Нечистая совесть и интериорность

Время: 21-02-2013, 14:25 Просмотров: 881 Автор: antonin
    
8. Нечистая совесть и интериорность
Цель злопамятности в обоих ее аспектах такова: лишить актив¬ную силу материальных условий ее осуществления; формально отделить ее от ее возможностей. Но если верно, что активная сила отделена от ее фиктивных возможностей, не менее верно и то, что с ней происходит нечто действительное, выступающее как результат этой фикции. С этой точки зрения не теряют значения отзвуки нашего вопроса: чем в действительности становится ак-тивная сила? Ответ Ницше предельно точен: вне зависимости от основания, в силу которого активная сила оказывается извращен-ной, лишенной условий своего осуществления и отделенной от собственных возможностей, она обращается внутрь, она обраща¬ется против себя. Интериоризация, обращение против себя — таков способ, каким активная сила становится на деле реактив¬ной. “Все инстинкты, лишенные выхода вовне, инстинкты, ко¬торым некая репрессивная сила мешает разрядиться вовне, об-ращаются внутрь: это я и называю интериоризацией человека... Вот где источник нечистой совести” . Именно в этом смысле нечистая совесть принимает эстафету от злопамятности. Зло-памятность, как она перед нами предстает, неотделима от от-вратительного призыва, от искушения, выступающего как воля к распространению заразы. Она прячет свою ненависть под покровом соблазняющей любви: я обвиняю тебя ради твоего же блага; я люблю тебя, чтобы ты последовал за мной, присоеди-нившись ко мне и, в свою очередь, став существом страдаю¬щим, больным, реактивным; добрым существом... “Когда же злопамятные люди достигнут изысканного, окончательного и яркого триумфа их мести? Несомненно, тогда, когда им удаст¬ся свалить на совесть счастливых собственное горе и всякое горе вообще: так что эти последние начнут краснеть за свое счастье
и, пожалуй, говорить друг другу так: стыдно быть счастливым, когда вокруг столько бед” . Реактивная сила становится обви-няющей и проецирует себя в злопамятность. Но злопамятность была бы пустяком, если бы не приводила обвиненного к при-знанию собственных ошибок, к “обращению внутрь”: интро- екция активной силы — не противоположность проекции, но следствие и результат реактивной проекции. Нечистую совесть нельзя считать неким новым типом: самое большее, что мы най-дем, — это конкретные разновидности злопамятности почти что в чистом состоянии в реактивном типе, в типе раба, так как в других типах нечистая совесть, достигая полного развития, скрывает злопамятность. Реактивные силы непрерывно преодо¬левают этапы на пути к своему триумфу: нечистая совесть про¬должает злопамятность, она заводит нас еще дальше в сферу, где распространяется заражение. Активная сила становится ре-активной, господин становится рабом.
Отделенная от собственных возможностей, активная сила не исчезает, не испаряется. Обращаясь против себя, она производит страдание. Не наслаждение собой, но — производство страда¬ния: “Эта тревожащая, полная жуткой радости работа, работа добровольно вывихнутой души, причиняющей себе страдание из удовольствия причинять страдание”; “Страдания, болезни, урод-ства, добровольно претерпеваемого ущерба, изувечения, умер-щвления плоти, самопожертвования ищут как какого-то удоволь-ствия”1. Вместо того, чтобы регулироваться реактивными сила¬ми, страдание производится прежней активной силой. В итоге возникает любопытный, непостижимый феномен: умножение, самооплодотворение, перепроизводство страдания. Нечистая совесть есть совесть, умножающая страдание, она нашла сред¬ство, позволяющее наладить изготовление страдания: обраще¬ние силы против самой себя, гнусный завод. Умножение страда¬ния посредством интериоризации силы, интроекции силы — таково первое определение нечистой совести.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: