Амбивалентность смысла и ценностей

Время: 21-02-2013, 14:02 Просмотров: 1010 Автор: antonin
    
13.Амбивалентность смысла и ценностей
Становление, отличное от известного нам: становление-актив-ностью реактивных сил. Оценка такого становления поднима¬ет много вопросов и должна служить для нас последней про¬веркой систематической связности ницшевских понятий тео¬рии силы.— Вводится первая гипотеза. Ницше называет актив¬ной ту силу, которая доходит до крайних последствий собствен¬ной деятельности. Активная сила, отделенная от своих возмож¬ностей реактивной силой, становится, таким образом, в свою очередь, реактивной; но разве сама эта реактивная сила на свой лад не доходит до предела собственных возможностей? Если активная сила превращается в реактивную, будучи отделенной, то разве реактивная сила, сила отделяющая, не становится, на¬оборот, активной? Не в этом ли ее способ быть активной? Кон¬кретнее: не существует ли таких низости, подлости, глупости и т. д., которые становятся активными, идя до предела собствен¬ных возможностей? “Неукоснительная и грандиозная глу¬пость...” — напишет Ницше '. Эта гипотеза может напомнить сократовское возражение, но в действительности отлична от него. Сократ утверждал, что низкие силы побеждают лишь тог¬да, когда составляют большую силу; здесь же говорится, что реактивные силы побеждают, лишь доходя в своей деятельнос¬ти до крайних ее последствий, следовательно,— составляя ак¬тивную силу.
Реактивную силу, разумеется, можно рассматривать с различ-ных точек зрения. Болезнь, например, отделяет меня от моих возможностей: будучи реактивной силой, она и меня делает ре-активным, то есть ограничивает мою деятельность тесными рам-ками, к коим я могу лишь приспосабливаться. Но, с другой сто-роны, она раскрывает во мне новую власть, одаряет меня новой волей, которую я могу сделать своей, дойдя до предела диковин¬ной способности. (Эта предельная способность вызывает к жиз¬ни массу вещей и, между прочим, следующее: “Рассматривать с точки зрения больного более здоровые понятия и ценности...” ) Нельзя не признать в этом дорогую для Ницше амбивалентность: все те силы, реактивный характер каковых он изобличает, через несколько страниц и даже несколько строк признаются им чару¬ющими и возвышенными благодаря открываемой ими точке зре¬ния и тревожной воле к власти, о которой они свидетельствуют. Они отделяют нас от наших возможностей, но одновременно наделяют нас другой способностью — сколь “опасной”, столь и “интересной”. Они наделяют нас новыми аффектациями, науча¬ют нас новым способам подвергаться воздействию. Есть в ста- новлении-реактивностью сил нечто восхищающее, великолеп¬ное и опасное. Не только больной человек, но даже человек ре¬лигиозный воплощают этот двойственный аспект: с одной сто¬роны, человек реактивный, с другой, человек, обладающий но¬вой властью . “История человечества была бы, по правде говоря, весьма глупой без духа, каким ее одушевили немощные”1. Каж¬дый раз, когда Ницше будет говорить о Сократе, Христе, иудаиз¬ме и христианстве, о какой-либо форме декаданса или вырожде¬ния, он будет раскрывать саму эту амбивалентность вещей, су¬ществ и сил.
Однако разве сила, отделяющая меня от моих возможностей, и сила, одаряющая меня новой способностью, на самом деле одна и та же? Больной, который находится в рабстве у своей болезни, и больной, который пользуется ею как средством, позволяющим исследовать, властвовать, быть могущественным — разве это один и тот же больной, одна и та же болезнь? Разве одна и та же рели¬гия у верующих, подобных блеющим ягнятам, и религия некото¬рых священников, подобных новым “хищным птицам”? В дей-ствительности реактивные силы не остаются прежними, а изме¬няют нюансировку в зависимости от большей или меньшей сте¬пени их родства с волей к небытию. Реактивная сила, одновре¬менно подчиняющаяся и сопротивляющаяся; реактивная сила, отделяющая активную силу от ее возможностей; реактивная сила, заражающая активную силу, ведущая ее к пределу становления- реактивностью, к воле к небытию; реактивная сила, которая по-началу была активной, но затем стала реактивной, отделенной от своей способности, а впоследствии была увлечена в бездну и обратилась против себя — вот различные нюансы, различные
но, чтобы он был глубинно родственен больным и обездоленным, чтобы быть способным понимать их, находить с ними общий язык; но также нужно, чтобы он был силен, был больше господином над самим собой, чем над другими, был непоколебим в своей воле к власти, дабы снискать доверие больных и, тем самым, внушить страх...”
1. GM, 1,7.
аффектации, различные типы — их-то и должна интерпретиро¬вать генеалогия, ибо никто другой интерпретировать не умеет. “Нужно ли говорить, что я обладаю опытом всех вопросов, каса¬ющихся декаданса. Я прошел его во всех направлениях, вдоль и поперек. Это филигранное искусство, это чувство осязания и понимания, этот инстинкт нюансировки, эта психология околь¬ного пути (ctetour) — все, что для меня характерно...”1 Проблема интерпретации: в каждом случае интерпретировать состояние реактивных сил, то есть степень развития, достигнутую ими в отношениях с отрицанием и волей к небытию. — Та же проблема интерпретации ставится и со стороны активных сил. В каждом случае необходимо интерпретировать их нюанс или состояние, то есть степень их развития в отношениях между действием и утверждением. Существуют реактивные силы, каковые становят¬ся грандиозными и чарующими благодаря следованию воле к небытию; но существуют и падающие активные силы, не умею¬щие следовать власти утверждения (в дальнейшем мы увидим, что здесь имеет место проблема того, что Ницше называет “культурой” и “высшим человеком”). Наконец, оценка содер¬жит еще более глубокие амбивалентности, чем интерпретация. Судить утверждение как таковое с точки зрения отрицания как такового, а отрицание, с точки зрения утверждения; судить ут¬верждающую волю с точки зрения нигилистической, а нигилис¬тическую — с точки зрения воли, которая утверждает: таково искусство генеалога; генеалог — это врач. “Рассматривать с точ¬ки зрения больного более здоровые понятия и ценности и, на¬оборот, осознавая полноту и самоуверенность, коими обладает изобильная жизнь, погружать взгляд в таинственную работу ин¬стинкта декаданса... ”
Однако, какой бы ни была амбивалентность смысла и ценно¬стей, мы не вправе делать вывод о том, что реактивная сила ста¬новится активной, доходя до предела своих возможностей. Ибо у выражений “доходить до предела”, “доходить до крайних по-следствий” два смысла — утвердительный и отрицательный, и сообразно им либо утверждают собственное различие, либо от-рицают различающее. Когда развитие реактивной силы доходит до ее крайних последствий, то движущей силой этого служат ее отношения с отрицанием, с волей к небытию. Становление-ак-тивностью, напротив, предполагает родство действия и утвержде-ния; чтобы стать активной, силе недостаточно достижения соб-ственных возможностей — она должна еще и превратить свои воз-можности в объект утверждения. Становление-активностью яв-ляется утвердителем, оно утвердительно, равно как становление- реактивностью является отрицателем и, значит, нигилистично.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: