Первый аспект вечного возвращения: космологическое и физическое учение

Время: 21-02-2013, 13:58 Просмотров: 795 Автор: antonin
    
5.Первый аспект вечного возвращения: космологическое и физическое учение
Изложение учения о вечном возвращении, как оно задумано Ницше, предполагает критику завершающего состояния, или состояния равновесия. Если бы вселенная могла достичь рав-новесного положения, говорит Ницше, если бы становление имело цель или конечное состояние, то это уже осуществилось бы. Однако нынешнее мгновение, как мгновение преходящее, доказывает, что такое конечное состояние не достигнуто: сле¬довательно, равновесие сил невозможно1. Но почему если рав¬новесие и завершающее состояние возможно, оно должно уже быть достигнуто? В силу того, что Ницше называет бесконеч¬ностью прошедшего времени. Бесконечность прошедшего вре¬мени означает только следующее: становление не могло начать становиться, оно не является чем-то ставшим. И вот, не будучи чем-то ставшим, оно тем более не является становлением чего- то. Не будучи ставшим, оно уже было бы тем, чем становилось, если бы оно было становлением чего-то. То есть прошедшее время, являясь бесконечным, позволило бы становлению дос¬тичь конечного состояния, имейся у него таковое. И в действи¬тельности он возвращается к тому же самому, говоря, что ста¬новление достигло бы конечного состояния, если бы такое име¬лось, и что оно не вышло бы из начального состояния, если бы такое было ему присуще. Если становление само чем-то стано¬
вится, то почему же давно не наступил конец становления? А если оно есть нечто ставшее, как могло оно начать становить¬ся? “Если бы вселенная характеризовалась непрерывностью и неизменностью, и если бы во всем ее существовании имелось одно-единственное мгновение бытия в строгом смысле, то она не могла бы больше обладать становлением и, следовательно, какое-либо становление нельзя было бы уже ни мыслить, ни наблюдать” . Такова мысль, которую Ницше объявляет найден¬ной “у древних авторов” . Если все, что становится, говорил Платон, вообще не в силах ускользать от настоящего и так или иначе в нем присутствует, оно прекращает становиться и явля¬ется тогда тем, чем было в процессе становления . Но Ницше так комментирует эту античную мысль: всякий раз, когда я с ней сталкивался, “она была обусловлена другими задними мыс¬лями, в общем и целом теологическими”. Ибо, упорно вопро¬шая о том, как становление могло начаться и почему оно еще не окончилось, античные философы ссылаются на hybris, пре¬ступление и наказание и выступают в роли лжетрагиков . За ис¬ключением Гераклита, они не допускают ни мысли о чистом ста¬новлении, ни повода для нее. Тот факт, что нынешнее мгновение не является мгновением бытия или настоящего “в строгом смыс¬
ле”, что оно преходящее мгновение, принуждает нас мыслить становление как исключительно то, что не могло начаться и не может окончить становиться.
Каким образом мысль о чистом становлении обосновывает веч-ное возвращение? Этой мысли достаточно, чтобы перестать верить в противостоящее становлению бытие, отличное от становления; но ее достаточно и для того, чтобы поверить в бытие становления самого по себе. Каково бытие того, что становится, не начиная и не заканчивая становиться? Возвращение — вот бытие становяще-гося. “Сказать, что все возвращается, значит максимально прибли-зить мир становления и мир бытия: вершина созерцания” . Эту проблему созерцания надо сформулировать еще и по-другому: как во времени может образоваться прошлое? Как настоящее может пройти? Преходящее мгновение вообще не могло бы миновать, если бы оно уже не было одновременно прошедшим и настоящим, грядущим и настоящим. Если бы настоящее не проходило само собой, если бы нужно было ожидать нового настоящего, чтобы нынешнее настоящее стало прошедшим, то во времени так ни¬когда и не возникло бы прошедшее, а нынешнее настоящее так и не миновало бы: мы не можем ждать, пока мгновение пройдет, ус-тупая место другим мгновениям, нужно, чтобы мгновение было сразу настоящим и прошедшим, настоящим и грядущим. Нужно, чтобы настоящее сосуществовало с самим собой как с прошедшим и с грядущим. Таково синтетическое отношение мгновения к са-мому себе как настоящему, прошедшему и грядущему, полагаю¬щее основу его отношения к другим мгновениям. Следовательно, вечное возвращение есть ответ на проблему преходящего!. И в этом смысле его нельзя интерпретировать как возвращение чего-то, что есть, что есть единое или то же самое. В выражении “вечное воз-вращение” мы допускаем противоречие, когда имеем в виду воз-вращение того же самого. Не бытие возвращается, но сам возврат образует бытие в той мере, в какой он утверждается через станов-ление и преходящее. Не единое возвращается, но сам возврат есть единое, утверждающееся в различном или в множественном. Ины-ми словами, тождество в вечном возвращении указывает не на природу того, что возвращается, но, напротив, на факт возврата для того, кто различает. Поэтому вечное возвращение должно мыс-литься как синтез: синтез времени и его измерений, различного и его воспроизведения, становления и бытия, утверждающегося в становлении, синтез двойного утверждения. Итак, вечное возвра-щение само зависит от принципа, который не является принци¬пом тождества, но должен во всех этих отношениях отвечать тре-бованиям некоего истинного достаточного основания.
Почему механицизм столь плохо истолковывает сюжет веч¬ного возвращения? Потому что он не подразумевает вечного воз-вращения ни с необходимостью, ни непосредственно. Потому что он извлекает только ложные следствия из идеи конечного состо-яния становления. Упомянутое конечное состояние полагают тождественным начальному и сообразно этому приходят к выво¬ду, что механический процесс возобновляется благодаря одним и тем же различиям. Тем самым возникает циклическая гипоте¬за, столь раскритикованная Ницше . Ибо мы не понимаем ни того, как этот процесс может выйти из начального состояния, ни того, как он может “оттолкнуться” от конечного состояния, ни того, как он может многократно проходить через одни и те же различия, даже не имея возможности однократно пройти через какие угодно различия. Есть две вещи, которые циклическая ги¬потеза не в состоянии объяснить: различие сосуществующих цик¬лов и, в особенности, существование различного в одном цик¬ле . Потому-то мы можем понять само вечное возвращение лишь как выражение принципа, служащего основанием различного и его воспроизведения, различия и его повторения. Такой прин¬цип Ницше характеризует как одно из важнейших открытий сво¬ей философии. Он дает ему имя: воля к власти. С помощью воли к власти “я выражаю характеристики, которых нельзя устранить из механического порядка без устранения самого этого порядка”

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: