ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Время: 15-01-2013, 17:23 Просмотров: 841 Автор: antonin
    
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Произведения Ницше надежно закрыты от посто-ронних глаз. Они обладают достаточной силой, что¬бы противостоять и поклонению и ненависти, ибо в своем замысле соразмерны эпохам мысли. Отсюда вытекает невозможность использовать их в полити¬ческих целях современности. В них нет описания средств и целей, которые могли бы быстро приме¬нять на практике изобретательные умы. Мыслить и извлекать выгоду из политических ситуаций — разные вещи. И хотя нет такой мысли, которой нельзя было бы злоупотребить, однако злоупотреб¬ление тотчас же оборачивается против того, кто его начал.
Человек пророческого склада всегда досаждает, оказываясь камнем преткновения. Он всегда появ-ляется там, где его не ждут; всякое благочестивое соглашательство наталкивается в его лице на пре-граду, когда он внезапно всплывает в ряду еретиков и язычников. Приведем известный пример: Павел оказался не среди иудеев, а среди христиан и языч-ников. Вместо теологии у него крест, что плохо для теологов, ибо свидетельствует об утрате ими благо-честия. Существуют наблюдатели, считающие «на¬ше время» неблагочестивым по сравнению со Сред-невековьем; тем самым в сущности утверждается, будто у него не хватает жизненности. Это огульное утверждение. Что же имеется в виду? Разве любя¬щие оскудели? Где есть они, там есть религия. Се¬годня существуют мощные потоки жизни, и, несом¬ненно, существует также и множество затхлых пру¬дов и колодцев. Но если потоки жизни не текут че¬рез церковные двери, если растет нехристианское, внехристианское благочестие, то что это значит? Это говорит за или против Церкви?
Ницше объединяет в себе диаметрально противо-положные таланты, которые редко случается нахо-дить вместе. Он сам жаловался, что мыслителю и художнику невозможно объединиться в одном ли¬це, однако в нем произошло это объединение. Му- сический человек выступал в нем вместе с мысли-телем, выступал против мыслителя и ученого; здесь заключено мощное, оплодотворяющее, уничтожаю¬щее противоречие, поглощавшее его мысли. Гармо¬ния и диссонанс мысли Ницше останутся непонят¬ными, если не учесть этого противоречия, если не увидеть, как он в конечном счете разрушает зако¬номерность собственной мысли, как он прощается с ней и отдается безумию. Он постиг понятие исти¬ны глубже, чем остальные, ему лучше, чем осталь¬ным, известны силки и западни, которыми богат этот опасный путь. Разрушающая, саморастерзыва- ющая сила его мысли становится постижимой лишь для того, кто видит, что в нем стремятся объеди¬ниться совершенно враждебные друг другу вещи. Понятие и созерцание, абстрактное мышление и мир образов, мыслитель и поэт ведут в нем борьбу, которая должна чем-то разрешиться. Уже «Рожде¬ние трагедии» показывает, что ее исход не в пользу науки. Призвание Ницше — вновь распахнуть во¬рота для способности воображения.
Это сочинение — плод нового обращения к мыс¬лям Ницше, порожденного историческим момен¬том. Нападки, которым он подвергался со всех сто¬
рон, пробудили во мне долго дремавшую любозна-тельность. Я задумал по-новому проверить влияние, которое некогда оказали на меня эти мысли. Дол¬гие годы я почти ничего не читал из Ницше; от его сочинений удерживало меня что-то вроде едва осоз-наваемого недовольства. Такое смутное и расплыв-чатое недовольство не годится: относительно Ниц¬ше все должно быть ясно. Вопрос заключается в сле-дующем: что сегодня означает эта мысль, продол¬жает ли она воздействовать на умы и если да, то в каком направлении? Обрушившиеся на нее бесчис¬ленные нападки позволяют предположить, что она с разрушительной силой вторгается в область про¬ектов и сопротивляется всяким современным из¬мышлениям и планам. Поскольку на нее нападают со всех сторон, осаждая творчество Ницше плотным кольцом, то напрашивается вывод, что его мысль — находящийся в центре бастион независимого духа, который занимает ключевую позицию, не подчиня¬ется никакому государственному заказу, никаким политическим указаниям, никакой партийной ин-струкции и уже одним своим положением вызыва¬ет огонь на себя. Атаки только способствуют делу того, кого атакуют. Salus ex inimicis nostris1. Если допустить предельный случай и вообразить себе че-ловека, на которого нападают все остальные, то раз¬ве не должен этот единственный вызвать ответное движение, разве не должен внезапно возникнуть вопрос: быть может, правда на его стороне, во все¬ми брошенном его деле, быть может, все осталь¬ные — уже в силу одной их общности — оказыва¬ются на стороне неправды? Впрочем, это нельзя применить к Ницше. Ницше не нуждается в защи¬те: его произведения постоят за себя сами.
Замысел этого сочинения не только критический. Одновременно оно исследует положение, в котором мы сегодня находимся. За прошедшие шестьдесят лет, — с тех пор как была задумана «Воля к влас¬ти», — мы не просто испытали много нового, но от¬крыли новые измерения жизни, откуда можно из¬влечь новый опыт. Опыт не возникает на пустом ме¬сте, он появляется тогда, когда человек узнает са¬мого себя, а это означает: опыт есть нечто вторичное. Мы присутствуем раньше, чем он, мы испытываем нечто, чтобы стать понятнее самим себе. В строгом смысле: то, чем мы не являемся, мы не можем и знать, как бы тщательно и старательно ни прислушивались.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: