Основные принципы диалектической логики

Время: 24-02-2013, 18:46 Просмотров: 2674 Автор: antonin
    
Значение диалектической логики состоит в том, что она раскрывает общие закономерности развития позна¬вательного процесса, выявляет место и роль в познании основных законов и категорий диалектического материа¬лизма, формулирует основные логико-методологические принципы научного познания и прогрессивного преобра¬зования действительности. Каждый закон материалисти¬ческой диалектики, каждая ее категория позволяют нам сформулировать соответствующие логические правила—• определенные требования к мыслящему субъекту, при¬званные ориентировать его в познавательной деятель-ности.
Определенные требования, или правила мышления,, разработанные на основе всеобщих законов действитель¬ности и познания и ориентирующие людей в их теоретической деятельности, представляют собой
Соответствующие требования к мыслящему субъекту выражают также законы и правила
формальной логики, отражающие ту или иную общую сторону или связь объективной действительности. В част¬ности, закон тождества выражает момент устойчивости, относительного покоя, характерного для всех вещей и явлений объективной действительности. Закон противоре¬чия и закон исключенного третьего отражают взаимо- исключенность и несовместимость определенных явлений, сторон, свойств объективной действительности. Закон до¬статочного основания выражает применительно к мышле¬нию объективно действующий закон причинности.
В отличие от законов и принципов формальной логи¬ки, которые отражают лишь связи мыслей в рассужде¬нии, соответствующие определенным связям явлений действительности, принципы диалектической логики в своих категориях отражают всеобщие стороны и связи действительности: изменчивость предметов внешнего
мира, их развитие, противоречивость, взаимопереход про-тивоположностей и т. д.
Основные принципы и содержание диалектической логики были разработаны В. И. Лениным в его трудах «Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошиб¬ках тт. Троцкого и Бухарина», в «Философских тетрадях», в книге «Материализм и эмпириокритицизм» и в других произведениях. Особенно обстоятельно и глубоко основ¬ные принципы диалектической логики были разработаны
Лениным в «Философских тетрадях» в виде шестнадцати элементов диалектики. Здесь дано концентрированное выражение наиболее важных, наиболее существенных сторон, особенностей, черт диалектики в ее онтологиче¬ском и гносеологическом аспектах, разработаны структу¬ра этой науки и ее важнейшие составные элементы.
Большое внимание В. И. Ленин уделяет разработке таких коренных принципов диалектической логики, как принцип движения наших знаний от абстрактного к кон¬кретному, принципы единства исторического и логиче¬ского, объективности и всесторонности рассмотрения, конкретности истины, раздвоения единого и познания противоречивых сторон его, рассмотрения предмета в его движении и развитии, единства анализа и синтеза, фор¬мы и содержания в познании, принцип бесконечного про¬грессивного развития человеческих знаний и др.
Ниже мы кратко рассмотрим логическое и гносеоло¬гическое содержание этих принципов.
Объективность рассмотрения. Эту черту диалектики В. И. Ленин выделяет в первую очередь, ибо она показы¬вает исходный принцип всякого познания, заключающий¬ся в материалистическом решении основного вопроса фи¬лософии.
Принцип объективности рассмотрения состоит в том, что, познавая вещь, мы должны стремиться брать ее та¬кой, какой она является на самом деле, без всяких субъ¬ективных добавлений. Важность этого принципа состоит в том, что он, с одной стороны, направлен против идеа¬листических основ теории познания, а с другой — предо¬стерегает нас от ошибок в познании, связанных с неоправ¬данным внесением в изучаемый объект некоторых эле¬ментов субъективного, произвольного, не присущего са¬мой вещи. Это может выразиться в рассмотрении вещи как изолированного объекта, не связанного с другими вещами, явлениями, в игнорировании факта ее непрерыв¬ного движения, развития и т. п.
Все искусство познания состоит именно в том, чтобы найти пути и средства проникновения в вещь, как она существует сама по себе, в ее сущность, в ее «внутренний мир» и избежать при этом соблазна внести в нее нечто чуждое самой вещи, что нередко бывает, когда исследо¬ватель встречается с непреодолимыми для него трудно¬стями в познании. В другом месте «Философских тетра¬дей» В. И. Ленин, комментируя высказывания Гегеля о философии Эпикура, так формулирует эту проблему:
«...как вообще объективным образом в нас входит то, что находится вне нас...»1.
Эту коренную проблему теории познания издавна пытались решить философы, но в домарксовский период она по-настоящему так и не была решена. Идеалисты не могли решить эту проблему потому, что они исходили из антинаучного положения о вторичности объекта позна¬ния, а агностики уверяли, что эта проблема вообще не может быть решена, ибо сущность вещей непознаваема. Домарксовские материалисты хотя и подошли вплотную к решению этой проблемы, но до конца научно не могли ее решить потому, что они ограниченно понимали роль практики в процессе познания.
Конечно, проблема эта не простая и решить ее не так- то легко: ведь в процессе научного исследования неред¬ко бывает весьма трудно определить, что объективно принадлежит изучаемой вещи и что было привнесено нами в процессе ее познания. Трудность решения этой проблемы усугубляется тем больше, чем глубже человек проникает в сущность окружающих его явлений, и осо¬бенно тех явлений, которые он не может непосредственно воспринимать не только невооруженными органами чувств, но и вооружившись самыми совершенными при-борами. Те процессы, которые происходят в микромире, в глубинах Вселенной, в недрах космических тел и т. п.,' человек не может воспринимать непосредственно, и про¬блема объективности рассмотрения здесь решается еще труднее.
И же с позиций марксизма, с позиций диалекти¬ческой логики эта проблема была решена научно. Ключ к ее решению оказался в подлинно научном, марксист¬ском решении вопроса об общественной практике и ее роли в процессе познания. Только общественная практика дает нам возможность отделить субъективное от объек¬тивного. Человек непосредственно не воспринимает яв¬ления микромира, но убежден в объективности многих процессов, которые там происходят, ибо знания о них люди применили на практике и проверили практикой в виде атомных электростанций, атомных ледоколов, под¬водных лодок и т. п. «Точка зрения жизни, практики, писал В. И. Ленин,— должна быть первой и основной точкой зрения теории познания» 2.
. Поли. собр. соч., т. 29, с. 264. . Поли. собр. соч., т. 18, с. 145.
Таким образом, принцип объективности рассмотрения в диалектической логике считается одним из основных логических требований, выполнение которого является необходимым условием всякого научного познания.
Всесторонность рассмотрения. Второй элемент диа¬лектики В. И. Ленин сформулировал так: «...вся совокуп¬ность многоразличных этой вещи к дру¬
гим» Главная задача диалектической логики, по Лени¬ну, состоит в том, чтобы охватить предмет со всех сторон, выявить и отразить его бесконечно многообразные (по крайней мере главные, основные) стороны и связи. Ленин назвал гениальной идею Гегеля о всемирной, всесторон¬ней, живой связи всего со всем и отражении этой связи в понятиях человека. «Река и в этой реке. Положе¬ние капли, ее отношение к другим; ее связь с дру¬
гими; направление ее движения; скорость; линия движе¬ния— прямая, кривая, круглая etc.— вверх, вниз. Сумма движения. Понятия как отдельных сторон движе¬
ния, отдельных капель ( = ,,вещей"), отдельных „ etc. Вот приблизительно картина мира по Логике Геге¬ля,— конечно, минус боженька и абсолют»2.
Проблема связи изучаемого предмета с другими пред¬метами, явлениями вообще занимает очень важное место в диалектической логике. Любой ученый, в какой бы об¬ласти окружающего нас мира он ни занимался исследо¬ваниями, встретится в познании с серьезными трудностя¬ми, если он будет рассматривать изучаемое явление вне связи с другими явлениями, в отрыве от них, если он будет игнорировать факт взаимосвязи и взаимозависимо¬сти всех окружающих нас явлений. Материалистическая диалектика, будучи наукой о всеобщей связи, взаимоза¬висимости и взаимообусловленности предметов, явлений материального мира, позволяет исследователю подойти к изучаемому объекту как к определенному звену в бес¬конечной цепи всеобщей связи, изучить отношение этого предмета к другим предметам, вскрыть его зависимость от них н тем самым познать его сущность. «Чтобы дей-ствительно знать предмет,— указывал В. И. Ленин,— надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опо¬средствования». Мы никогда не достигнем этого полно¬стью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения»3.
. Поли. собр. соч., т. 29, с. 202. Там же, с. 131 — 132.
. Поли. собр. соч., т. 42, с. 290.
Только изучив связи и отношения непосредственно воспринимаемых явлений, человек познает другие явле¬ния, с которыми они взаимодействуют, но которые чело¬веком непосредственно не воспринимаются. Так, человек непосредственно не может определить химический состав поверхности Солнца и звезд, но он узнаёт об этом подвер¬гая спектральному анализу лучи света, испускаемые эти¬ми небесными телами. Человек никогда непосредственно не воспринимал процесс превращения неорганической материи в органическую, но наука все глубже и глубже познает этот процесс через другие явления, с которыми он связан и которые человек воспринимает непосредст-венно.
Если бы в окружающем нас мире не было всеобщей связи и взаимосвязи явлений, то мы не могли бы ничего узнать о тех предметах или их свойствах, которые непо¬средственно нами не воспринимаются. Более того, тогда логическое мышление вообще потеряло бы всякое значе¬ние для познания, которое построено исключительно па этих связях. Сама наука в этом случае оказалась бы из¬лишней, ибо человек мог бы познавать только то, что он воспринимает непосредственно.
В. И. Ленин придавал огромное значение этому ко¬ренному принципу теории познания диалектического ма¬териализма. Диалектика Маркса, писал он, будучи по¬следним словом научно-эволюционного метода, запре¬щает именно изолированное, т. е. однобокое и уродливо искаженное, рассмотрение предмета. Отвергая идею о существовании неких «чистых» явлений, обособленных от всего окружающего мира и не связанных с ним,
В. И. Ленин писал: «Чистых» явлений ни в природе, ни в обществе и быть не может — об этом учит именно
диалектика Маркса, показывающая нам, что самое поня¬тие чистоты есть некоторая узость, однобокость человече¬ского познания, не охватывающего предмет до конца во всей его сложности»
Материалистическая теория познания, основываясь на принципе всеобщей связи и взаимозависимости явле¬ний, учит, что все зависит от условия, места и времени, что одно и то же положение, истинное в одних условиях, становится ложным в других, изменившихся условиях, одно и то же явление, прогрессивное, полезное в одних условиях, становится реакционным, вредным в других условиях. Это имеет огромное методологическое зна¬чение.
Рассмотрение предмета в его движении, развитии.
Формулируя третий элемент диалектики, В. И. Ленин писал: «...развитие этой вещи (respective явления), ее собственное движение, ее собственная жизнь» х. Второй и третий элементы диалектики, по существу, являются конкретизацией первого элемента — объективности рас¬смотрения. Однобокое, одностороннее рассмотрение предмета, игнорирование его связи с другими предмета¬ми, так же как рассмотрение его вне движения, разви¬тия, неизбежно приводит к субъективизму, к нарушению принципа объективности рассмотрения.
Из третьего элемента диалектики следует третий прин¬цип диалектической логики, который можно сформулиро¬вать так: рассмотрение предмета в его движении, разви¬тии. Главное требование диалектической логики—охва¬тить предмет со всех сторон, выявить и отразить все его важнейшие стороны и связи — можно выполнить только в том случае, если рассматривать изучаемый объект не в статике, а в динамике, не в мертвом и застывшем со¬стоянии, а в движении, развитии.
Только изучив прошлое того или иного предмета, ис¬торию его возникновения и развития, исследователь по¬лучает возможность не только понять его настоящее, рас¬крыть его сущность, основные закономерности его разви¬тия, но и понять его будущее, пути его дальнейшего развития. Чтобы прийти к правильному выводу, необхо-димо «смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь ста¬ла теперь» 2.
Важность рассмотрения материальных явлений в ди¬намике определяется тем, что движение, развитие мате¬риальных образований — это не рядовое, не преходящее их свойство, а атрибут материи, форма ее существования. В развитии заключена и в развитии проявляется сущ-ность предметов, явлений материального мира, ибо про¬грессивное изменение любой вещи определяется внутрен¬ними закономерными процессами, происходящими в ней, борьбой ее противоположных тенденций, а не внешними
. Поли. собр. соч., т. 29, с. 202. . Поли. собр. соч., т. 39, с. 67.
обстоятельствами. Поэтому движение вещи рассматри¬вается В. И. Лениным как ее , имеющее
определенную тенденцию, определенную направленность, соответствующую природе этой вещи и потребностям ее поступательного изменения.
Но если развитие является коренным, неотъемлемым свойством материальных предметов, если их сущность проявляется в развитии, то и изучать каждое явление можно только в развитии. «...Диалектическая логика,— писал Ленин,— требует, чтобы брать предмет в его раз¬витии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), из¬менении» Именно в процессе развития можно отделить случайное от необходимого, преходящее от закономер¬ного.
Но если предметы, явления материального мира на¬ходятся в постоянном движении, развитии, то можно ли их выразить в научных понятиях, а если да, то как дви¬жущиеся и изменяющиеся предметы выразить в поняти¬ях? Вопрос этот имеет важное значение, над его реше¬нием бились многие поколения философов, но решить его в домарксовский период так и не удалось. Важнейшей причиной этого было то, что домарксовские философы рассматривали понятия как неподвижные, постоянные, раз и навсегда данные. Поэтому они и не знали, как дви¬жущиеся и изменяющиеся предметы выразить в постоян-ных и неизменных понятиях.
В. И. Ленин также придавал этому вопросу большое значение. Вопрос не в том, писал он, есть ли движение, а в том, как его выразить в логике понятий. И диалекти¬ческая логика дала ответ на этот вопрос. Она исходит из того, что выразить в научных понятиях движущийся, раз¬вивающийся предмет можно только в том случае, если рассматривать логические понятия и категории, логиче¬ские законы и формы мысли диалектически, не как по¬стоянные и неизменные, а как изменчивые, текучие. По¬скольку логические категории есть отражение определен¬ных сторон действительности, постольку они должны изменяться, развиваться вслед за развитием действитель¬ности и наших знаний о ней и в полном соответствии с этим развитием. «...Если развивается,— писал
В. И. Ленин,— то относится ли сие к самым общим
и мышления? Если нет, значит, мышле¬
ние не связано с бытием. Если да, значит, есть диалекти¬ка понятий и диалектика познания, имеющая объективное значение»
Постоянно углубляя и совершенствуя свои знания, человек совершенствует и понятия, приводит их в соот¬ветствие с теми новыми знаниями, которые он получил об этих предметах, явлениях, или в соответствие с теми изменениями, которые произошли с предметами в процес¬се их дальнейшего развития. Вот почему В. И. Ленин по¬стоянно подчеркивал, что «...человеческие понятия не не¬подвижны, а вечно движутся, переходят друг в друга, переливают одно в другое, без этого они не отражают живой жизни. Анализ понятий, изучение их, „искусство оперировать с ними" (Энгельс) требует всегда изучения понятий, их связи, их взаимопереходов»2. В этом смысле мы и говорим о диалектической гибкости понятий.
Следует подчеркнуть, что отмеченные выше коренные принципы диалектической логики — принцип всеобщей связи и принцип развития—неразрывно связаны между собой и действуют в органическом единстве. Рассматри¬вая мир в целом, диалектический материализм прежде всего отмечает в нем две противоположные и неразрывно связанные между собой стороны. С одной стороны, мир един, и это единство состоит в его материальности. Все¬общая связь и взаимозависимость явлений действитель¬ности и есть проявление материального единства мира. Но так как движение, развитие предметов является вы¬ражением их всеобщей связи, то движение и развитие суть также проявление материального единства мира. Этим и объясняется наличие всеобщих законов развития. С другой стороны, материальный мир бесконечно много¬образен, что и определяет многообразие форм и законов развития.
Принцип изучения предметов в их движении, разви¬тии теснейшим образом связан с принципом конкретного подхода к рассмотрению явлений действительности. Под¬ход к рассмотрению явлений в соответствии с формально¬логическими выводами и ранее полученными формулами недостаточен в исследовании явлений природы. Тем бо¬лее нельзя ограничиться этим при познании явлений об¬щественной жизни.
В случаях, когда речь идет о явлениях обыденной практики, такой подход оправдывает себя. Но если речь идет об исследовании сложных, противоречивых процес¬сов, то здесь одного лишь соблюдения формы связи по¬нятий в суждении и суждений в умозаключении явно недостаточно.
Догматический подход к теории, механическое распро¬странение устаревших формул и положений на изменив¬шуюся ситуацию, внеисторический подход к раскрытию сущности явлений не только направлены против самой теории, поскольку это приводит к ее извращению, но и наносят большой вред практической деятельности про¬грессивных сил общества. Догматизм всегда был на во¬оружении ревизионистов (правых и «левых»), стремящих¬ся извратить марксистско-ленинскую теорию, выхоло¬стить из нее революционное содержание.
Принцип единства исторического и логического. Под историческим понимается объективная реальность, рас- , сматриваемая в развитии. Логическое означает опреде- • ленную необходимую связь понятий, отражающих в со¬знании человека в виде идеальных образов объективный мир. Историческое, таким образом, является первичным, логическое — вторичным, снимком с исторического.
Принцип единства исторического и логического в по¬знании неразрывно связан с предыдущим, является его дальнейшим развитием, конкретизацией. Если тот или иной предмет можно познать только в его движении, раз¬витии, то, исследуя его, мы должны проследить всю его историю, все основные этапы его развития. А это значит, что логика развития нашей мысли в процессе познания предмета должна в общем и целом совпадать с историей его развития. Логика теоретического познания только тогда правильно отразит внутреннее содержание и зако¬номерности развития того или иного явления, когда оно рассматривается с точки зрения его возникновения и исто¬рического развития. Логика познания должна воспроиз¬водить объективную логику движения, развития матери¬альных предметов, ибо познать предмет — значит вскрыть историю его возникновения и развития.
В течение многих столетий люди бились над решением проблемы органических видов, пытались проникнуть в сущность развития органического мира, раскрыть тайну возникновения современных видов животных и растений, познать их внутреннюю сущность. Однако до Ч. Дарвина им удалось очень мало узнать о сущности органических 122
видов и закономерностях их развития. Объясняется это тем, что естествоиспытатели к изучению этой проблемы подходили неисторически, пытаясь познать сущность ви¬дов животных и растений независимо от характера их развития, в отрыве от их прошлого.
Правда, и до Дарвина некоторые ученые стремились подойти исторически к этой проблеме, но они не имели успеха, так как придерживались неправильных методо¬логических основ. Одну из таких попыток предпринял французский ученый Ж. Кювье, который уверял, что по¬явление новых видов животных и растений объясняется не их внутренним развитием, а катаклизмами, в резуль¬тате которых погибают все старые органические виды, а затем по каким-то таинственным причинам появляются новые. Это отрицало какую бы то ни было связь между предшествующим и последующим, между старым и но¬вым, игнорировало период постепенного подготовления возникновения нового вида. Поэтому Кювье и не смог правильно решить проблему происхождения органиче¬ских видов.
Принцип единства исторического и логического в по¬знании вовсе не означает, что логическое пассивно пле¬тется за историческим и лишено самостоятельности, что логический ход мысли должен воспроизвести решительно весь процесс исторического развития изучаемого предме¬та, явления, все его эмпирические подробности, все огромное многообразие зигзагов и случайностей. Логи¬ческое, учит диалектический материализм, есть историче¬ское, но сокращенное, обобщенное, освобожденное от всего случайного, наносного, несущественного, в логиче¬ском сохраняется только существенное, закономерное.
Однако при исследовании более узких научных про¬блем ученым нередко приходится делать отступления от истории. Возьмем, например, «Капитал» К. Маркса, который является блестящим образцом применения прин¬ципа единства логического и исторического в научном исследовании. В этом труде логический ход исследования Маркса не всегда строго следует историческому разви¬тию исследуемых экономических явлений. Так, в истори¬ческом ходе развития сначала возник торговый капитал, а позже появился и развивался промышленный капитал. Однако теоретический анализ этих экономических явле¬ний Маркс осуществлял в обратном порядке. Только после тщательного изучения промышленного капитала, после открытия на этой основе закона прибавочной стои¬мости он получил возможность вскрыть природу торго,- вого капитала.
Объясняя такое отступление от исторического хода развития в процессе научного исследования, Маркс го¬ворил, что часто бывает чрезвычайно трудно понять сущ¬ность исторически более ранней ступени развития явле¬ний без исследования их в более позднем и более совер¬шенном виде. «Анатомия человека,— писал он,— ключ к анатомии обезьяны. Наоборот, намеки более высокого у низших видов животных могут быть поняты только в том случае, если само это более высокое уже известно»
Принцип единства анализа и синтеза. Седьмой эле¬мент диалектики В. И. Ленин формулирует так: «...соеди¬нение анализа и синтеза,— разборка отдельных частей и совокупность, суммирование этих частей вместе» . В со¬ответствии с этим следующим принципом диалектической логики является принцип единства анализа и синтеза.
Для того чтобы изучить какой-либо предмет, составить научное понятие о нем, нужно прежде всего произвести анализ, т. е. мысленно разложить его на составные эле¬менты, выделить присущие ему свойства, качества и Подробно изучить их в отдельности.
Значение анализа в процессе познания хорошо видно при исследовании единства и борьбы различных проти¬воположностей на основе предыдущего принципа диалек¬тической логики. Известно, что все противоположности в естественном виде находятся в органическом единстве, они неотделимы друг от друга в том смысле, что если по той или иной причине исчезнет одна противоположность, то неизбежно исчезнет или приобретает иное качествен¬ное состояние и другая противоположность.
Но в таком неразрывном единстве их трудно исследо¬вать. Чтобы проникнуть в сущность каждой из противо¬положностей, определить их основу, характер связи и взаимозависимости между ними, узнать, что связывает в единое целое эти противоположности и как это единство влияет на каждую из них, необходимо мысленно разъ¬единить их, отделить друг от друга и подвергнуть каж¬дую в отдельности тщательному изучению.
Например, способ производства, как известно,— это диалектическое единство таких противоположностей, как производительные силы и производственные отношения. Но способ производства невозможно изучить рассматри-
вая его в целом, не разлагая его на составные элементы и прежде всего не выделяя для специального рассмотре¬ния в отдельности каждую из его противоположностей. Когда же приступают к изучению каждой из противопо¬ложностей, то нередко возникает потребность, в свою очередь, разложить ее на свои составные элементы и подвергнуть глубокому научному исследованию.
Так, при изучении способа производства, после мыс¬ленного расчленения его на производительные силы и производственные отношения, необходимо приступить к исследованию одной из этих противоположностей, на¬пример производительных сил. С этой целью их разлага¬ют на составные элементы (орудия производства, сред¬ства труда и люди, кадры, производители материальных благ) и подвергают каждый из них специальному изуче¬нию в отвлечении от других элементов. Без такого раз¬ложения изучаемого предмета, явления на составляющие его элементы, стороны, части и без глубокого изучения их в отдельности не может осуществляться ни один бо¬лее или менее сложный процесс познания.
Правильно и последовательно проведенный анализ дает возможность через единичное, конкретное познать общее, абстрактное, вскрыть внутреннее, существенное, закономерное, составить научное понятие о предмете, яв-' лении объективного мира. При помощи научного анализа исследователь получает возможность, опираясь на явле¬ния, на внешние стороны, вскрыть сущность предмета, его коренные качества.
Но анализ — это не конец, а только начало процесса познания. Чтобы глубоко изучить какой-нибудь предмет, недостаточно знать только его отдельные части. Необхо¬димо, кроме того, изучить взаимосвязь и взаимозависи¬мость этих частей в самом предмете, рассмотреть их в совокупности, исследовать изученные части как нераз¬рывное единое целое. Знать составные части предмета — это еще не значит знать предмет. Можно хорошо знать отдельные части, стороны, отдельные особенности того или иного общественного строя, но ничего не понимать в его сущности, если не знать или неправильно понимать взаимосвязь и взаимозависимость этих сторон, особенно¬стей. Так, буржуазные экономисты до Маркса более или менее хорошо знали отдельные законы капитализма, но они не смогли вскрыть действительную сущность этого общественного строя, и именно потому, что не поняли действительной взаимосвязи отдельных сторон этого
строя, истинных взаимоотношений между различными об¬щественными классами, группами, различными общест¬венными явлениями.
Чтобы действительно знать изучаемый предмет, яв¬ление, составить себе научное понятие о нем, необходимо рассматривать его в целом, установить взаимосвязь и взаимозависимость его составных частей, свойств, сторон в их совокупности, т. е. составить себе ясное представле¬ние об этом предмете как некотором единстве. При помо¬щи только анализа этого сделать невозможно. Поэтому анализ применяется в познании в тесном единстве с дру¬гим, противоположным ему логическим приемом позна¬ния — синтезом.
Синтез не означает простого механического соедине¬ния ранее разъединенных элементов единого целого. В ходе синтезирования раскрываются место и роль каж¬дого элемента в системе единого целого, познается их проявление в предмете как единство многообразного. Синтез позволяет вскрыть и исследовать конкретное и абстрактное, единичное и общее, различное и тождест¬венное и т. п., понять их как единство противоположно¬стей. Синтез показывает, что различные элементы изу¬чаемого предмета, его многочисленные свойства, стороны не просто сосуществуют в этом предмете, а находятся в нем в неразрывном единстве, обусловливают друг дру¬га, оказывают определенное влияние друг на друга вну¬три данного предмета и на другие предметы, явления материального мира.
Если в процессе анализа движение мысли осуществ¬ляется от конкретного к абстрактному, от единого к мно¬гообразному, от сложного к простому, то в ходе синтеза весь этот процесс протекает в обратном направлении — от абстрактного к конкретному, от многообразного к еди¬ному, от простого к сложному. В этом, между прочим, и проявляется природа анализа и синтеза как противопо¬ложностей.
Анализ и синтез, следовательно,— это не самостоя¬тельные, не оторванные друг от друга способы познания. «... Мышление,— писал Ф. Энгельс,— состоит столько же в разложении предметов сознания на их элементы, сколь¬ко в объединении связанных друг с другом элементов в некоторое единство. Без анализа нет синтеза» 1.
Принцип единства формы и содержания. В качестве


особого элемента диалектики, в котором конкретизирует¬ся, как в частном случае, общее положение о превраще¬нии в свою противоположность, о переходе одного в дру¬гое, В. И. Ленин выдвинул следующее: «...борьба содер¬жания с формой и обратно. Сбрасывание формы, передел¬ка содержания» 1.
Что означает эта ленинская формула?
Она прежде всего означает, что содержание как сово¬купность элементов, сторон, процессов каждого предме¬та, явления и форма как внутренняя организация содер¬жания представляют собой единство противоположно¬стей, между которыми постоянно происходит борьба, приводящая к уничтожению старой формы, или, говоря словами В. И. Ленина, к сбрасыванию формы и замене ее новой формой, соответствующей новому содержанию.
Как логический и методологический принцип этот эле¬мент диалектики имеет огромное значение прежде всего потому, что правильное использование форм научно-аб- страктного мышления, форм познания, их неразрывное единство с объективным содержанием, с предметами, яв¬лениями материального мира обеспечивает нам истинное познание окружающих явлений, помогает вскрыть самые глубокие процессы, скрытые от нас связи и закономерно¬сти действительности.
В научном познании действуют те же закономерности единства и борьбы формы и содержания, что и в мате¬риальной действительности. Всякий познавательный про¬цесс может совершаться только в определенных формах мышления; являясь отражением форм объективного мира, они организуют познавательный процесс, обеспечи-вают его поступательное развитие. В содержание же мышления входят не только элементы мысли, которые участвуют в процессе познающего мышления, но прежде всего взаимосвязь этих элементов, их взаимодействие и взаимопереходы. Именно эти процессы и определяют дви¬жение мышления, обусловливают получение новых до¬стоверных мыслей и потому характеризуют содержание процесса мышления.
В материальной действительности важнейшая особен¬ность формы состоит в том, что она выражает и органи¬зует содержание. В применении к мышлению, к познанию это означает, что формы мысли существуют для того, чтобы выражать то содержание знаний, которое отра¬
жается в этих мыслях. Но наши мысли могут отражать только предметы, явления, их связи и отношения, т. е. тот материал, который дает нам объективная действитель¬ность. Вне этого материального содержания формы пу¬сты, мертвы, бесполезны. А из этого следует, что формы мысли неразрывно связаны с их содержанием; в голове человека не может возникнуть ни одной мысли, которая бы не была выражена в соответствующей форме, так же как всякая форма мысли выражает определенное содер¬жание. Формы мысли можно только абстрагировать в целях их изучения, но оторвать их от содержания мыслей невозможно. В. И. Ленин указывал, что действительное познание происходит не с помощью пустых, бессодержа¬тельных абстракций, а посредством понятий, являющихся отражением материальных вещей и отношений.
Но форма не только выражает, но и содер¬
жание. В применении к мышлению это положение, разу¬меется, вовсе не означает, что форма якобы представляет собой нечто абсолютно самостоятельное, первичное по отношению к материальному содержанию, что она упо¬рядочивает это содержание, устраняет тот хаос, который имеет место в материальном мире, основываясь только на своих внутренних закономерностях, не имеющих отно¬шения к этому миру, как уверяют идеалисты от пифаго¬рейцев и Платона до Канта и от Канта до Рассела, Кар¬напа и других современных идеалистов.
Логические формы организуют содержание в том смы¬сле, что они дают возможность человеку раскрыть самые глубокие связи и отношения в материальной действитель¬ности, открыть важнейшие закономерности ее развития, соединить наши отрывочные, разрозненные или неполные знания о предметах материального мира в стройную на¬учную теорию. Но эти свои функции логические формы способны выполнить потому, что они сами являются об¬общенным отражением действительности, отражением наиболее общих связей, существующих в материальном мире, что они выросли из объективной действительности и порождены ею.
В «Элементах диалектики» В. И. Ленин раскрывает также принципы, связанные с основными законами диа¬лектики. Так, в. 4-, 5- и 6-м элементах Ленин характери¬зует принцип рассмотрения вещи как единства и борьбы противоположностей. Особенно подробно и глубоко он исследуется в ленинском фрагменте «К вопросу о диа-лектике». «Раздвоение единого,— писал Ленин,— и по-
знание противоречивых частей его... есть (одна из
„сущностей", одна из основных, если не основная, особен¬ностей или черт) диалектики»
Исходя из того что каждый предмет, каждое явление материального мира внутренне противоречиво, содержит в себе борющиеся противоположности, что эта борьба со¬ставляет источник, движущую силу развития, В. И. Ле¬нин учит, что для успешного и глубокого познания необ¬ходимо расчленить изучаемую вещь на ее противополож-ные стороны, тенденции, раскрыть характер борьбы этих противоположностей, ведущей к развитию этой вещи, и тем самым установить сущность перехода вещи от одного этапа ее развития к другому. Это необходимо сделать потому, что без раскрытия самодвижения, саморазвития вещи познать ее невозможно. «Условие познания всех процессов мира в их ,, ", в их спонтанейном
развитии, в их живой жизни,—писал Ленин,— есть по¬знание их как единства противоположностей»2.
Действительное познание, по Ленину, должно осуще¬ствляться не только путем простой фиксации наличия в вещи противоречивых сторон, тенденций, а путем изуче¬ния зарождения, роста и созревания противоречий, путем исследования того, как возникают различия в тождест¬венном и как эти различия перерастают в противоречия. «Обычное представление,— подчеркивал Ленин мысль Гегеля,— схватывает различие и противоречие, но не переход от одного к другому, а »3.
Но различия бывают разные. В процессе познания не¬обходимо обращать внимание на такие различия, которые изменяются и имеют тенденцию перехода в противоречие, в противоположность. «Мыслящий разум (ум),— писал Ленин,— заостривает притупившееся различие различно¬го... до различия, до
Лишь поднятые на вершину противоречия, разнообразия становятся подвижными (regsam) и живыми по отноше¬нию одного к другому,— приобретают ту негативность, которая является
4 » .
Но познание противоречивых сторон и тенденций по¬знаваемой вещи и тем более их зарождение, развертыва-
Там же, с. 317.
Там же, с. 128.
Там же.

пне, вызрев-ание и преодоление возможно только в дина¬мике, в движении и развитии этой вещи. Здесь мы при¬ходим еще к одному доказательству того, что предметы, явления материального мира можно глубоко и разносто¬ронне познать только в их развитии. Но с другой сторо¬ны, движение и развитие любой вещи есть, в сущности, движение и развитие ее противоречивых сторон. Так раз¬личные по своему выражению элементы диалектики и принципы диалектической логики сливаются воедино, со¬ставляя монолитное диалектико-материалистическое уче¬ние о познании, единую систему диалектической логики.
Переход количественных изменений в качественные и обратно В. И. Ленин характеризует и как важнейший элемент диалектики, диалектической логики.
Как принцип диалектической логики переход количе¬ственных изменений в качественные имеет большое зна¬чение. Ведь познать то или иное явление — значит прежде всего вскрыть его важнейшие свойства, его качество, об¬наружить его наиболее существенные особенности, рас-крыть их природу, внутреннюю сущность, определить закономерности и формы перехода данного явления из одного качественного состояния в другое. Поэтому рас¬сматриваемый принцип, как и другие принципы диалекти¬ческой логики, лежит в основе познавательного процесса. Он дает нам возможность понять сам процесс движения, развития объективного мира, вскрыть механизм превра¬щения предметов, явлений в новое качество и на этой основе познать сущность предмета, предвидеть ход его дальнейшего развития.
13-й и 14-й элементы диалектики сформулированы В. И. Лениным следующим образом: «...повторение в выс¬шей стадии известных черт, свойств etc. низшей и ... воз¬врат якобы к старому (отрицание отрицания)» . В соот¬ветствии с этим следующий принцип диалектической логики можно сформулировать как принцип диалектиче¬ского отрицания, сущность которого состоит в следую¬щем: в процессе познания отрицание одного положения другим осуществляется так, чтобы выявление различия между утверждаемым и отрицаемым положениями сопро¬вождалось выявлением их связи, тождества, отысканием в отрицаемом утверждаемого. Другими словами, отрица¬ние не должно быть «голым», «зряшным», оно должно удерживать положительное, быть моментом связи, разви¬тия. Этому принципу В. И. Ленин придавал очень боль¬шое значение. «От утверждения к отрицанию,— писал он,— от отрицания к „единству" с утверждаемым,— без этого диалектика станет голым отрицанием, игрой или скепсисом»
Нетрудно заметить, что данный принцип представляет собой логическое выражение методологических требова¬ний закона отрицания отрицания.
Важным следствием рассматриваемого принципа яв¬ляется положение диалектической логики о том, что в познании необходимо идти не просто от одного к другому, а от простейших понятий, определений ко все более слож¬ным и богатым по содержанию . В самом деле, диалек-тическое отрицание одного положения другим предпола¬гает сохранение всего положительного в отрицаемом и включение его в качестве момента, составной части утверждаемого положения или теории. А если так, то раз¬витие мысли представляет собой не что иное, как движе¬ние от менее богатых по содержанию понятий, определе¬ний ко все более и более богатым. Этот принцип диалек¬тической логики выражает применительно к познанию господствующую в объективной действительности тенден¬цию поступательного движения от низшего к высшему, от простого к сложному. Он неразрывно связан с принци¬пом рассмотрения предметов в их движении, развитии, а также с принципом единства исторического и логическо¬го, является их продолжением и развитием.
Логико-методологические функции основных законов диалектики будут рассмотрены нами в следующей главе.
Мы рассмотрели лишь некоторые, наиболее важные принципы диалектической логики. Диалектическая логи¬ка так сложна и многогранна, что рассмотреть все ее даже основные принципы означало бы рассмотреть логи¬ческие, гносеологические и методологические функции всех элементов и категорий диалектики. Но и рассмотрен¬ные принципы дают достаточно ясное представление о том, какое огромное значение для современного научного познания имеет материалистическая диалектика как ло¬гика и теория развития научного знания, какую неоцени¬мую услугу она может оказать ученым, сознательно и творчески применяющим в научном исследовании ее основные принципы, законы и категории.
Особое место в диалектической логике занимает прин¬цип восхождения от абстрактного к конкретному, который требует специального рассмотрения.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: