ПРОБЛЕМА ЕДИНСТВА (ТОЖДЕСТВА) ДИАЛЕКТИКИ, ЛОГИКИ II ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ

Время: 24-02-2013, 17:07 Просмотров: 1146 Автор: antonin
    
2. ПРОБЛЕМА ЕДИНСТВА (ТОЖДЕСТВА) ДИАЛЕКТИКИ, ЛОГИКИ II ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ
Проблема единства (тождества) диалектики, логики и теории познания, выдвинутая в свое время Гегелем на идеалистической основе, была переосмыслена классика¬ми марксизма-ленинизма в свете основ диалектического материализма. Однако в современной марксистской ли¬тературе по этой проблеме существуют различные точки зрения. Одни считают, что единство диалектики, логики и теории познания следует рассматривать как абсолют¬ное тождество, что все эти три науки целиком совпадают, составляя одну науку. Другие же, наоборот, считают, что единство этих наук не означает их абсолютного тождест¬ва, что диалектика, логика и теория познания хотя и яв-ляются философскими науками, но каждая из них имеет свой предмет, свои задачи, отличные от предмета и задач других наук. Такую точку зрения разделяют, в частно¬сти, некоторые логики, как нам кажется, не без корысти. Дело в том, что, рассматривая диалектику, логику и тео¬рию познания как самостоятельные науки, они под логи¬кой в явной или неявной форме подразумевают не диа¬лектическую, а некую диалектизированную формальную логику, современным этапом развития которой считается математическая логика. Такая логика, с их точки зре¬ния, связана с теорией познания, поскольку она разра¬батывает логику научного познания, но не сводится к ней. Она связана также и с диалектикой, но лишь по¬стольку, поскольку диалектика является всеобщей мето¬дологией, а в остальном предмет диалектики и предмет логики различаются.
Эта точка зрения, как нам представляется, неприем¬лема. Объективно она приводит к ликвидации диалекти¬ческой логики и к ограниченному пониманию материали¬стической диалектики, которая якобы должна заниматься только изучением наиболее общих законов развития дей¬ствительности и вырабатывать общие методологические указания. Однако в марксистской литературе сторонни¬ков этой точки зрения становится все меньше. Значитель¬но большее распространение получила точка зрения аб¬солютного тождества этих трех наук, которая хотя по виду и противоположна первой, но приводит, как нам кажется, к тем же результатам. Представители этой точ¬ки зрения считают, что диалектика, логика и теория по¬знания совпадают во всех своих границах и потому пред¬ставляют собой, по сути дела, одну науку.
Для подтверждения этой точки зрения обычно ссы¬лаются на В. И. Ленина, который говорил не о единстве, а о тождестве диалектики, логики и теории познания. Бо¬лее того, Ленин даже утверждал, что не надо трех слов, что диалектика, логика и теория познания — это одно и то же. Действительно, у Ленина есть положение и о тож¬дестве диалектики, логики и теории познания, и о том, что «не надо трех слов». Если эги положения вырвать из контекста и абсолютизировать, если не принимать во вни¬мание все, что было сказано Лениным по этому вопросу в других его работах, то можно сделать «вывод» о том, что Ленин отождествлял все три науки. Но в действи¬тельности дело обстоит по-другому. Во-первых, В. И. Ле¬нин — великий диалектик, и потому, когда он говорил о тождестве диалектики, логики и теории познания, то он имел в виду не метафизическое, не формально-логиче- ское, а диалектическое их тождество, предполагающее и определенное различие между рассматриваемыми наука¬ми. Во-вторых, выражение Ленина «не надо трех слов» нельзя понимать в том смысле, что он якобы не видел ни¬какой разницы между диалектикой, логикой и теорией познания. Этим выражением, как показывают его другие высказывания по этому вопросу, Ленин хотел лишь под¬черкнуть органическое единство всех трех наук, но от¬нюдь не их абсолютное, метафизическое тождество.
Об этом недвусмысленно свидетельствует, например, известное положение В. И. Ленина, высказанное им в
статье «Карл Маркс», о том, что материалистическая диа-лектика включает в себя то, что ныне зовут теорией по¬знания, гносеологией. Если бы Ленин действительно не видел разницы между диалектикой и теорией познания, то приведенное его положение следовало бы считать бес¬смысленным.
Кроме того, если следовать тактике сторонников рас-сматриваемой точки зрения и вырывать из контекста от¬дельные выражения Ленина вне связи их с другими идея¬ми по данному вопросу, то «логично» было бы считать, что будто бы Ленин отождествлял диалектическую ло¬гику не только с диалектикой, но и с марксизмом в целом, ибо известно, что в своем труде «Еще раз о профсою¬зах...» он допускает выражение: «...марксизм,
диалектическая логика...» . При этом слова «то есть» подчеркнуты самим Лениным. Однако всем ясно, что Ле¬нин здесь был весьма далек от отождествления марксиз¬ма как научной системы с диалектической логикой.
Философы, которые полностью отождествляют диа¬лектику, логику и теорию познания, по существу, лиша¬ют себя возможности раскрыть действительное их един¬ство, как и существующее различие между ними. Утверж¬дать, что диалектический материализм и есть марксист¬ская теория познания и материалистическая диалектиче¬ская логика, означает не решение данной проблемы, а отказ от ее исследования. Легче всего абсолютно отож¬дествить эти науки и на этом поставить точку, но в дан¬ном случае проблема, которой классики марксизма-ле- нинизма придавали весьма большое значение, остается нерешенной.
Следует также отметить, что точка зрения абсолютно¬го тождества диалектики, логики и теории познания в ка- кой-то мере связана с гегелевским пониманием диалекти¬ки как науки логики. В труде «Энциклопедия философ¬ских наук» Гегель свою «Науку логики» рассматривает и как диалектику, и как логику, и как теорию познания, из чего и следует их абсолютное тождество. Этот вывод у Гегеля следует также из его отождествления мышле¬ния и бытия, логики и онтологии. Поэтому для него диа¬лектическая логика — это наука, которая разрабатывает законы развития как природных, так и духовных явле¬ний, что и приводит его к отождествлению диалектиче¬
ской логики с диалектикой как теорией развития приро¬ды, человеческого общества и мышления.
Однако с таким решением проблемы вряд ли можно с»гласиться. Авторы книги «Материалистическая диалек¬тика как общая теория развития» правильно отмечают, что «сведение предмета диалектического материализма к предмету диалектической логики чревато опасной тенден¬цией к недооценке роли и значения для развития теории материалистической диалектики исследования диалек¬тических процессов различных сфер действительности. Логика мысли, чтобы быть логикой познания истины, должна «корректироваться» логикой предмета, которая не дана мышлению априори в заранее сформулирован¬ном виде. Категориальные формы мышления охватывают в новом объекте познания только то общее, что освоено уже в познании объекта. В этом их важнейшая методо¬логическая роль, но в этом и их ограниченность, требую¬щая выхода из сферы общего в сферу особенного, пости¬жения его специфических закономерностей, его «логики» для превращения ее в «логику мысли», в средство пости¬жения общего в объектах дальнейшего познания и т. д. Без такого постоянного обращения к практике общест¬венной жизни и научного познания, к «логике» разви-вающейся действительности диалектике грозит превра¬щение в безжизненную схему» 1.
Опасность полного отождествления диалектики, ло¬гики и теории познания заключается в том, что оно, так же как и первая точка зрения по этому вопросу, ведет фактически к ликвидации диалектической логики как са¬мостоятельной науки. Если существует не три, а только одна философская наука — диалектика, то либо совсем не остается места для диалектической логики как относи¬тельно самостоятельной науки, либо ее место занимает формальная логика..
Компромиссную точку зрения по этому вопросу вы¬сказывает В. П. Рожин . Он полагает, что диалектиче¬скую логику необходимо рассматривать в двух вариан¬тах: диалектическую логику в широком и узком смысле слова. Диалектическая логика в широком смысле сло¬ва— это материалистическая диалектика в полном ее
объеме, это наука о наиболее общих законах не только мышления, но и бытия (природы и общества).
Наряду с этим, как полагает В. П. Рожин, необходимо рассматривать и диалектическую логику в узком смысле слова, которую он определяет как науку о законах и фор¬мах мышления. Она уже не исчерпывает всего содержа¬ния материалистической диалектики, а составляет лишь часть ее предмета. Более того, диалектическая логика в узком смысле слова не исчерпывает и содержания теории познания, а также является ее частью, аспектом. Причем, из контекста рассуждений В. П. Рожина можно заклю¬чить, что собственно логической наукой он считает диа¬лектическую логику в узком смысле слова.
Но если это так, а с этим вполне можно согласиться, то зачем нужна эта «двойная бухгалтерия»? Если диа¬лектическая логика в широком смысле слова целиком совпадает с материалистической диалектикой, то зачем присваивать ей два названия: материалистическая диа¬
лектика и диалектическая логика?
Е. Ф. Солопов, анализируя отмеченную точку зрения В. П. Рожина, критикует последнего за то, что он из двух пониманий диалектической логики «в большинстве слу¬чаев исходит из узкого ее понимания... Считая обоснован¬ным различие двух аспектов понимания диалектической логики, мы хотим подчеркнуть, что главным из них явля¬ется понимание диалектической логики не в узком, а именно в широком смысле»
Однако автор не уточняет, в каком смысле здесь упот-ребляется термин «главное понимание». Если исходить из характеристики диалектической логики, данной в кни¬ге, цитату из которой мы привели, то логически прихо¬дишь к выводу, что автор считает понимание диалектиче¬ской логики в так называемом широком смысле слова единственно возможным. Тем более что вслед за цитиро¬ванным выше положением автор категорически утверж¬дает, что «нельзя согласиться с попытками рассматри¬вать наиболее общие законы природы и общества как вы¬ходящие за рамки диалектической логики и с ограниче¬нием ее предмета одними специфическими законами мышления» .
Дальнейшие рассуждения автора не оставляют сом¬нения в том, что он совершенно исключает понимание
диалектической логики в узком смысле слова, и его ут¬верждение о том, что он считает обоснованным различие двух аспектов понимания диалектической логики, пови¬сает в воздухе. Фактически здесь диалектическая логика полностью отождествляется с материалистической диа¬лектикой и с теорией познания. Другими словами, автор разделяет позицию тех, кто полностью отождествляет диалектику, логику и теорию познания, сводя весь диа¬лектический материализм к диалектической логике. «Диалектическая логика,— пишет он,— есть наука, пред-ставляющая весь диалектический материализм в целом, вовлекающая в свое рассмотрение все его содержание, а не какую-нибудь одну из многих частей, и характеризую¬щая все содержание диалектического материализма прежде всего в аспекте раскрытия его методологическо¬го значения»
Правда, наряду с диалектической логикой автор при¬знает существование других философских наук, но «диа¬лектическая логика выступает как основная среди всех диалектико-материалистических философских наук. По сравнению с другими науками диалектическая логика об¬ладает тем преимуществом, что она рассматривает все содержание диалектического материализма непосредст¬венно как единое целое, в единстве всех его элементов» .
Но в связи с этим возникает вопрос о том, как диалек¬тическая логика, будучи основной философской наукой, относится к другим философским наукам? Отвечая на этот вопрос и более обстоятельно разъясняя свои пози¬ции по этому вопросу, Е. Ф. Солопов пишет: «Диалекти¬ческая логика как специальная теория диалектико-мате- риалистического метода мышления, взятого в единстве его содержания и формы, относится к другим составным частям марксистско-ленинской философии так же, как вся она относится к марксизму-ленинизму в целом, взято¬му в совокупности всех его частей. Диалектическая логи¬ка не может заменить всю систему марксистско-ленин¬ской философии, но вместе с тем она служит наиболее обобщенным и систематизированным выражением по¬следней. Беря своим непосредственным предметом все со¬держание диалектико-материалистической философии, диалектическая логика должна раскрыть внутреннюю форму самодвижения этого содержания от общедиалек¬
тических категорий, характеризующих всякое бытие во¬обще, до категорий, отражающих специфику человече¬ского общества и его сознания, в том числе философии и .непосредственно самой диалектической логики как спе¬циальной теории диалектико-материалистического мето¬да»
Такая точка зрения имеет право на существование, тем более что аналогичные позиции по данной проблеме занимают и некоторые другие советские философы.
Ближе других к этой точке зрения находятся позиции Е. П. Ситковского. Характеризуя предмет диалектиче¬ской логики, он пишет: «Марксистская диалектическая
логика есть систематически развитая и систематически изложенная философия диалектического материа¬лизма»2. Он также полагает, что понятие «философия» является родовым по отношению к понятию «диалектиче¬ская логика», поскольку мы с известной долей основания продолжаем относить к философии и считать философ¬скими науками такие отрасли знания, как философия ис¬тории (теория исторического материализма), этика и эс¬тетика. Поэтому диалектическую логику автор считает одной из философских наук, но не рядовой, а основной философской наукой, совпадающей с диалектическим ма¬териализмом. «Диалектический материализм как систе¬матически развитая научная система,— пишет Е. П. Сит- ковский,— есть логика диалектико-материалистической философии, есть диалектико-материалистическая ло¬гика» .
Выходит, что сторонники рассматриваемой точки зре¬ния говорят о полном тождестве (не о единстве только, а именно о тождестве, о полном совпадении) диалекти¬ки, логики и теории познания как по предмету, так и по составу категорий. «У диалектики нет предмета, отлично¬го от предмета теории познания (логики),— утверждал другой представитель подобной точки зрения,— так же как у логики (теории познания) нет объекта изучения, который отличался бы от предмета диалектики. И там и тут речь идет о всеобщих универсальных формах и за-конах развития вообще, отражаемых в сознании именно
Б виде логических форм и законов мышления через опре¬деления категорий» '•
Верно, что категориальный аппарат этих трех наук один и тот же, но проявляется он в них по-разному. По¬этому и предметы данных наук вряд ли можно полностью отождествлять. Тем более, как нам кажется, нельзя ска¬зать, что во всех трех науках речь идет о всеобщих уни¬версальных формах и законах . Если в
диалектике речь действительно идет о всеобщих формах и законах развития вообще, то в теории познания рас¬сматриваются законы и формы развития процесса позна¬ния, т. е. проявление всеобщих форм и законов в области познания. В диалектической же логике речь идет о раз¬витии познающего мышления, т. е. о проявлении всеоб¬щих законов и форм в области мышления.
Полное тождество диалектики, логики и теории по¬знания обосновывают также тем, что все положения ма¬териалистической диалектики носят ярко выраженный логический, методологический и гносеологический харак¬тер, а с другой стороны, всему познанию и логическому мышлению свойственна диалектика. Но эта аргумента¬ция бьет мимо цели.
Дело в том, что логико-методологическими функция¬ми, как мы знаем, обладают теоретические положения не только диалектического и исторического материализ¬ма, но и всех других общественных и естественных наук. Однако никто не станет утверждать о тождестве мате¬риалистической диалектики и, скажем, физики, химии, биологии и т. п. Каждая из этих наук, развиваясь диалек¬тически, обладает своей спецификой, хотя законы и ка¬тегории диалектики в силу их всеобщности являются так¬же законами и категориями физики, химии, биоло¬гии и т. п.
Поэтому вряд ли можно согласиться с теми филосо¬фами, которые слишком расширительно понимают пред¬мет диалектической логики, утверждая, что он целиком совпадает с предметом всей диалектико-материалистиче- ской философии. Как отмечает С. А. Лебедев, «диалекти¬ческая логика, являясь философской наукой о мышлении, не тождественна ни диалектическому материализму в це¬лом, ни марксистской теории познания. В рамках послед¬ней на основе диалектико-материалистического решения основного вопроса философии изучается диалектика про¬цесса познания в целом во взаимосвязи его различных компонентов и форм: чувственного и рационального; эм¬пирического и теоретического; дискурсивного и интуитив¬ного; путей, средств и критериев достижения истинного знания; диалектики различных типов познания и др. В теории познания рассмотрение диалектики мышления не имеет самодовлеющего значения, оно подчинено рас¬крытию диалектики процесса познания в целом» .
Между тем некоторые философы считают, что диалек¬тическая логика должна содержать в себе не только все проблемы марксистско-ленинской философии, но также все содержание научного мировоззрения,
о природе, обществе и мышлении в обобщенном виде. «Непосредственным предметом диалектической ло¬гики,— пишет один из сторонников этой точки зрения,— выступает диалектико-материалистический метод, кото- вый включает в себя все содержание диалсктико-мате- риалистической философии, являющееся, в свою очередь, обобщенной формой выражения содержания всего совре¬менного научного мировоззрения, всего современного научного знания о природе, обществе и мышлении» .
В данном случае, по существу, выражена в своеобраз¬ной форме точка зрения тех авторов, которые полностью и абсолютно отождествляют диалектику, логику и теорию познания, с той, однако, разницей, что здесь диалектиче¬ская логика полностью отождествляется с диалектико¬материалистическим методом, включающим в себя всю философию диалектического и исторического материа¬лизма и в обобщенной форме все знания людей о приро¬де, обществе и мышлении.
Но можно ли полностью отождествлять диалектиче¬скую логику с диалектико-материалистическим методом? Хотя, как мы увидим ниже, эти теории весьма близки, со¬держат много общего, но в то же время каждая из них обладает своей спецификой, своим аспектом решения по¬знавательных задач. Тем более, как нам представляет¬ся, трудно полностью отождествить диалектическую логи¬ку и диалектико-материалистический метод с марксист¬ско-ленинской философией в полном ее объеме и даже со всеми знаниями людей о природе, обществе и мышле¬нии, хотя и в обобщенном виде.
Выше было отмечено, что объективная и субъектив¬ная диалектики различаются между собой по форме, но не по содержанию. Вследствие этого общие законы объ¬ективного мира и общие законы человеческого мышле¬ния, по существу, тождественны и различаются лишь по своему выражению. В этом смысле мы и говорим о совпа¬дении диалектической логики и материалистической диа¬лектики.
Но можно ли на этом основании утверждать, что диа-лектическая логика включает в себя не только учение об основных законах познающего мышления, но также и знания об окружающей нас действительности? Думается, что для таких утверждений у нас нет достаточных осно¬ваний.
Некоторые авторы обосновывают это тем, что, во-пер- вых, «только опираясь на определенное знание о мире, можно выводить соответствующие нормы подхода к изу¬чению действительности, являющиеся необходимыми ус¬ловиями ее познания»; во-вторых, положением Энгельса о том, что «единственным содержанием мышления явля¬ется мир и законы мышления»; в-третьих, «учение об объективном мире и его закономерностях («онтология») нельзя исключить из диалектической логики не только потому, что объективный мир, формы его бытия и зако¬ны составляют предметное содержание мышления и его законов, но еще и потому, что само мышление и его за¬коны, законы адекватного отражения действительности, не могут быть поняты без уяснения возникновения мыш¬ления в результате длительного развития материи»'.
Нам кажется, что такое понимание диалектической логики слишком расширительно. Разумеется, в рассуж¬дениях сторонников указанной точки зрения содержится много верного. Все аргументы, приводимые ими в обос¬нование своих позиций, сами по себе не вызывают сомне¬ния. Действительно, между гносеологией и онтологией, законами бытия и законами познания, мышления суще¬ствует органическое единство, определяющееся прежде всего тем, что обе эти области действительности управ¬ляются одними и теми же всеобщими законами — основ¬ными законами материалистической диалектики. Кроме того, движение мысли в процессе познания должно осу¬ществляться в полном соответствии с движением самого изучаемого объекта. Сами законы и формы мышления
формировались людьми не произвольно, а являются от-ражением определенных свойств, сторон, особенностей материальной действительности. Это относится не толь¬ко к закономерностям, изучаемым диалектической логи¬кой, но также к законам и формам мышления, изучаемым логикой формальной. В противном случае с их помощью было бы невозможно раскрыть внутреннюю сущность предметов объективного мира.
Обосновывая идею единства законов бытия и зако¬нов мышления, Ф. Энгельс писал: «...если ...поставить во¬прос, что же такое мышление и сознание, откуда они бе¬рутся, то мы увидим, что они — продукты человеческого мозга и что сам человек—продукт природы, развивший¬ся в определенной среде и вместе с ней. Само собой разу¬меется в силу этого, что продукты человеческого мозга, являющиеся в конечном счете тоже продуктами природы, не противоречат остальной связи природы, а соответ¬ствуют ей»
Однако из всего этого, как нам кажется, никак не следует, что диалектическая логика изучает не только законы мышления, но и законы бытия, т. е. она является не только наукой о диалектике мышления, познания (гносеология), но и наукой о бытии (онтология).
Ссылка на Энгельса, который утверждал, что единст¬венным содержанием мышления является мир и законы мышления, тоже несостоятельна, ибо у него речь идет о содержании мышления, а не о законах и формах функ¬ционирования наших мыслей.
Прав был П. В. Копнин, который писал следующее по этому поводу: «В задачу материалистической диалек¬тики как науки входит, во-первых, обнаружение наиболее общих законов развития объективного мира и, во-вто- рых, раскрытие значения их как законов мышления, их функции в движении мышления. В последнем случае диа¬лектика выполняет функции логики, становится диалек¬тической логикой» 2.
Говорят, что исключение теории объективной диалек¬тики из области диалектической логики несостоятельно потому, что оно неминуемо ведет к подразделению мате¬риалистической диалектики на онтологию и логику (ме¬тодологию, гносеологию). Между тем, как утверждают сторонники данной точки зрения, логика и онтология сов¬падают. Так, видный болгарский философ А. Бынков пи¬шет по этому вопросу следующее: «Верно, что логика ис¬следует человеческие мысли (понятия, суждения и пр.), знание. Однако мысли являются отражением, идеальным изображением, копией действительности. Исследуя иде¬альное, логика исследует и самою материальную дейст¬вительность, потому что идеальное, по Марксу, есть не что иное, как материальное, пересаженное в человече¬скую голову и преобразованное в ней. Следовательно, ло¬гика в плане законов отражения совпадает не только с гносеологией, но и с онтологией. Именно поэтому она возможна как учение, знание о знании» '. Автор считает, что логические законы и объективные законы тождест¬венны и различаются только по форме их проявления.
Нам представляется, что здесь слишком сближаются и даже отождествляются законы бытия и законы мышле¬ния, онтология и логика, объективная и субъективная диалектика.
Еще более определенно данную точку зрения раскры¬вает И. Элез. «Законы бытия,—пишет он,—также явля¬ются законами постигающего мышления. Разделение диалектики на объективную и субъективную и их абсо¬лютное противопоставление не способствует последова¬тельному проведению этой точки зрения (речь идет о точ¬ке зрения, согласно которой, как пишет автор, «диалек¬тическая логика не замыкается так называемыми зако¬нами мышления».— . .). Термин «субъективная диа¬
лектика»,— продолжает И. Элез,— следует считать усло¬вным, ибо субъективная диалектика в прямом смысле этого слова не существует, если таковой не считать эклек¬тику, софистику, субъективный метод в социологии» .
Автор прав в том, что нельзя абсолютно противопо¬ставлять субъективную и объективную диалектику. Но он безусловно не прав, утверждая, что субъективной диалек¬тики вообще не существует. Субъективную диалектику, или диалектику мышления, которая, по нашему мнению, составляет предмет диалектической логики и является отражением объективной диалектики, автор, по-видимо- му, отождествляет с неправильным, ложным мышлением, ибо сравнивает ее с софистикой и эклектикой, с чем не¬возможно согласиться. Это не только находится в прямом противоречии с недвусмысленными высказываниями на этот счет Ф. Энгельса, но фактически приводит к призна¬нию того, что существует только объективная диалектика, а онтология и логика — это одно и то же.
Такую точку зрения вряд ли можно принять. Как пра¬вильно отмечает А. П. Шептулин, сторонники данной по¬зиции не учитывают того весьма важного факта, что «ло¬гика вообще, в том числе диалектическая, имеет дело не с вещами, не с законами их взаимосвязи, не с формами их движения и развития, а с понятиями — с идеальными образами, с законами взаимосвязи последних, с формами движения и развития мысли. Хотя эти идеальные образы, законы и формы их движения и развития и являются от¬ражением соответствующих свойств и связей объектив¬ной действительности, всеобщих законов и форм разви¬тия материальных образований, но от этого они не ста¬новятся материальными, не включают в себя послед¬ние» 1.
Конечно, учение о законах развития объективного мира (онтологию) нельзя отрывать от логики, методоло¬гии и теории познания (гносеологии), тем более нельзя противопоставлять их друг другу, но нельзя и смешивать, отождествлять и не видеть никакого различия между ними. Онтология, гносеология, логика и методология — это стороны единой науки — материалистической диалек¬тики, но это особые, специфические ее стороны, хотя и неразрывно связанные между собой и основывающиеся на одних и тех же всеобщих законах.
Ссылаются в связи с этим на положение В. И. Лени¬на, который писал: «Логика есть учение не о внешних
формах мышления, а о законах развития „всех мате¬риальных,-природных и духовных вещей", т. е. развития всего конкретного содержания мира и познания его, т. е. итог, сумма, вывод познания мира» . Но извест¬
но, что это положение В. И. Ленин записал конспектируя произведения Гегеля, и потому трудно теперь установить, является ли оно собственной мыслью Ленина или он за¬писал мысли Гегеля по этому вопросу. Тем более что по¬добные высказывания Ленин не допускал ни в одном из других своих произведений. Некоторые философы счи¬тают, что рассматриваемое положение принадлежит
именно Гегелю. Так, Н. И. Кондаков в «Логическом сло¬варе» пишет: «В нашей философской литературе это оп¬ределение понятия «логика» нередко представляется в качестве ленинского определения. Но с этим согласиться нельзя. В действительности это есть не что иное, как все¬го лишь ленинская запись гегелевской точки зрения на логику. Во-первых, слойа «всех... природных и духовных вещей» Ленин заключает в кавычки, показывая тем са¬мым, что это слова Гегеля. Во-вторых, термин «внешние формы мышления» тоже принадлежат Гегелю. Ленин никогда не употреблял этот термин в своих сочинениях. В-третьих, если допустить, что под «логикой» в данном случае понимается марксистская диалектическая логи¬ка, то и эта интерпретация не отвечает пониманию Лени¬ным этой логики. Диалектический материализм пони¬мает под диалектической логикой в широком смысле сло¬ва теорию познания и в узком смысле слова — философ¬ское учение о наиболее общих законах возникновения и развития человеческого мышления, а не о всех вообще законах развития объективной действительности. В чет-вертых, неверно приписывать Ленину отождествление ло¬гической науки с наукой о развитии «всего конкретного содержания мира» 1.
Но если даже предположить, что В. И. Ленин разде¬лял данное положение Гегеля, то все равно оно не явля¬ется доказательством того, что Ленин в диалектическую логику включал онтологию. Логичнее предположить, что Ленин рассматривал здесь диалектическую логику в бо¬лее широком плане, чем только учение о наиболее общих законах диалектического мышления, подобно тому как в работе «Еще раз о профсоюзах...», как было отмечено выше, он допускал выражение «марксизм, диа¬
лектическая логика», которое можно понять как указа¬ние на то, что марксизм все свои выводы и рассуждения строит прежде всего на основе именно диалектической, а не какой-нибудь другой логики.
Конечно, диалектику можно назвать и теорией позна¬ния, и диалектической логикой, ибо она известными свои¬ми сторонами выполняет функции этих наук, но не наобо¬рот. Если бы мы попытались диалектику назвать, напри¬мер, только диалектической логикой, то мы совершили бы ошибку, ибо диалектической логикой в собствен¬ном смысле мы называем науку о законах формирова¬
ния и развития знаний на ступени абстрактного мышле¬ния, а диалектика не исчерпывается только этим; ее законы являются не только законами мышления, но и законами бытия.
То же самое можно сказать о теории познания. Диа¬лектику можно назвать теорией познания, но теория по¬знания не исчерпывает всего содержания диалектики, и потому ее было бы неправильно называть диалектикой.
Из всего сказанного можно сделать следующие выво¬ды. Будучи наукой о наиболее общих законах развитая природы, человеческого общества и мышления, мате¬риалистическая диалектика может выступать и как диа¬лектическая логика, и как теория познания диалектиче¬ского материализма. Когда употребляется термин «диа¬лектическая логика», под ним подразумевается не что иное, как материалистическая диалектика, выступающая в качестве учения о мышлении, о законах и формах мыш¬ления. И в этом смысле мы говорим о тождестве мате-риалистической диалектики и диалектической логики. Это тождество обусловливается тем, что любая диалек- тико-логическая проблема может быть решена только на основе рассмотрения ее с позиций диалектики. И наобо¬рот, любая проблема материалистической диалектики со¬держит логический аспект.
Но материалистическая диалектика не ограничивает¬ся только изучением законов и форм мышления, она в то же время выступает как единственно научная теория по¬знания. И в этом смысле мы говорим о тождестве мате¬риалистической диалектики и теории познания диалек¬тического материализма, что опять-таки не значит, что материалистическая диалектика по своему объему огра¬ничивается только теорией познания в узком, обычном понимании слова, т. е. как наука о важнейших законах, способах, методах познания человеком окружающего мира.
С другой стороны, теория познания диалектического материализма и диалектическая логика также совпада¬ют между собой. Теоретическое, абстрактное мышление играет решающую роль в процессе познания, является высшей ступенью этого процесса. Поэтому мы не можем рассматривать мышление, его законы и формы в отрыве от познания человеком объективного мира, от теории познания. Все проблемы, которые решаются диалектиче¬ской логикой, являются в то же время и проблемами по¬знания, проблемами теории познания. Это и позволяет
нам говорить о тождестве диалектической логики и марк- систско-леиииской теории познания. Но вместе с тем меж- .^НИ1 ду диалектической логикой и теорией познания сущест¬ва вует и определенное различие, ибо «теория познания
4JP изучает познавательную деятельность человека в аспекте
познавательных отношений субъекта и объекта. В отли¬чие от этого диалектическая логика изучает познаватель¬ную деятельность в аспекте отношения между логически¬ми формами мышления и объективным содержанием мышления. Ее предмет — логический (категориальный) строй мышления, который обеспечивает познание объек¬тивной истины» .
Все это свидетельствует о том, что единство материа-листической диалектики, диалектической логики и теории познания в марксизме непосредственно следует из един¬ства онтологии и гносеологии, законов развития мате¬риального мира и законов его отражения в человеческой голове, объективной и субъективной диалектики. Но трудно согласиться с тем, что онтология и гносеология — это одно и то же, что материальный мир целиком совпа¬дает с его отражением в мозгу, а объективная диалекти¬ка тождественна субъективной диалектике. На том же основании нельзя утверждать и о полном абстрактном тождестве диалектики, логики и теории познания. Идеа¬листическое извращение махистами многих вопросов тео¬рии познания объясняется именно тем, что они непра¬вильно понимали взаимоотношение между онтологией, гносеологией и логикой.
Весь спор по данной проблеме, по нашему мнению, возникает из-за того, что спорящие стороны вкладывают неодинаковый смысл в понятия «диалектическая логи¬ка» и «теория познания». Сторонники абсолютного тож¬дества диалектики, логики и теории познания рассматри¬вают диалектическую' логику не только как учение о мышлении, но и как учение о развитии «всего конкретно¬го содержания мира и познания его» (Ленин). Диалекти¬ческая логика, понимаемая в таком смысле словт, безу¬словно совпадает как с материалистической диалектикой, так и с теорией познания диалектического материализма.
Противники же этой точки зрения рассматривают диалектическую логику в более узком смысле слова, только как теорию, изучающую научное мышление, его
основные законы и формы. Совершенно очевидно, что диалектическая логика, понимаемая в таком смысле, со¬ставляет лишь аспект, сторону как диалектики, так и теории познания.
То же самое можно сказать и о теории познания. Если рассматривать ее в широком смысле слова, вклю¬чая в нее не только специфически гносеологические, но и онтологические вопросы, изучаемые материалистической диалектикой, то она ничем не б>дет отличаться от диа¬лектики и диалектической логики. Но обычно под тео¬рией познания понимают науку, которая изучает сущ¬ность познания, основные приемы , методы, способы по¬знания, познавательный процесс, критерий истинности наших знаний и т. п. Закономерности же развития объек-тивного мира (т. е. онтологические вопросы) не являются предметом теории познания. В этом смысле теория познания не совпадает с материалистической диалекти¬кой. В противном случае мы бы стали на неправильный путь сведёния диалектического материализма к гносео-логии.
Те, кто считает, будто в настоящее время предмет фи¬лософии ограничивается только учением о мышлении, о познании человеком материального мира, ссылаются обычно на Ф. Энгельса, который в «Анти-Дюринге» пи¬сал, что от всей прежней философии остается в качестве самостоятельной науки только учение о мышлении — формальная логика и диалектика. Но это положение Эн¬гельса можно правильно понять лишь в контексте. Выр¬ванное же из контекста и изолированное от всех других высказываний Энгельса на этот счет, оно может лишь ис¬казить действительную точку зрения Энгельса по данно¬му вопросу. На самом же деле классики марксизма-ле- нинизма никогда не сводили материалистическую диа¬лектику только к учению о мышлении. Само определение диалектики как науки о наиболее общих законах разви¬тия природы, общественной жизни и мышления говорит о том, что материалистическая диалектика изучает не только законы мышления, но и законы развития самого материального мира. Другими словами, в марксизме-ле- нинизме онтология и гносеология объединены в единую науку — материалистическую диалектику.
Что касается соотношения между диалектической ло¬гикой и теорией познания, то, понимаемые во втором, бо¬лее узком смысле слова, они также совпадают не абсо¬лютно. Совпадая между собой в целом, в основном, диа- лсктическая логика и гносеология обладают особенностя¬ми, отличающими их друг от друга.
В самом деле, гносеология есть не что иное, как уче¬ние о познании, а познание осуществляется в ходе диа¬лектического мышления. Мышление же, учение о котором составляет предмет диалектической логики, есть средство, орудие познания. Но средство познания и его результат, хотя они и неразрывно связаны между собой, нельзя отождествлять, как нельзя отождествлять созданную че-ловеком вещь с теми инструментами, с помощью которых эта вещь производилась.
Если же рассматривать познание как процесс, то и здесь специфика логики и теории познания проявляется с достаточной определенностью. Ясно, что диалектиче¬ская логика как наука о теоретическом мышлении не ох¬ватывает весь процесс познания и, следовательно, всей теории познания, а составляет лишь одну ее сторону, хотя и весьма важную, решающую. Задача диалектиче¬ской логики состоит прежде всего в том, чтобы, опираясь на материал чувственного познания, изучить вторую сту¬пень познавательного процесса — ступень логического мышления, раскрыть правильные законы, формы, при¬емы мышления, ведущего к истинному знанию. Теория же познания рассматривает не только логическую сту-пень познавательного процесса, но и ступень непосредст¬венного живого созерцания, изучает роль практики в процессе познания, диалектику объективной, абсолют¬ной и относительной истины.
Материалистическая диалектика, являясь всесторон: ней и глубокой теорией развития, выступает не только как теория и логика научного познания, но и как единст¬венно научный и эффективный всеобщий метод научного исследования, как ядро методологии современного науч¬ного познания. Каково же соотношение между диалекти¬ческой логикой и методологией познания? Какое место занимает методология в системе материалистической диалектики, логики и теории познания?
По этому вопросу тоже существуют разные точки зре¬ния, но наиболее распространенным является мнение о том, что материалистическая диалектика и есть методо¬логия научного познания на том же основании, на каком мы утверждаем, что диалектика и есть диалектическая логика. Все основные законы, основные категории и важ¬нейшие положения материалистической диалектики дей-ствительно играют огромную методологическую роль и составляют теоретическое содержание методологии со¬временного научного познания. В известном смысле пра¬вы и те философы, которые утверждают, что важнейшие положения конкретных наук тоже имеют методологиче¬ское значение, но их нельзя включать в общую диалек- тико-материалистическую методологию, ибо они имеют частное методологическое значение и действуют в сфере научного познания той или иной конкретной науки. Одна¬ко эти свои частные методологические функции они вы¬полняют не самостоятельно, не в отрыве от общей диа- лектико-материалистической методологии, а в тесной взаимосвязи с ней и на ее основе.
Таким образом, методология содержит в себе как бы два этажа, два уровня. Первый этаж составляет диалек¬тический материализм как всеобщая методология. Что касается конкретных наук, то они дают нам так называе¬мую частную, специальную методологию, имеющую зна¬чение лишь для данной науки, которая представляет со¬бой ту же диалектико-материалистическую методологию, трансформированную в плане специфики познания в рамках данной науки. Хотя эти уровни методологии не¬разрывно связаны между собсй, их надо различать. Кро-ме того, в процессе развития науки и самой методологии отдельные методы научного познания и методологические проблемы могут перемещаться с одного уровня на дру¬гой. Такие методы научного познания, как, например, ма¬тематические методы, метод моделирования и др., снача¬ла применялись лишь в отдельных конкретных науках, а позже приобрели общенаучное значение.
Но утверждение, что диалектика и есть методология, вовсе не означает их абсолютного тождества, ибо мате¬риалистическая диалектика кроме методологических функций, как мы видели выше, обладает и целым рядом других важнейших функций. Диалектика тождественна с методологией в том смысле, в каком она тождественна с диалектической логикой.
Диалектическое тождество существует также между методологией и теорией познания диалектического ма¬териализма. Ведь теория познания в самом общем виде есть учение об основных закономерностях познаватель¬ного процесса, а методология тоже исследует пути, спо¬собы и средства познания окружающей действительно¬сти. И в этом смысле они совпадают. Однако это совпа¬дение опять-таки не означает их абсолютного тождества. С одной стороны, теория познания шире по своему содер¬жанию, чем методология, ибо она исследует такие про-блемы, которые не входят в компетенцию методологии (например, вопрос об источнике познания, о критерии ис¬тинности знаний и т. п.), а с другой — теория познания уже методологии, поскольку последняя раскрывает мето¬ды не только познания, но и практической деятельности людей.
Еще более тесная связь существует между методоло¬гией и логикой научного познания. Можно сказать, что все основные принципы и требования диалектической ло¬гики одновременно являются и принципами познания. Однако это вовсе не значит, что логика и методология абсолютно тождественны, что они во всех своих аспектах совпадают. Каждая из них обладает специфическими особенностями, отличающими их друг от друга. Если логический аспект познания отражает логическое разви¬тие наших знаний, последовательное выведение одних знаний из других, построение всевозможных логических систем знаний, то методология раскрывает пути и спосо¬бы построения этих систем, определенные средства по¬знания действительности.
А это значит, что диалектическая логика и марксист¬ская методология совпадают лишь в основном, но не аб¬солютно. Хотя основные принципы и требования диалек¬тической логики и марксистской методологии совпадают, подход к их рассмотрению у этих наук несколько раз¬личен.
Таким образом, традиционная проблема единства (тождества) диалектики, логики и теории познания, яв¬ляющаяся предметом многолетних дискуссий в нашей философской литературе, выливается в проблему единст¬ва (тождества) диалектики, логики, теории и методоло¬гии научного познания. Все эти четыре науки и тождест¬венны, и различны. Ойи тождественны по основным за¬кономерностям, на основе которых строятся эти науки, по способам разрешения рассматриваемых ими вопросов, но различны по подходам к решению этих вопросов, по аспектам их рассмотрения.
Суммируя все изложенное, можно сказать, что суще¬ствует единая философская система диалектического ма¬териализма (или материалистической диалектики), ко¬торая рассматривает материальный и духовный мир все¬сторонне, с различных точек зрения, подходов, с различ¬ными целями и задачами и потому выступает своими различными аспектами, сторонами. Рассматривая зако¬
номерности и формы современного научно-теоретическо- го мышления, диалектический материализм выступает как логика. Исследуя основные закономерности познава¬тельного процесса, ступени познания, диалектику истины и ее критерии, сущность и источник познания, диалекти¬ческий материализм выступает как теория познания. На¬конец, изучая основные пути, способы, методы и средст¬ва познания, теорию различных методов познания и за¬кономерности, механизм их функционирования, диалек¬тический материализм выступает как современная мето¬дология научного познания.
Авторы книги «Материалистическая диалектика как общая теория развития» правильно отмечают, что «диа¬лектика как философская наука представляет собой сложную теоретическую систему категорий, законов и принципов, имеющих онтологическое, гносеологическое и логическое содержание. В этой разноаспектности своего содержания она выступает как строго субординирован¬ное единство диалектики как теории развития (учение о всеобщих законах развития природы, общества и мыш¬ления), диалектико-материалистической теории позна¬ния (учение о познавательных отношениях), логики (уче¬ние о логических формах и способах постижения проти¬воречиво развивающейся действительности)... Их разли¬чие— действия этого одного и того же (универсальных законов) в разных сферах действительности»
Сила и всеобщность диалектического материализма состоит именно в том, что он рассматривает окружающий нас материальный и духовный мир не с одной какой-то стороны, как это делают все частные науки, а с различ¬ных сторон, с различных аспектов и точек зрения в зави¬симости от тех целей и задач, которые он решает. Это и позволяет диалектическому материализму быть одновре¬менно и теоретической, философской основой, и теорией, и логикой, и методологией современного научного позна¬ния. Ни одна другая философская система как в домарк- совский период, так и в настоящее время не смогла дать подлинно научного решения всех указанных проблем и аспектов рассмотрения материальной и духовной дейст¬вительности.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: