¬дет необходимой как логика относительно содержатель¬ного мышления. Ликвидировать формальную логику в ее традиционном понимании — это все равно что ликвиди¬ровать элементарную, школьную математику с возникно¬вением дифференциального и интегрального исчисления.
В философской литературе нашла отражение и другая точка зрения, согласно которой существует одна логи¬ка—диалектическая. Что касается формальной логики, то она якобы входит в логику диалектическую как один из ее разделов. Согласно этой точке зрения, «все рацио¬нальное содержание формальной логики, в частности сформулированные ею четыре закона правильного мыш¬ления, теория умозаключений, доказательств, правила определения и деления понятий и т. д., должно войти в диалектическую логику, составить определенный ее раз¬дел, пусть низший, имеющий самостоятельное значение лишь в строго определенных рамках, в четырех стенах домашнего обихода, там, где речь идет о простейших отношениях, но необходимый раздел, без которого диа¬лектическая логика немыслима» .
Эта точка зрения, как нам кажется, ближе к истине, ибо формальная и диалектическая логики в процессе по¬знающего мышления органически связаны между собой и в своем взаимодействии пронизывают весь познава¬тельный процесс. У этих двух наук один и тот же объект исследования — познающее мышление, которое они, правда, рассматривают с несколько различных позиции. Они близки и по названию: и та и другая носят название логики.
Однако их полное слияние в единую науку — в диа-лектическую логику — вызывает целый ряд сомнений. Прежде всего здесь неясно, о какой формальной логике идет речь: о традиционной, математической, или о той и другой вместе, что у нас называют современной формаль¬ной логикой. Даже традиционную формальную логику трудно безоговорочно включить в логику диалектическую, поскольку она (традиционная логика) бесспорно имеет относительно самостоятельное значение. Она имеет свои основные (и неосновные) законы, принципы, правила и т. п., которые придают ей самостоятельный характер. Тем более нельзя слить с диалектической логикой математи¬ческую логику, которую многие вообще считают не фило¬софской, а математической наукой либо такой наукой, которая находится на стыке логики и математики.
В свете высказанных выше мыслей нам кажется оши¬бочным утверждение некоторых философов, которые по¬лагают, что диалектическая логика может быть так же математизирована и формализована, как и логика фор¬мальная. Они считают возможным не только формализа¬цию диалектического процесса мышления, но и его моде¬лирование (по крайней мере отдельных сторон этого сложного, противоречивого процесса). Для этого, с их точки зрения, требуется определенная «разработка диа-лектических категорий, создание своего рода алгебры диалектики». Они даже полагают, что формализация диа-лектической логики является чуть ли не единственным средством ее дальнейшего развития, что диалектическую логику не только можно формализовать, но что этот про¬цесс вообще не может иметь никаких ограничений, хотя сами математики утверждают, что и математические тео¬рии, такие, как, например, арифметика, имеют границы формализации.
«В последнее время,— писал один из сторонников этой точки зрения,— встречаются попытки, например, нало¬жить ограничение на применение диалектической логикой формализации и формальных языков. Такие ограничения способны затормозить развитие диалектической логики. Если диалектическая логика есть наука, теория или си¬стема теорий, то почему же тогда к ней нельзя применить формализацию?.. Диалектическая логика, применяя фор¬мализацию, может многое сделать для разработки этого
метода (метода формализации.— . .), так же как фор¬
мализация, в свою очередь, мож«т поднять диалектиче¬скую логику на новую ступень, подобно тому как это происходит с другими науками» . Вместе с тем автор утверждает, что «формальная ло-гика и в прошлом и как математическая логика в ее рациональном содержании всегда так или иначе выражала диалектику. Тем более это справедливо на современном уровне познания» .
Таким образом, математическая логика выражает диалектику, а диалектическая логика должна подверг¬нуться формализации. JI. И. Еричев даже считает, что основные законы диалектики, например закон единства и борьбы противоположностей, без его формализации, без придания ему символической формы невозможно по¬нять как закон логического мышления . Отсюда следует, что мы до сих пор не понимаем, в чем заключаются логи¬ческие функции основных законов диалектики, поскольку они еще не формализованы, не заключены в логические символы и формулы.
Такие рассуждения объективно поддерживают и обос-новывают точку зрения, согласно которой дальнейшее развитие математической логики в конечном счете долж¬но будто бы привести к формализации и моделированию не только элементарных процессов мышления, происхо¬дящих на уровне формальной логики, но и сложнейших, творческих процессов диалектического мышления. И фор¬мальная, и диалектическая логики сведутся к логике математической, которая и является единственной логи¬кой научного познания, с чем, конечно, согласиться невоз¬можно.
Особую точку зрения по этому вопросу высказывает М. Н. Алексеев. Он считает, что «диалектическое мышле¬ние формализовать невозможно,— оно тогда омертвляет¬ся, перестает быть диалектическим. В свою очередь, диа-лектическую логику как систему знания формализовать можно, чтобы, например, проверить ее положения на не-противоречивость, полноту и выводимость. Однако для подобной формализации необходима предварительная
содержательная обработка данной системы знаний, что в настоящее время еще не сделано» К
М. Н. Алексеев прав в том, что диалектическое мыш¬ление формализовать нельзя. Но такой идеи никто и не высказывает. Речь идет о формализации науки о диалек¬тическом мышлении — диалектической логики, которую, по мнению автора, формализовать можно, но для этого необходима некая «содержательная обработка» данной науки. Однако М. Н. Алексеев ничего не говорит о том, в чем состоит эта «обработка», и потому дискутировать с ним по этому вопросу весьма трудно.
Мы полагаем, что диалектическая логика по своему существу не может быть формализована и потому не мо¬жет быть никогда поглощена математической логикой, слиться с ней или заменить ее ни путем «диалектизации» формальной логики, ни путем формализации логики диа¬лектической, ни путем включения ее в логику диалекти¬ческую, ибо последняя представляет собой логику твор¬ческого, содержательного мышления, учитывающего противоречия, нюансы, переходы, переливы, совершаю¬щиеся постоянно в материальной действительности, т. е. такие моменты, которые невозможно заключить в жест¬кие рамки символов и формул.
Существует и противоположная точка зрения, заклю¬чающаяся в том, что формальная логика якобы «полно¬стью игнорирует» движение, развитие в его отношении к нашему мышлению, которое будто бы «не имеет для нее никакого смысла и значения», что формальная логика не только изолирует «покой» от движения, но и противопо¬ставляет их друг другу . С точки зрения этих авторов, формальная логика, в частности ее закон исключенного третьего, «есть способ исключения всякого противоречия из мышления, как «логического», так и реального» . Опе¬рируя застывшими формами, она якобы является логи¬кой метафизического мышления, несовместимого с совре¬менным уровнем развития науки и ее потребностями. Однако такое нигилистическое отношение к формальной логике совершенно не оправдано. Формальная логика при правильном ее понимании и использовании необходима на любом уровне мышления, в том числе и на самом вы¬соком. К метафизике в прежнем ее понимании можно прийти лишь в том случае, если к формальной логике предъявлять требования, выходящие за рамки ее компе-тенции, если абсолютизировать, преувеличивать значение и сферу действия ее законов и логических форм.
. Если бы формальная логика, в том числе и ее совре¬менный этап—логика математическая, обладала ука¬занными функциями, если бы она действительно игнори¬ровала, отвергала факт движения, развития, исключала бы всякие, в том числе и реальные, диалектические про¬тиворечия, то она бы не отличалась от метафизики в ее крайнем выражении. На самом же деле формальная ло¬гика не отвергает сам факт движения, развития, а аб¬страгируется от него, ибо рассмотрение движения, раз¬вития в его отношении к нашему мышлению не входит в ее компетенцию. Это функция логики диалектической. Далее. Формальная логика исключает не всякие, а только формально-логические противоречия, возникающие в ре-зультате неправильного мышления.
Утверждается также, что диалектическая логика как философская теория мышления противоположна фор¬мальной и является отрицанием последней, ибо она развивает диалектико-материалистическую теорию мыш¬ления. Однако с этим вряд ли можно согласиться безо¬говорочно. Формальная логика с определенными поправ¬ками занимает весьма важное место в познании. Смысл этих поправок к формальной логике состоит в том, чтобы определить ее место в развитии научного знания. С воз¬никновением диалектической логики стало ясно, что фор-мальная логика не может претендовать на то, чтобы об-служивать весь процесс познания.
Диалектическая логика действительно противополож¬на логике формальной, но отнюдь не в том смысле, что диалектическая логика отвергает все выводы логики фор-мальной, что она якобы отрицает, например, выводы фор-мальной логики о модусах или разновидностях силлогиз¬мов. Они вовсе не отрицаются логикой диалектической.
Формальная логика, как известно, разрабатывает общие принципы выведения одних знаний из других, фор¬мальные аспекты доказательства. Она следит за тем, что¬бы в процессе мышления связь мыслей в рассуждении и вытекающие из нее утверждения удовлетворяли опреде¬ленным правилам и законам, что очень важно для выяв¬
ления и устранения логических противоречий, для обес-печения правильности мышления.
Формальная логика играет важную роль в процессе не только формально-логического, но и содержательного анализа знаний, особенн® в тех случаях, когда отсутст¬вует возможность непосредственно сопоставить теорети¬ческие знания с эмпирическими данными, когда получен¬ные знания не поддаются непосредственной практической проверке.
Поэтому диалектическая логика не только не отбрасы¬вает указанные и другие стороны формальной логики, они широко используются исследователем в процессе диалектического мышления.
Противоположность этих логик состоит в том, что формальная логика изучает главным образом одну осо¬бенность предметов мысли — их качественную устойчи¬вость, относительную неизменяемость, их тождествен¬ность друг другу в определенном отношении и по опре¬деленным свойствам. Диалектическая же логика иссле¬дует предметы, явления действительности всесторонне, в их всеобщей связи и взаимозависимости, в их движении и развитии, а покой рассматривается как частный случай движения. Кроме того, если формальная логика иссле¬дует формы знаний, которыми уже располагает наука, то диалектическая логика изучает знания, находящиеся в процессе развития.
Исследуя закономерности и формы мыслительного процесса, формальная логика не принимает во внимание их конкретного содержания, отвлекается от них, абстра¬гируется. Это абстрагирование осуществляется в двух аспектах. Во-первых, формы мышления рассматриваются формальной логикой как нечто общее, присущее всем элементам мысли, охватываемым каждой данной формой мышления, отвлекаясь от единичного и особенного, что может быть охвачено этой формой. Во-вторых, формаль¬ная логика «отвлекается от содержания мышления в смысле развития познания, его исторического характера: каждую форму мышления она рассматривает как уже существующую, данную одновременно со всеми осталь¬ными его формами, но не как возникающую на опреде¬ленной ступени развития человеческой мысли и приме¬няемую лишь на соответствующей ступени изучения того или иного предмета исследования»
Правда, нельзя сказать, что формальная логика аб¬солютно оторвана от содержания конкретного материала, наполняющего логические формы, совершенно не инте-ресуется этим материалом. Во-первых, логические зако¬ны, формы и правила сами выросли из действительности, из общественной практики, являются специфическим отражением материальной действительности и потому генетически и исторически неразрывно связаны с ней. Во-вторых, создавая теорию логических форм, формаль¬ная логика не отвлекается от содержания, а, наоборот, постоянно обращается к нему. Даже математическая ло¬гика в необходимых случаях обращается к конкретному содержанию своих форм, чтобы, например, показать функционирование своих формализованных логических форм и их связей в содержательном мышлении.
И это понятно. Ведь в объективной действительности, как известно, форма не существует в отрыве от содержа¬ния, а органически, неразрывно связана с ним. Само формирование логических форм является не самоцелью формальной логики, а действенным средством истинного содержательного мышления. Этим же целям служат и все самые формализованные современной математической логикой логические операции.
Однако конкретный содержательный материал при-влекается формальной логикой (в том числе и математи¬ческой) главным образом как иллюстративный материал, как средство наглядно показать действие логических форм в познающем содержательном мышлении. Главная же задача формальной логики состоит в том, чтобы рас¬крыть логические формы, законы и правила неза¬
висимо от их конкретного содержания.
Диалектическая же логика, решая проблему истины во всем ее объеме, не может отвлекаться от конкретного содержания понятий, суждений и умозаключений на про¬тяжении всего процесса познающего мышления, ибо толь¬ко конкретный анализ изучаемого объекта в конкретных условиях места и времени позволяет раскрыть его сущ¬ность. Она не может отвлекаться и от исторического раз¬вития человеческого мышления. Будучи конкретной и содержательной, диалектическая логика рассматривает исторический процесс развития мышления, его движение в процессе постижения истинного знания как основу функционирования мышления, как свою специфическую особенность, отличающую ее от формальной логики.
Важно также отметить, что рассмотрение форм и ка- тегори-й мышления, изучение структуры каждого мысли¬тельного акта в их происхождении и становлении, в их постоянном движении, развитии исследуется диалектиче¬ской логикой не в отрыве от изучения процесса совершен¬ствования конкретного содержания мышления, а в их органическом единстве. Они составляют единый диалек¬тический процесс, что и позволяет диалектической логике в процессе обобщения и абстрагирования удерживать и сохранять в определенном виде богатство единичного, особенного, преобразуя его в форму всеобщего.
От всего этого абстрагируется формальная логика, рассматривающая как формы мышления, так и его содер¬жание как нечто застывшее, постоянное, неизменное. Именно в этом смысле и надо понимать противополож¬ность логики диалектической и формальной.
Отметим также, что существенное различие в пони¬мании и использовании в познающем мышлении основ¬ных форм мышления формальной и диалектической логиками состоит в том, что для формальной логики по¬лучение вывода с помощью умозаключения является ее конечной целью. Задача формальной логики сводится к тому, чтобы из истинных понятий и суждений сделать логически правильный, истинный вывод. Диалектическая же логика идет дальше. Она не ограничивается полу¬чением отдельных, хотя и весьма важных, выводов и суждений, а использует их для формирования более фундаментальных форм познания, прежде всего науч¬ных теорий. Поэтому конечной целью диалектической логики является получение не отдельных научных вы¬водов, а формирование научных теорий и систем науч¬ного знания.
Все еще встречающаяся в литературе известная недо¬оценка и даже игнорирование роли формальной логики в процессе научно-теоретического мышления основаны на разделяемой некоторыми философами ошибочной точке зрения, будто существует какое-то «чистое» диалектиче¬ское мышление, которое совершается только на основе диалектических закономерностей и не подчиняется зако¬нам, изучаемым традиционной формальной логикой. Но эту точку зрения нельзя считать правильной. Всякое по¬знавательное мышление имеет диалектический характер, но это вовсе не значит, что такое мышление совершенно не считается с формально-логическими законами. Нет «чистого» диалектического мышления, свободного от формально-логических законов и правил, как нет и «чи- ствго» формально-логического мышления, осуществляю-щегося вне диалектических закономерностей и помимо них, независимо от того, сознаем мы это или не сознаем. Никакое так называемое диалектическое мышление не приведет нас к истине, если в нем игнорируются или на¬рушаются законы и правила, сформулированные фор¬мальной логикой. Существует мышление, подчиняющееся как диалектическим закономерностям, так и закономер¬ностям формально-логическим. Преднамеренное или оши¬бочное нарушение любой из этих закономерностей ведет к нарушению правильного хода мыслей и в конечном сче¬те к заблуждению. В этом и состоит органическая связь и единство диалектической и формальной логик.
Болгарский логик А. Бынков правильно отмечает, что «До сих пор больше подчеркивалась разница между фор¬мальной и диалектической логиками. В реальном про¬цессе познания средства диалектической и формальной логик даны в единстве. В этом единстве руководящую и определяющую роль играет диалектическая логика. С этой точки зрения правильно будет подчеркивать един¬ство формальной и диалектической логик»
Поэтому было бы неправильно воздвигать пропасть между формальной и диалектической логиками, не видеть органического единства логико-методологических требо¬ваний как той, так и другой науки и считать их несовме¬стимыми в процессе развития истинных знаний. Они не исключают одна другую, а, наоборот, предполагают друг друга. Формально-логические принципы, правила и зако¬ны функционируют в процессе познающего мышления под методологическим руководством диалектической логики, которая в свою очередь действует в полном соответствии с принципами, правилами и законами логики формаль¬ной. Все познавательные проблемы, решаемые средства¬ми как той, так и другой логики, находятся в диалектиче¬ском единстве.
Это видно хотя бы из того, что такие коренные про¬блемы науки, как, например, проблема парадоксов, со¬отношение конечного и бесконечного, прерывного и не¬прерывного и т. п., по своему существу являются про¬блемами диалектической логики, но они же являются основными теоретическими проблемами математической логики, в компетенцию которой входит решение многих конкретных вопросов указанных проблем.
М. Г. Чепиков называет «ряд проблем математической логики, к которым сегодня приковано внимание диалек¬тической логики: соотношение эмпирического и теорети¬ческого в процессе познания; формализация и реальное содержательное мышление, границы и значение формали¬зации; методологические проблемы экстенсиональных и интенсиональных логических построений; содержание и сущность метода исчисления в математической логике; антиномии и парадоксы в математической логике, пони-мание их логической и гносеологической сущности; значе¬ние и содержание аксиоматически-дедуктивного метода построения системы науки, возможности применения это¬го метода в различных областях знания и т. д. Этот дале¬ко не полный перечень проблем математической логики, стоящих в повестке дня современной науки, говорит о той большой роли, которую играет математическая логика в развитии исследовательской деятельности, в повышении потенциальных возможностей познания»
Правда, не все перечисленные здесь проблемы, как нам представляется, входят в предмет математической логики, а скорее логики диалектической, но определенная роль математической логики в их исследовании несо¬мненна.
Диалектическая логика, как и логика формальная, всем своим содержанием направлена против таких извра¬щений логического хода мыслей, как софистика и эклек¬тика. На этом вопросе следует остановиться несколько подробнее.
Дело в том, что в процессе логического мышления могут возникнуть самые различные ошибки, связанные с нарушением либо основных принципов диалектической логики, либо законов и правил мышления, изучаемых логикой формальной. Но ошибки бывают разные. Чаще всего исследователь допускает логическую ошибку в рас¬суждении или доказательстве не преднамеренно, а в результате рассеянности или недостаточно высокой ло¬гической культуры. Ошибочные выводы, получаемые в ходе такого рода рассуждений, обычно называют
. Однако бывают и такие ошибки, которые совер¬шаются умышленно, преднамеренно, с целью доказать заведомо ложное, но кому-то выгодное положение. Эти ошибки обычно маскируются, делаются незаметными для оппонентов. Такие рассуждения выступают обычно в фор¬ме софизмов. Софистическое рассуждение, как правило, осн'овано на внешнем сходстве явлений, на преднамерен¬но неправильном подборе исходных положений. Чаще все¬го софист вырывает факты из общей связи, использует двусмысленность слов, подменяет понятия и т. д. В учеб¬никах логики в качестве простого примера софистическо¬го рассуждения обычно приводят следующее умозаклю¬чение: 
То, чего ты не потерял, ты имеешь.
Ты не потерял рога.
Значит, ты имеешь рога.
Этот софизм построен на двусмысленном толкова¬нии слова «потерял». Потому и вывод получился ложный.
Некоторые утверждают, что софистические рассужде¬ния необходимо присущи человеку, что в определенный период развития мыслительной деятельности человека софистические рассуждения становятся даже преобла¬дающими. На подобной точке зрения стоял такой круп¬ный диалектик, как Гегель. Он полагал, что, скажем, ан¬тичный софизм существовал потому, что софисты тогда «находились на ступени рефлектирующей мысли» Здесь явная попытка замаскировать социальный смысл софи¬стики и выдать ее за неотъемлемое свойство человеческо¬го мышления. На самом деле человеку необходимо прису¬ще не софистическое рассуждение, а логически правиль¬ное мышление. К софистике же прибегают прежде всего люди, принадлежащие к отмирающему классу, интересы которого находятся в прямом противоречии с объектив¬ным ходом развития истории.
Эклектикой обычно называют механическое соедине¬ние несовместимых, не связанных между собой мыслей, взглядов. Между софистикой и эклектикой очень много общего. Как в том, так и-в другом случае извращается диалектика, выхватывается то одно, то другое суждение, которое подвергается произвольному истолкованию. Со¬фисты и эклектики очень часто выступают под маской диалектики, ратуют за рассмотрение предметов в их не¬прерывном движении, изменении, развитии. Но при этом они приходят к голому релятивизму, ибо не знают или не хотят знать подлинной диалектики, не понимают, что наряду с постоянным движением, развитием материаль¬ных явлений существует еще и относительный покой, со¬храняется в течение известного времени вполне реальная качественная определенность предметов.
Софисты и эклектики в процессе рассуждения пыта¬ются использовать факты, теоретические положения, принципы и т. п., создавая видимость всестороннего охва¬та предмета мышления. Однако эклектики совершенно безразличны к тому, связаны ли органически между со¬бой эти факты, положения, принципы, составляют ли они единое целое, однородны ли они. Более того, эклектики отличаются именно тем, что они механически, бесприн¬ципно соединяют совершенно разнородные, не относящие¬ся друг к другу факты и положения, нагромождают и механически ставят в один ряд совершенно чуждые друг другу моменты.
В области политики, например, эклектика выражает¬ся в том, что ее представители произвольно выбирают из числа различных и даже противоположных точек зрения такие, которые им выгодны и нужны для обоснования заранее определенных, нужных им позиций, хотя эти мо¬менты органически не связаны друг с другом. В области философии эклектика выражается в механическом соеди¬нении отдельных положений, заимствованных у различ¬ных и порой прямо противоположных философских си¬стем. К такой эклектической философии в настоящее время нередко прибегают представители идеализма, на¬учная несостоятельность которого становится все более очевидной в свете новейших достижений науки и общест¬венной практики. Чтобы хоть как-то спасти свою фило¬софскую систему, идеалисты вынуждены пойти на неко¬торые уступки материализму, заимствовать у него неко¬торые положения в надежде создать в философии, по выражению В. И. Ленина, «презренную партию сере¬дины» .
В. И. Ленин блестяще разоблачил эклектизм махи¬стов, которые пытались метафизически объединить субъ¬ективный идеализм с диалектическим материализмом, найти что-то общее у этих диаметрально противополож¬ных философских систем и из этой эклектической меша¬нины создать некую «серединную» философию, которая бы преодолела коренную противоположность между диалектическим материализмом и идеализмом. Он пока¬зал, что такие попытки, по существу, являются жалкими потугами идеалистов спасти свою реакционную филосо¬фию от неминуемого краха, а заодно и скомпрометиро¬вать диалектико-материалистическую философию. Такие
попытки эклектически соединить несоединимое — мате-риализм и идеализм — часто предпринимаются и в на-стоящее время. Это относится, например, к современным семантическим идеалистам, которые до сих пор стремятся преодолеть различие между материализмом и идеализ¬мом путем отбрасывания основного вопроса философии.
Борьба Ленина против эклектики не утратила своего значения и в настоящее время, поскольку методологиче¬ской основой современного ревизионизма и идеализма по- прежнему остаются эклектика, софистика, выхватывание отдельных положений и фактов, не связанных друг с другом, рассмотрение их вне их органического единства или соединение и отождествление совершенно разнород¬ных и прямо противоположных явлений, фактов.
По этой линии шел, например, Д. Лукач, который в своей книге «Разрушение разума» пытался замаскиро¬вать коренную противоположность диалектического ма¬териализма идеалистическому мировоззрению, эклектиче¬ски объединить их в единое целое под названием «после¬довательно проведенная философия». С его точки зрения, борьба в области философии в настоящее время проис¬ходит не между материализмом и идеализмом, а между «разумом», в который он включает рационализм и диа¬лектику, в том числе и диалектику Гегеля, и «неразуме- нием» (иррационализм и метафизика).
«Разум», или «последовательно проведенная филосо¬фия»,— это и есть эклектическая мешанина, в которую входит как материализм, так и идеализм, поскольку и идеалистическая философия может быть «последователь¬но проведенной». Известно, что и ложные по своему со¬держанию мысли могут быть облечены в логически пра¬вильную форму, но от этого они отнюдь не становятся истинными. Лукач говорил о принципиальной совмести¬мости религии и последовательно проведенной филосо¬фии. Но именно последовательно проведенный идеализм и является, так сказать, «теоретическим» обоснованием религии.
Подтасовка фактов и нарушение законов логики при¬водит софистов и эклектиков к тому, что они не только исключают возможность выдвижения новых, творческих идей и теоретических положений, но парализуют мысли¬тельную способность исследователя, поскольку требуют сочетания различных несовместимых положений, прино¬ся огромный вред и тем теориям, из которых они заим¬ствуют нужные им положения. Разрозненные идеи и по- 1G0
ложения, взятые из разных или противоположных теорий и точек зрения, не могут составить логически стройной, научно достоверной, творческой теории, поскольку они, как правило, представляют собой хаотическое нагромож¬дение чуждых друг другу мыслей.
Софистика и эклектика, таким образом, представляют собой грубое извращение сущности, коренных требова¬ний к мышлению как диалектической, так и формальной логик.
Суммируя все изложенное, можно сказать, что диа¬лектическая и формальная логики, выполняя свои функ¬ции в процессе становления и развития объективной исти¬ны, действуют в диалектическом единстве. Но в этом единстве руководящая и направляющая логико-методо- логическая роль принадлежит диалектической логике как теории и методологии научного познания. И только в этом единстве они способны в достаточной мере удов¬летворить возрастающие потребности науки во все более совершенных средствах, формах и методах научного по-знания. «Базируясь на истории развития познания,— пра¬вильно отмечает М. Г. Чепиков,—диалектическая логика является, как видно, той общей логической основой по¬знания, общей логической теорией, опираясь на которую можно понять все другие (менее общие и частные) ло¬гические теории, включая и математическую логику»
Соотношение между формальной и диалектической логиками Ф. Энгельс, как известно, сравнил с соотноше¬нием между элементарной, школьной и высшей матема¬тикой. Он считал, что функционирование формальной ло¬гики ограничивается той областью, в которой достаточны категории, представляющие собой как бы низшую мате¬матику логики, применяющиеся в условиях домашнего обихода . Разъясняя свою позицию, Энгельс в другом месте писал: «Элементарная математика, математика
постоянных величин, движется, по крайней мере в общем и целом, в пределах формальной логики; математика переменных величин, самый значительный отдел которой составляет исчисление бесконечно малых, есть суще¬ству не что иное, как применение диалектики к матема¬тическим отношениям» .
Но элементарная математика, например арифметика и простейшие алгебраические формулы, применяется не
только на самых простейших, первоначальных вычисли¬тельных операциях, но и в самых сложных математиче¬ских исчислениях. В этих случаях элементарная матема¬тика «работает» в неразрывной связи с высшей матема¬тикой, выполняя свою, вполне определенную роль. Ана¬логичную роль в сложных познавательных актах играет формальная логика. Действуя в неразрывной связи с ди¬алектической логикой, она обеспечивает последователь¬ность, определенность, однозначность, логическую непро¬тиворечивость, т. е. формальную правильность рассуж¬дения. Но так как рассуждениями исследователь поль¬зуется на любой стадии познания, то и формальная логи¬ка, обеспечивающая правильность этих рассуждений, в полной мере действует на протяжении всего познаватель¬ного процесса.
Как видим, проблема соотношения формальной (тра-диционной), математической и диалектической логик до¬вольно интенсивно исследуется в нашей -философской ли¬тературе. Но важность и актуальность этой проблемы, огромное значение правильного ее решения не только для философии, но и для развития естествознания тре¬буют дальнейшей творческой разработки этой проблемы.
В связи с этим нам хотелось бы отметить еще одно исследование, в котором решение данной проблемы нам кажется интересным и перспективным. Имеется в виду книга В. Н. Борисова «Уровни логического процесса и основные направления их исследования», изданная Ново¬сибирским госуниверситетом в 1967 г. В этой книге про¬водится точка зрения, согласно которой формальная, ма¬тематическая и диалектическая логики действуют на различных логических уровнях.
О двух структурных уровнях, или «разрезах», про¬цесса мышления говорится также в статье Ю. П. Веди- на К Автор этой статьи считает, что мышление содержит в себе два основных логических уровня. Первый из них включает в себя многообразные логические структуры (понятия и суждения, дедуктивные и индуктивные умо¬заключения), а также законы и правила, изучаемые формальной логикой. Эти логические структуры не свя¬заны непосредственно с содержанием мышления, явля¬ются внешними по отношению к нему. Второй, высший структурный уровень мышления составляет категориаль- ныи синтез, который, по мнению автора, представляет со¬бой «внутреннюю структуру понятийных картин предмет¬ных ситуаций». Категориальная структура мышления и является исходной основой диалектической логики.
В соответствии с этим автор определяет диалектиче¬скую логику «как науку, изучающую (а) категориаль¬ную структуру мышления — ее возникновение и развитие, отношение к действительности, роль в познании — и (б) эффективные, отвечающие современному научному по¬знанию методологические принципы и правила примене¬ния категориальной структуры в содержательном иссле¬довании, основанные на диалектико-материалистическом учении об универсальных законах и формах связи дей¬ствительности, а также их познании»
Различие двух отмеченных уровней мышления—ло-гического и структурного—дает, по мнению Ю. П. Веди- на, возможность провести четкую демаркационную ли¬нию между диалектической и формальной логиками.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: