Понятие истины

Время: 21-02-2013, 14:17 Просмотров: 871 Автор: antonin
    
11. Понятие истины
“Истина всегда полагалась как сущность, как Бог, как верховная инстанция... Но воля к истине нуждается в критике.— Опреде¬лим нашу задачу таким образом: нужно проверять добросовест¬ность, ставя под сомнение ценность истины”1. Тем самым Кант оказывается последним из классических философов — он никог¬да не ставит под сомнение ни ценность истины, ни мотивы на¬шего подчинения истине. С этой точки зрения он столь же дог¬матичен, как и другие классические философы. Ни он, ни ос¬тальные не ставят вопроса: “кто ищет истину?” То есть: “чего хочет тот, кто ищет истину, каковы его тип, его воля к власти?” Попытаемся понять природу этой недостаточности философии. Все прекрасно знают, что в действительности человек редко ищет истину: наша выгода, а также наша глупость отделяют нас от истины еще больше, чем наши заблуждения. Но философы настаивают, что мысль как таковая ищет истины, что она “по праву” любит истину, что она “по праву” хочет истины. Уста¬навливая “правовую” связь между мыслью и истиной, соотно¬ся тем самым с истиной волю некоего чистого мыслителя, фи¬лософия избегает соотнесения истины стой конкретной волей, которая оказалась бы ее собственной, с неким типом сил, с не¬ким качеством воли к власти. Ницше подходит к проблеме в той плоскости, где она и расположена: для него речь не идет о том, чтобы ставить под сомнение волю к истине, а тем более — чтобы лишний раз вспомнить, что люди на самом деле не любят истину. Ницше спрашивает о том, что означает истина как по¬нятие, какого качества силы и какого качества волю это поня¬тие предполагает по праву. Ницше критикует не ошибочные притязания на истину, но саму истину, истину как идеал. Поня¬тие истины, в соответствии с ницшевским методом, нужно дра¬матизировать. “Воля к истине, которая соблазнит нас еще на многие опасные приключения, эта знаменитая истинность, о которой все философы всегда говорили с почтением — сколько проблем она перед нами уже поставила!.. Что в нас хочет найти истину? Действительно, мы надолго задержались перед пробле¬мой источника этой воли, а под конец совсем застряли перед еще более фундаментальной проблемой. Положим, мы хотели истины, но почему бы нам скорее не хотеть не-истины? Или неуверенности? Или даже неведения?.. И поверит ли кто, если нам в конце концов станет казаться, будто эта проблема вплоть до сего дня не ставилась, что мы первыми увидели ее, впервые ее разглядели, дерзнули ею заняться” .
Понятие истины наделяет мир качеством правдоподобности. Даже в науке истинность феноменов образует некий “мир”, от-личный от мира феноменов. И вот, правдоподобный (veridique) мир предполагает правдивого (veridique) человека, к которому он отсылает как к своему центру . Кто такой — правдивый человек, чего он хочет? Первая гипотеза: он не хочет быть обманутым, не хочет позволять вводить себя в заблуждение. Ведь “быть обману¬
тым вредно, опасно, пагубно”. Но такая гипотеза предполагает, что сам мир уже правдоподобен. Ибо в радикально ложном мире именно желание не позволить ввести себя в заблуждение стано-вится пагубным, опасным, вредным. В действительности, воля к истине должна сформироваться, “невзирая на опасность и бес-полезность истины, достигаемой любой ценой”. Остается, сле-довательно, другая гипотеза: я хочу истины означает я не хочу об-манывать, а “я не хочу обманывать” содержит в качестве особо¬го случая “я не хочу обманывать самого себя”1.— Если кто-либо хочет истины, то происходит это не по причине того, что таков мир, а из-за того, что к миру не относится. Понятно, что “жизнь нацелена на введение в заблуждение, на одурачивание, на утаи-вание, на внушение беспочвенных надежд, на ослепление”. Но тот, кто хочет истины, хочет сначала обесценить это ложное, воз-веденное в степень: он превращает жизнь в “заблуждение”, а этот мир — в “видимость”. Стало быть, жизни он противопоставляет познание, миру — другой мир, потусторонний мир, как раз прав-доподобный. Правдоподобный мир неотделим от упомянутой воли, воли рассматривать этот мир как видимость. Коль скоро это так, противоположность познания и жизни, различие между мирами раскрывают свой подлинный характер: речь идет о раз-личии морального происхождения, о противоположности мораль¬ного характера. Человек, который не хочет обманывать, желает лучшего мира и лучшей жизни; все доводы в пользу того, чтобы не обманывать, суть доводы моральные. И мы постоянно стал¬киваемся с добродетельностью того, кто хочет истины: одно из излюбленных его занятий состоит в распределении ошибок, он
вменяет ответственность, отрицает невинность, обвиняет и су-дит жизнь, изобличает видимость. “Я признал, что во всякой философии моральные (или имморальные) намерения образуют подлинное семя, из коего рождается все растение... Я, следова-тельно, не верю в существование какого-то инстинкта познания, якобы ставшего отцом философии” .— Тем не менее эта мораль-ная противоположность сама является лишь симптомом. Тот, кто хочет иного мира, иной жизни, желает чего-то более глубокого: “Жизнь против жизни” . Он хочет, чтобы жизнь стала доброде-тельной, чтобы она исправляла себя и видимость, чтобы она слу-жила переходом в иной мир. Он хочет, чтобы жизнь сама отрек-лась от себя и обратилась против себя: “Попытка использовать силу для истощения силы” . Итак, за моральной противополож-ностью вырисовывается противоречие иного рода, противоречие религиозное или аскетическое.
От спекулятивной позиции к моральной противоположности, от моральной противоположности — к аскетическому противоре¬чию... Но аскетическое противоречие, в свою очередь, представ¬ляет собой симптом, подлежащий интерпретации. Чего же хочет человек аскетического идеала? Отрекающийся от жизни — это еще и тот, кто хочет уменьшения жизни, вырождения и уменьше¬ния своей жизни, сохранения своего типа, более того — власти и триумфа своего типа, триумфа реактивных сил и их заразного воз¬действия. Здесь-то реактивные силы и обретают беспокойного со¬юзника, ведущего их к победе: нигилизм, волю к небытию . Имен¬но воля к небытию выносит одну лишь реактивную форму жиз¬ни. Именно эта воля пользуется реактивными силами как инст¬рументами, посредством которых жизнь должна вступать в про¬тиворечие с собой, отрицать себя, уничтожать себя. Именно воля к небытию изначально одушевляет все ценности, называемые “бо¬лее высокими” в сравнении с жизнью. В этом крупнейшая ошиб¬ка Шопенгауэра: он полагал, что в ценностях, превосходящих жизнь, воля отрицает себя. В действительности не воля отрицает себя в высших ценностях, но высшие ценности соответствуют воле к небытию, к уничтожению жизни. Эта воля к отрицанию определяет “ценность” высших ценностей. Ее оружие в следую¬щем: поставить жизнь под владычество реактивных сил так, что¬бы жизнь в целом постоянно скатывалась все ниже,— будучи от¬деленной от ее возможностей и становясь все меньше — “...к не¬бытию, к уязвленному ощущению собственного небытия”1. Воля к небытию и реактивные силы — таковы два конституирующих элемента аскетического идеала.
Таким образом, по мере своего углубления, интерпретация раскрывает три пласта (6paisseurs): познание, мораль и религию; истинное, благое и божественное как ценности, превышающие жизнь. Все эти пласты выстраиваются в цепь: аскетический иде¬ал оказывается третьим по счету, но также — смыслом и ценнос¬тью двух других. Выходит, что разграничивать их сферы влияния можно как угодно, можно даже противопоставлять каждый из названных феноменов остальным. Будучи никого не компроме-тирующей утонченностью, аскетический идеал постоянно здесь встречается и, с той или иной степенью плотности, наполняет все указанные области. Кто способен поверить в то, что позна¬ние, наука и даже наука вольнодумцев, “истина любой ценой”, подрывают аскетический идеал? “С тех пор, как работа духа со-пряжена с серьезностью, энергией и честностью, дух обходится вообще без идеала... за исключением его воли к истине. Но эта воля, этот остаток идеала, есть, если мне соблаговолят поверить, сам аскетический идеал в его наиболее строгой, духовной, чис¬той в плане эзотеричности, наиболее лишенной всякой показ¬ной оболочки форме” .

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: