Иерархия

Время: 21-02-2013, 14:01 Просмотров: 992 Автор: antonin
    
10.Иерархия
Ницше также встречает своих Сократов. Это — вольнодумцы. Они говорят: “На что вы жалуетесь? Как слабые смогли бы одер¬жать верх, если бы сами не составляли превосходящей силы?”; “Преклонимся перед свершившимся фактом”1. Таков современ¬ный позитивизм: притязание на критику ценностей, на отказ от всяких апелляций к трансцендентным ценностям, провозглаше¬ние последних устаревшими — но только ради того, чтобы вновь обрести эти ценности в качестве сил, управляющих современ¬ным миром. Церковь, мораль, государство и т. д.: об их ценности спорят лишь затем, чтобы восхищаться при этом человеческой силой и содержанием человеческой природы. Вольнодумец на¬делен своеобразной манией, состоящей в стремлении восстано¬вить все содержания, все позитивное, но он никогда не задается вопросом ни о природе этих, так называемых позитивных, со¬держаний, ни об источнике или качестве соответствующих че¬ловеческих сил. Именно это Ницше и называет “фатализмом” . Вольнодумец стремится восстановить содержание религии, но никогда не задается вопросом о том, не содержит ли в себе рели¬гия как раз тех самых низменных человеческих сил, даже малей¬шей причастности коим следовало бы избегать. Вот почему не¬возможно доверять атеизму вольнодумца, даже если он демократ или социалист: “Нам противна Церковь, но не ее яд...” . Фатализм, неспособность к интерпретации, незнание качества силы — вот существенные черты позитивизма и гуманизма вольнодумца. Стоит только чему-либо обнаружить себя в качестве человечес¬кой силы или человеческого факта, как вольнодумец аплодиру¬ет, не задаваясь вопросом о том, не низкого ли происхождения эта сила и не противоположен ли этот факт высшему факту: “Че¬ловеческое, слишком человеческое”. Именно потому, что оно не осознает качеств сил, вольнодумство, по своему призванию, на¬ходится на службе реактивных сил и служит выразителем их три¬умфа. Ибо факт всегда есть факт слабых, направленный против сильных; “факт всегда глуп, во все времена походя скорее на тель¬ца, чем на Бога” . Ницше противопоставляет вольнодумцу сво¬бодный ум (esprit), сам дух (esprit) интерпретации, который вер¬шит суд над силами в зависимости от их источника и качества: “Фактов нет, есть только интерпретации” . Критика вольнодум¬ства является основополагающей темой творчества Ницше. И это несомненно, поскольку указанная критика обнаруживает точку зрения, с какой можно одновременно нападать на различные вде- ологии, на позитивизм, гуманизм и диалектику. На позитивист¬скую склонность к фактам, на восторженное отношение к чело¬веческому факту в гуманизме, на диалектическую манию, по¬буждающую восстанавливать человеческое содержание.
Слово иерархия имеет у Ницше два смысла. Во-первых, оно обозначает различие активных и реактивных сил, превосходство активных сил над реактивными. Ницше, следовательно, может говорить о “неизменном и прирожденном ранге в иерархии” и о том, что сама проблема иерархии есть проблема свободных умов . Но иерархия обозначает и триумф реактивных сил, заразное воз-действие реактивных сил и возникающую от этого сложную орга-низацию, когда слабые добились победы, сильные заражены, раб, не переставший быть рабом, одерживает верх над господином, который перестал быть господином: царство закона и доброде¬тели. В этом втором смысле мораль и религия служат еще и тео¬риями иерархии . Если сравнить оба смысла, можно заметить, что второй есть “изнанка” первого. Мы превращаем церковь, мо¬раль, государство в господ или владельцев всякой иерархии. У нас та иерархия, каковой мы и заслуживаем, а ведь суть наша — в сугубой реактивности, мы принимаем триумфы реакции за ме-таморфозы действия, а рабов — за новых господ, мы, признаю¬щие лишь перевернутую иерархию.
Ницше называет слабым или рабом не менее сильного, но того, кто — вне зависимости от его силы — отделен от доступно¬го его возможностям. Если менее сильное идет до конца, то оно столь же сильно, как и сильное, поскольку хитрость, изворотли¬вость, духовность и даже очарование, благодаря каковым оно восполняет свой недостаток силы, принадлежат как раз этой силе и не позволяют ей быть меньше . Измерение сил и их квалифи¬кация нисколько не зависят от абсолютного количества этих сил, они зависят от их относительной реализации. Нельзя судить о силе или о слабости, принимая за критерий исход борьбы и успех. Ибо, повторим еще раз: то, что слабые торжествуют победу — факт, и даже сущность факта. О силах можно судить лишь тогда, когда отдаешь себе отчет, во-первых, в их качестве: активны они или реактивны; во-вторых, относительно их родства с соответствую-щим — положительным или отрицательным — полюсом воли к власти; в-третьих, в нюансировке качества, которую сила, в тот или иной момент своего развития, являет в связи с присущим ей родством. Таким образом, реактивная сила есть: 1. Сила полез-ности, приспособления и частичного ограничения; 2. Сила, от-деляющая активную силу от ее возможностей и отрицающая ак-тивную силу (триумф слабых и рабов); 3. Сила, отделенная от соб-ственных возможностей, отрицающая саму себя или против са¬мой себя обращающаяся (царство слабых и рабов). И одновре¬менно активная сила есть: 1. Сила пластическая, властвующая и подчиняющая; 2. Сила, идущая до предела собственных возмож-ностей; 3. Сила, утверждающая свое различие и превращающая его в объект наслаждения и утверждения. Конкретно и полно силы определяются лишь тогда, когда уяснены сразу все три эти пары характеристик.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: