Философия воли

Время: 21-02-2013, 13:48 Просмотров: 1362 Автор: antonin
    
3.Философия воли
Генеалогия не только интерпретирует, но и оценивает. До сих пор мы представляли вещи так, как если бы различные силы боро¬лись и сменяли друг друга, воздействуя на почти инертный объект.
Однако сам объект также есть сила, выражение некоей силы. По этой-то причине и существует определенное родство между объектом и силой, им овладевающей. Нет объекта (феномена), который не находился бы в чьем-либо обладании, поскольку сам по себе он оказывается не видимостью, но явлением силы. Сле-довательно, всякая сила существенно связана с какой-либо дру¬гой силой. Бытие силы множественно. Было бы совершенно аб¬сурдно представлять силу в единственном числе. Сила — это гос¬подство, но также и объект, над которым осуществляется господ¬ство. Множественность сил, действующих и претерпевающих воздействие (patissant) на дистанции, дистанция как различаю¬щий элемент, который включен в каждую из сил и посредством которого всякая сила соотносится с другими: таков принцип философии природы у Ницше. Исходя из этого принципа долж¬на пониматься критика атомизма; она состоит в указании на то, что атомизм есть попытка придания материи сущностной плю- ральности и дистанции, в действительности принадлежащих лишь силе. Чтобы обладать бытием, отдельно взятая сила долж¬на соотноситься с другой силой. (“Атомы — единственный объект для самих себя и могут соотноситься только с самими собой...”1, как высказывается Маркс, интерпретируя атомизм. Однако воп¬рос состоит в следующем: способно ли по самой своей природе понятие атома выразить приписываемую ему сущностную соот-несенность? Это понятие обретает связность лишь тогда, когда вместо атома мыслят силу. Ибо понятие атома не способно со-держать в себе различия, необходимого для утверждения упомя-нутой соотнесенности, различия в сущности и согласно сущно¬
сти. Таким образом, атомизм служил маской для нарождающе¬гося динамизма.)
Следовательно, понятие силы у Ницше относится к такой силе, которая соотносится с какой-либо другой силой: в этом аспекте сила называется волей. Воля (воля к власти) есть разли¬чающий элемент силы. Отсюда вытекает новая концепция фи¬лософии воли, ибо воля не осуществляется таинственным обра¬зом в мускулах или нервах, а еще меньше — в материи как тако¬вой; она с необходимостью осуществляется в другой воле. Под¬линная проблема затрагивает не соотношение произвольного (vouloir) и непроизвольного, но соотношение воли предписыва¬ющей и воли повинующейся, повинующейся в той или иной сте¬пени. “Воля, разумеется, может воздействовать лишь на волю, а не на материю (например, на нервы). Таким образом, нужно при¬знать, что повсюду, где мы наблюдаем действия, мы видим, как одна воля воздействует на другую”1. Воля считается так называ¬емым сложным образованием, потому что, если она волит, она желает, чтобы ей повиновались; однако ее велениям может по¬виноваться лишь другая воля. Так плюрализм находит в филосо¬фии воли свое непосредственное подтверждение и свое поле вы¬бора. Стало быть, теперь уточнен пункт, в котором Ницше по¬рывает с Шопенгауэром: вопрос именно в том, является ли воля единой или множественной. Все остальное — следствия из этого вопроса. И действительно, если Шопенгауэр пришел к отрица¬нию воли, то прежде всего из-за собственной веры в ее единство). Раз воля, по Шопенгауэру, едина в своей сущности, то даже па¬лачу случается порой осознавать свое единство с собственной жертвой. Таково сознание тождества воли во всех ее проявлени¬ях, приводящее волю к самоотрицанию, к самоупразднению в жалости, в морали и в аскетизме . Ницше срывает покровы с того, что кажется ему сутью шопенгауэровской мистификации: волю с необходимостью следует отрицать, если ее полагают че¬рез единство и тождество.
Ницше изобличает душу, самость, эгоизм как последние при-бежища атомизма. Атомизм психический ничем не лучше физи-ческого: “Во всяком волении речь идет лишь о повелении и по-виновении в рамках сложной коллективной структуры, состоя¬щей из множества душ” . Воспевая эгоизм, Ницше всегда при¬бегает к агрессивной или полемической манере, направленной против добродетелей, против добродетели беспристрастия . Од¬нако в действительности эгоизм представляет собой неудачную интерпретацию воли, как атомизм — неудачную интерпретацию силы. Ведь для существования эгоизма нужно еще существова¬ние некоего эго . Всякая сила соотносится с другой — либо для повелевания, либо для подчинения — вот что выводит нас на путь к источнику сил: этим источником является различие в самом источнике сил, а различие в источнике сил есть иерархия, то есть отношение властвующей силы к силе подвластной, подчинен¬ной воли к воле подчиняющей. Именно иерархию как нечто не-отделимое от генеалогии Ницше называет “нашей проблемой” . Иерархия есть изначальный (originaire) факт, тождество разли¬чия и происхождения (origine). Впоследствии мы поймем, поче¬му проблема иерархии предназначена исключительно для “воль¬ных умов”. Но, в любом случае, мы можем указать на поступа¬тельное движение от смысла к ценности, от интерпретации к оценке, как на задачи генеалогии: смысл некоторой вещи есть отношение этой вещи к силе, ею овладевающей, ценность неко¬торой вещи есть иерархия сил, выражающихся в этой вещи, об¬разуя сложный феномен.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: