СУЩНОСТЬ МАРКСИСТСКОЙ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ

Время: 24-02-2013, 17:04 Просмотров: 919 Автор: antonin
    
1. СУЩНОСТЬ МАРКСИСТСКОЙ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ
Логическая наука, как мы видели выше, с момен¬та своего возникновения и до наших дней находится в процессе постоянного развития. Это и понятно. Ведь ло¬гика призвана удовлетворять потребностям науки, обес¬печивать осуществление логической ступени научного по¬знания. Но наука постоянно развивается, процесс позна¬ния усложняется, а потому и логика должна изменять свою форму и содержание в соответствии с теми измене¬ниями и потребностями, которые возникают в ходе раз¬вития науки и научного познания. В противном случае она не могла бы выполнять свою основную задачу —ло¬гически обслуживать научное познание. Отмечая это об¬стоятельство, Ф. Энгельс подчеркивал, что «теория за-конов мышления отнюдь не есть какая-то раз навсегда установленная «вечная истина», как это связывает со словом «логика» филистерская мысль. Сама формальная логика остается, начиная с Аристотеля и до наших дней, ареной ожесточенных споров» I.
В тот период развития науки, когда в ней господст¬вовал метафизический метод мышления, исследователи могли обходиться средствами формальной логики. Но в процессе дальнейшего развития науки формальная логи¬ка все более проявляла свою ограниченность и все менее стала удовлетворять потребностям научного познания. Поэтому наука стала все чаще прорывать узкий горизонт формальной логики; естествознание, как указывал Эн¬гельс, покидает «ту область, где достаточны были непод¬вижные категории, представляющие собой как бы низ¬шую математику логики, ее применение в условиях до¬машнего обихода» . В связи с этим и возникла потреб-
носгь в создании новой, диалектическои логики — логики движения, развития.
До возникновения марксизма такая логика так и не была создана, несмотря на упорные попытки крупней¬ших мыслителей прошлого выйти за пределы формаль¬ной логики и создать новую логику, отвечающую новым потребностям развития науки. Гегель ближе всех подо¬шел к решению этой проблемы. Однако гегелевская диа¬лектическая логика не могла стать подлинной логикой [[современного научного познания, эффективным методом
I раскрытия сущности явлений, ибо она была построена на идеалистической основе. «Логику Гегеля,— писал
В. И. Ленин,— нельзя в данном ее виде; нель¬зя как данное. Из нее логические
(гносеологические) оттенки, очистив от Ideenmystik. это еще большая работа» Эту важную и сложную работу взяли на себя классики марксизма-ленинизма, которые с позиций диалектико-материалистического мировоззре¬ния создали подлинно научную диалектическую логику, соответствующую потребностям современного научного познания и ставшую эффективным методом исследования всех областей действительности.
Правда, материалистическая диалектическая логика и не могла сформироваться во всех своих основных свой¬ствах в домарксовский период, ибо этому процессу не¬обходимо должны предшествовать определенные усло¬вия. К этим условиям прежде всего относятся наличие материалистической диалектики и соответствующий этап развития естествознания.
Диалектическая логика, как мы увидим ниже, есть та же материалистическая диалектика, обращенная к рас¬крытию теоретического, научно-абстрактного мышления. Материалистическая же диалектика является революци¬онной душой марксизма, и возникла она под влиянием потребностей революционного рабочего движения, сфор¬мировавшегося в середине XIX в. и сразу же обнаружив¬шего свой революционно-преобразующий характер.
Серьезных успехов достигло к тому времени и естест-вознание, превратившись из эмпирической в теоретиче¬скую науку. «...Эмпирическое естествознание,— писал по этому поводу Ф. Энгельс,— достигло такого подъема и добилось столь блестящих результатов, что не только стало возможным полное преодоление механической од-
носторонности XVIII века, но и само естествознание бла¬годаря выявлению существующих в самой природе свя¬зей между различными областями исследования (меха¬никой, физикой, химией, биологией и т. д.) превратилось из эмпирической науки в теоретическую, становясь при обобщении полученных результатов системой материа¬листического познания природы» .
Важным моментом в развитии естествознания этого периода явилось утверждение в науке идеи развития, ставшей поворотным пунктом во всем естественно-науч- ном исследовании и потребовавшей принципиально но¬вого метода и стиля мышления. Особенно большую роль в становлении этой идеи, как отмечал Ф. Энгельс, сыгра¬ли три великих исторических открытия естествознания XIX в. и многие другие достижения наук о природе.
«...Материалистическое воззрение на природу,— писал он,— покоится теперь на еще более крепком фундамен¬те, чем в прошлом столетии. Тогда—до известной сте¬пени исчерпывающим образом — было объяснено только движение небесных тел и движение земных твердых тел, происходящее под влиянием тяжести; почти вся область химии и вся органическая природа оставались таинст¬венными и непонятными. Теперь вся природа простира¬ется перед нами как некоторая система связей и процес-сов, объясненная и понятая по крайней мере в основных чертах» .
Эти коренные качественные изменения в естествозна¬нии, как и изменения в социальной действительности, по¬родили настоятельную необходимость разработки нового мировоззрения, принципиально иной методологии науч¬ного познания, разработки новых законов и форм науч¬ного мышления. Эту необходимость могла удовлетворить только материалистическая диалектика. «Диалектика,— писал Ф. Энгельс,— ...является единственным, в высшей инстанции, методом мышления, соответствующим тепе-решней стадии развития естествознания. Разумеется, для повседневного обихода, для научной мелкой торговли метафизические категории сохраняют свое значение» . Однако в противоположность метафизике, которая опе¬рирует застывшими, постоянными категориями, материа¬листическая диалектика учит исследователей мыслить гибкими, развивающимися понятиями.
. Значение материалистической диалектики как диа-лектической логики состоит прежде всего в том, что она является логикой развития, логикой функционирования научно-теоретического мышления. Являясь диалектичес¬ким отрицанием старой логики, созданной Аристотелем, диалектическая логика заняла важное место в системе научной философии.
Что представляет собой диалектическая логика? Су¬ществуют разные определения предмета диалектической логики, каждое из которых раскрывает определенную сторону этой науки. Однако почти все авторы сходятся на том, что диалектическая логика представляет собой науку о законах и формах развития теоретического мы¬шления.
Так, Д. П. Горский и И. С. Нарский определяют диа-лектическую логику как науку «об общих и о специфиче¬ских диалектических закономерностях
уровня социально-исторически развивающегося по¬знания» Ф. Кумпф и 3. Оруджев считают, что «диалек¬тическая логика — это наука о законах и формах дви¬жения и развития теоретического мышления» . Близко к такому пониманию диалектической логики является утверждение о том, что задачи диалектической логики в основном заключаются «в исследовании законов форми¬рования и развития научного знания, законов познания на ступени абстрактного мышления (познания, связан-ного с применением языка как средства отражения дей-ствительности), представляющих собой специфические формы проявления общих законов диалектики, а также в формулировке принципов и требований, вытекающих из знания этих законов, как и общих законов развития, со¬ставляющих диалектический метод познания» .
Несколько иначе определяет диалектическую логику
А. П. Шептулин. Он полагает, что диалектическая логи¬ка есть не что иное, как теория диалектико-материали- стической методологии, которая существует отдельно от теории познания и является частью диалектического ма¬териализма. «Роль всеобщей методологии,— пишет
А. П. Шептулин,— выполняет «не вся марксистско-ленин¬ская философия», а лишь определенная ее часть, именно
та, которая является теорией диалектического метода, т. е. диалектической логикой»
Такая точка зрения тоже имеет право на существо¬вание, ибо диалектическая логика действительно имеет много общего с диалектико-материалистической методо¬логией. Но, как нам представляется, их вряд ли можно полностью отождествлять. Ниже будет показано, что между этими сторонами философии диалектического ма¬териализма существует не только тождество, но и опре¬деленное различие. Методология, как отмечает сам автор данной точки зрения, представляет собой учение о мето¬де познания. Функции же диалектической логики не¬сколько выходят за рамки учения о методах познания; она раскрывает закономерности развития научно-теоре- тического мышления.
Раскрывая функции диалектической логики,
A. П. Шептулин правильно пишет, что «она на основе всеобщих законов действительности и познания форму¬лирует принципы, ориентирующие людей в их практиче¬ской и познавательной деятельности, разрабатывает тре¬бования к мыслящему и действующему субъекту, дает теоретическое обоснование форм, в которых осуществля¬ется движение познания к истине» . Против такого оп¬ределения основных задач диалектической логики труд¬но возразить. Однако может ли все эти задачи выполнить только учение о методе познания? В задачу учения о ме¬тоде познания не входит также и анализ категориальной структуры мышления, что составляет одну из главных задач диалектической логики.
С нашей точки зрения, задача диалектической логики состоит прежде всего в том, чтобы раскрыть логические функции материалистической диалектики, ее важнейшие диалектико-логические основы, она определяет также место и роль формальной логики как в мыслительном процессе вообще, так и в процессе научного познания, создает свое учение о формах мышления, что не под силу только учению о методе познания.
Формулируя основные требования диалектической логики в процессе познания окружающих нас явлений,
B. И. Ленин писал: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опо- средствоваиия». Мы никогда не достигнем этого полно¬стью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения. Это во-1-х. Во-2-х, диалек¬тическая логика требует, чтобы брать предмет в его раз¬витии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), из¬менении... В-З-х, вся человеческая практика должна вой¬ти в полное «определение» предмета и как критерий ис¬тины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. В-4-х, диалектическая логика учит, что «абстрактной истины нет, истина всегда конк-ретна...» 1 В. И. Ленин далее пояснял, что он этим не ис¬черпал понятия диалектической логики. Как мы увидим ниже, каждый закон, принцип, элемент, категория диа¬лектики имеют определенное логико-методологическое значение, порождают определенный диалектико-логичес- кий принцип, соответствующее требование к познающе¬му мышлению.
Классики марксизма-ленинизма всегда вели реши¬тельную борьбу против кантовского понимания логики как совокупности априорных схем, которые наполняются материалом чувственных данных. Логические категории и формы мысли они рассматривали как своеобразное от¬ражение объективной действительности, ее законов и свойств. Это тем более относится к диалектической логи¬ке, к законам и категориям диалектики, выражающим реальные свойства и связи вещей. «...Для меня,— писал Ф. Энгельс,— дело могло идти не о том, чтобы внести диалектические законы в природу извне, а о том, чтобы отыскать их в ней и вывести их из нее» 2.
Основное содержание диалектической логики состоит не в том, что она дает теорию логического вывода, теорию логически правильного мышления (это входит в задачу формальной логики). Задачи диалектической логики зна¬чительно шире и сложнее. Являясь подлинной логикой со¬временного познания, логикой приобретения нового зна¬ния, логикой научных открытий, она в основном совпа¬дает с теорией познания диалектического материализма. Поэтому в центре внимания диалектической логики на¬ходится проблема истины, пути и средства достижения истинных знаний. Этим и определяется предмет и содер¬жание диалектической логики.
Диалектическая логика изучает действие в познаю¬
щем мышлении не только основных законов диалектики, но также и ее коренных понятий, категорий. Более того, диалектика понятий, как отмечал В. И. Ленин, состав¬ляет основное содержание диалектической логики. Зна¬чение логических понятий и категорий в познании, их диалектических связей и отношений, с точки зрения Ле¬нина, определяется прежде всего тем, что они рассмат¬риваются в диалектической логике как формы мышле¬ния и как узловые точки, ступени в процессе познания, в процессе расширения и углубления наших знаний.
Таким образом, диалектическая логика является в известном смысле универсальной наукой, разрабатываю¬щей всеобщей способ теоретического мышления, позво¬ляющий решать не только современные проблемы по¬знающего мышления, но и практические задачи прогрес¬сивного преобразования природы и общественных отно¬шений. А это значит, что универсальность диалектиче¬ской логики состоит в том, что она носит всеобщий ха¬рактер, распространяя свое действие на все проблемы познания и развития объективной действительности, и потому она вливается в общую структуру науки и об¬щественной практики. «Универсальность диалектической логики заключается в том,— правильно отмечает 3. М. Оруджев,— что она раскрывает в общей форме всю целостную структуру высшего, теоретического уровня по¬знания, в котором содержатся в качестве подчиненных моментов принципы низших уровней познания (эмпири¬ческого и обыденного)» К
Все это свидетельствует о том, что диалектическая логика коренным образом отличается как от традицион¬ной формальной логики, так и от математической логики. Но в нашей научной литературе рассматривается также вопрос о так называемой логике научного познания. В связи с этим происходит дискуссия по вопросу о том, что же представляет собой эта логика, как она соотно¬сится с диалектической и формальной логиками, совпа¬дает ли она с одной из этих логик, или она является син¬тезом формальной и диалектической логики, или же это особая логика, обладающая функциями, отличными от функций традиционной, математической и диалектиче¬ской логик.
По этому вопросу довольно распространенным (глав¬ным образом среди представителей математической ло¬
гики) является мнение, будто логикой научного позна¬ния является именно математическая логика, которую представители этой точки зрения считают единственной наукой, исследующей собственно логические проблемы.
Однако эта точка зрения вызывает серьезные возра¬жения. Ведь математическая логика, как утверждают сами сторонники данной точки зрения,— это формальная логика, применяющая в процессе изучения мышления символический аппарат и логические исчисления (фор¬мализованные языки). Она не рассматривает наиболее общие законы развития мышления и бытия, не изучает явления в их всеобщей связи, в их движении, развитии, в их конкретности.
Правда, некоторые утверждают, что математическая логика как теория в своем историческом развитии все более соответствует требованиям диалектического мыш¬ления, что она по мере своего развития во все большей мере делается пригодной для отражения движения в мышлении, ибо и математическая логика будто бы не аб¬страгируется от движения, развития, а изучает его. С точки зрения авторов этой концепции получается, что если логика в своих выводах абстрагируется от движе¬ния, развития, то она уже не логика, а нечто вроде мета¬физики. Между тем формальная логика действительно оперирует неподвижными, застывшими категориями, она действительно отвлекается, абстрагируется от изменения, развития, о чем свидетельствует, например, закон тож¬дества. И это не только не лишает, а, наоборот, подчер-кивает ее значение как самостоятельной логической науки, отражающей определенные стороны мышления.
Если же считать, что математическая логика соответ¬ствует требованиям диалектического мышления, если она обретает «гибкость» и делается пригодной для отраже¬ния движения в мышлении, то для диалектической логи¬ки вообще не остается места, кроме общего методологи¬ческого руководства, которое, кстати, она осуществляет не только в области логики, но и во всех других областях науки. Математическая логика не может выполнять функции диалектической логики, как не может целиком заменить и традиционную логику.
Некоторые полагают, что логика научного познания, или, как ее иногда называют, логика науки, не совпадает ни с формальной, ни с математической, ни с диалектиче¬ской логикой, а представляет собой нечто особое, само¬стоятельное, включающее в себя определенные функции всех этих трех логик, и сверх того содержит в себе также стороны, которые выходят за пределы указанных логик и охватывают собой все закономерности развития не только научного познания, но и развития науки вообще. Причем считается, что эти задачи может выполнить ма¬тематическая логика.
Здесь мы снова встречаемся с чрезмерным преувели¬чением методологического и теоретического значения ма¬тематической логики, с попыткой взвалить на ее плечи непосильную для нее задачу. Математическая логика, с нашей точки зрения, будучи логикой формальной, не в состоянии решить всех проблем, возникающих перед об¬щей теорией науки. Это по плечу только диалектической логике, ибо здесь требуется конкретный, содержатель¬ный, диалектический анализ.
Существует и такая точка зрения, согласно которой логика науки занимает некоторое промежуточное поло¬жение между теорией познания диалектического мате¬риализма и методологическими проблемами частных наук. Логика науки, согласно этой точки зрения, носит прикладной характер в отношении к современной мате¬матической логике, результаты которой она широко ис¬пользует Здесь логика науки оценивается даже на сту¬пень ниже математической логики.
Но в таком случае может ли логика науки выполнить свои функции, может ли она раскрыть логико-методоло- гические принципы научного познания, логику развития всей науки? Думается, что на этот вопрос вряд ли можно ответить положительно.
Ближе к истине, как нам кажется, точка зрения, со¬гласно которой «логика науки — это логика познаватель¬ных процедур, важных, необходимых, но тем не менее от¬дельных процедур, выражающихся в совокупности при¬емов и способов научного исследования, т. е. в его при¬кладных методах. Она имеет своим предметом законо¬мерности взаимоотношения развития научного знания и его общих методов, являясь теорией научных методов, за¬конов их развития и применения в познании. Поэтому нельзя жестко ограничивать арсенал логики науки фор¬мальной логикой, добавляя сюда в некоторых случаях диалектику» .
Здесь в целом правильно раскрываются некоторые черты логики науки, но все же в данном определении, на
наш взгляд; предмет логики науки несколько сужается. Верно, что в предмет логики науки входят закономерно¬сти взаимоотношения развития научного знания и его общих методов, что нельзя ограничивать арсенал логики науки современной формальной (математической) логи¬кой, хотя и с примесью некоторых элементов диалектики, но можно ли сказать, что логика науки представляет со¬бой логику познавательных процедур, хотя и
важных, необходимых, но выражающихся в прикладных методах? Думается, что такое определение не совсем полно характеризует предмет логики науки.
Это видно также из другого определения логики нау¬ки, приведенного в том же труде, согласно которому «ло¬гика науки является теорией общих методов частных наук» К Заметим кстати, что данное определение можно истолковать как отождествление логики и методологии науки. Что же касается методов познания, то логика науки, по нашему убеждению, является теорией не толь¬ко методов частных наук.
Мы придерживаемся того мнения, что не существует никакой особой логики научного познания или логики науки, отличной от диалектической логики, что современ¬ной логикой научного познания является именно диалек¬тическая логика, которая включает в себя такую пробле¬матику, как анализ сущности научного познания и его структуры, исследование различных способов построения научного знания, этапы и элементы построения научной теории, приемы и способы приобретения теоретических знаний. Ее задача — помочь ученым овладеть искусством правильной постановки научных проблем в разработке теории научного предвидения, раскрыть сущность проти¬воречий, возникающих в процессе познания, и уметь пра-вильно их преодолевать. Все вопросы, входящие в компе¬тенцию логики науки, перечислить очень трудно, но они должны охватывать все основные проблемы, связанные с закономерностями познавательного процесса, с возник¬новением, развитием и использованием научных знаний.
Любая наука, как отмечает болгарский философ Н. Стефанов, является своеобразным приложением логи¬ки при изучении познавательного процесса в той или иной форме человеческой познавательной деятельности. «Однако совершенно ясно,— продолжает он,— что в про¬цессе этого приложения аппарата логики не приходят к
созданию какой-либо логики, отличной от диалектиче¬ской»
Этим, разумеется, отнюдь не умаляется значение и ме¬сто традиционной и математической логики в системе ло¬гики научного познания. Закономерности и аппарат как традиционной, так и математической логики играют важ¬ную роль в логическом анализе науки, особенно при ана¬лизе конкретных логических проблем той или иной нау¬ки. Однако при выполнении общих, коренных задач логи¬ки научного познания решающую роль играет логика диалектическая.
Существует и такая точка зрения, согласно которой логика научного познания — это и не формальная, и не диалектическая логика, а нечто третье. Эту третью логи¬ку предстоит еще создать. Когда же начинают характе¬ризовать основные черты и особенности логики научного познания, то оказывается, что она как две капли воды схожа с диалектической логикой. В нее включают глав-, ным образом то, что входит в предмет диалектической логики, ее наделяют теми же законами и категориями, которые исследует диалектическая логика. Нет ни одной сколько-нибудь значительной проблемы этой «новой» ло-гики, которая бы не входила в предмет исследования диалектической, математической и традиционной фор¬мальной логики. А если так, то есть ли смысл придумы¬вать еще одну логику, не ведет ли это к затушевыванию роли и значения диалектической логики как действитель¬ной логики современного научного познания?
П. В. Копнин, например, дал такую общую характе¬ристику логики научного познания: «Логика научного
исследования прежде всего необходима как содержатель¬ная логика — гносеологическая система, дающая целост¬ное знание о процессе научного исследования, его состав¬ляющих элементов»2. Но разве диалектическая логика не является современной единственно научной «содер¬жательной логико-гносеологической системой»? Разве она не дает «целостное знание о процессе научного ис¬следования и его составляющих элементах»? Если нет, то чем же тогда занимается диалектическая логика? А если да, то диалектическая логика и есть логика современного научного исследования. К этому выводу неизбежно дол¬жен прийти исследователь.
Некоторые считают, что логика современного научно-
го познания представляет собой некий гибрид, смесь так называемой современной формальной логики (куда вхо¬дит математическая, или символическая, логика, а также Логики модальная, вероятностная, многозначная, логи¬ка отношений и т. п.) и диалектической логики. Между ними в процессе познания происходит своеобразное и равноправное разделение труда. «Если современная фор¬мальная логика изучает ,— утверждают
сторонники этой точки зрения, —то диалектическая логи¬ка в своих прикладных вариантах способна вскрывать определенных теоретических систем (точ¬нее, категориальный смысл структур знания)» .
В этой концепции имеется много уязвимых мест. Во- первых, так называемая современная формальная логи¬ка играет далеко не равноправную роль с диалектической логикой, ибо она выполняет относительно частные функ¬ции в арсенале средств познания. Во-вторых, неправиль¬но считать, что «современная формальная логика обла¬дает достоинством содержательности», ибо по своему су¬ществу она выражает высшую степень формализации, полное отвлечение от содержания мышления. В-третьих, из системы логических средств познания неправильно исключать традиционную формальную логику, играю¬щую, как мы видели, важную роль в современном по¬знании.
Теперь уже подавляющее число логиков и философов- марксистов все более убеждаются в том, что нет и не мо¬жет быть никакой иной логики современного научного познания, кроме далектической логики, ибо только она является адекватным отражением логики развития само¬го объективного мира и потому только она может быть методологическим руководством в любом конкретном познавательном процессе, только она способна раскрыть логику познания. Что касается традиционной и матема¬тической логик, то они играют частную роль в познании, выполняя вполне определенные, очень важные, но в ме¬тодологическом отношении ограниченные функции в про¬цессе познания.
Следует также отметить, что диалектика является не только теорией научного мышления, но и логической ос¬новой научного мировоззрения. Она существенно допол¬няет научную картину мира глубокой теоретической раз¬работкой субъективной деятельности людей, связанной с их познавательной деятельностью, обогащает ее новым, диалектическим стилем мышления, не говоря уже о том, что без диалектики невозможна была бы теоретическая разработка самого научного мировоззрения. Научное ми¬ровоззрение, рассматривающее мир в целом, содержит в себе учение о структуре процесса развития, которое раз¬рабатывается диалектической логикой.
Таким образом, диалектическая логика — это действи¬тельно логика нового типа, коренным образом отличаю¬щаяся от старой, формальной логики. Она решает много: образные современные логические и гносеологические проблемы, которые не могла решить и не решала фор¬мальная логика не только потому, что она по своему ха¬рактеру не могла решить их, но и потому, что многие из этих проблем возникли значительно позже в ходе разви¬тия научного познания и порождали необходимость изы-скания новых форм, приемов и других средств познания.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: