МАКРОМИР ГОСУДАРСТВА И МИКРОМИР ДУШИ ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА

Время: 13-01-2013, 21:13 Просмотров: 865 Автор: antonin
    
МАКРОМИР ГОСУДАРСТВА И МИКРОМИР ДУШИ ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА
Для Платона государство не единственная сфера проявления «справедливости». Государст¬во как бы макромир, которому соответствует микромир в каждом отдельном человеке, в част¬ности в его душе. Согласно Платону, в душе существуют и требуют гармонического соче¬тания три различных элемента, или начала: 1) разумное (logisticon), 2) аффективное (thy- mos) и 3) неразумное, или вожделеющее (alo- giston te cai epithymeticon),— «друг удовле¬творений и наслаждений».
В государстве совершенного типа три класса его граждан — правители, воины и работники производительного труда — составляют гармо-ническое целое под руководством наиболее разумного класса. Но то же, по Платону, проис-ходит и с душой отдельного человека. В душе также три составные части. Если каждая из них будет совершать свое дело под разумным управ-лением, то гармония души не нарушится. При таком действии души разумное ее начало будет в ней господствовать, аффективное — выполнять обязанность защиты, а вожделеющее — повино-ваться и укрощать свои дурные стремления (там же, IV, 442 А). От дурных поступков и от несправедливости каждого отдельного чело¬века ограждает именно то, и только то, что в его душе каждая ее часть исполняет предназначен¬ную ей функцию.
Свой проект наилучшей организации общест¬ва и государства Платон считает вполне осуще-ствимым только для греков. Для народов, окру-жающих Элладу, он неприменим в силу полной будто бы их неспособности к устройству общест-венного порядка, основанного на началах разума. Таков «варварский» мир в исконном смысле этого слова, обозначающем все негреческие на¬роды независимо от степени их цивилизации и политической зрелости. Согласно Платону, раз-личие между «эллинами» и «варварами» на-столько существенно, что даже нормы ведения войны будут иными в зависимости от того, ве-дется ли война между греческими племенами и государствами или между греками и «варва¬рами». В первом случае должны соблюдаться принципы человеколюбия, продажа пленных в рабство не допускается; во втором — война ве¬дется со всей беспощадностью, а побежденные обращаются в рабов. В первом случае воору¬женной борьбы для нее подходит термин «до¬машний спор» (stasis), во втором — «война» (polemos) (Платон, Государство, V, 470 В).
Как уже было замечено, в утопии Платона не только выражены представления философа об идеальном государственном порядке, но и отра-жены важные черты действительного, реального античного полиса — далекие от намеченного фи-лософом идеала. Сам того не замечая и не же¬лая, Платон обнажает классовое происхождение и классовую тенденцию своей утопии. Сквозь идеализирующие очертания изображаемой Пла-тоном гармонии ясно проступает противополож-ность высших рабовладельческих классов и низ-ших классов, резко обособленных друг от друга. В действительности «идеальное» государство Платона оказывается близко к осужденному са-мим Платоном отрицательному типу общества, разделенного на враждебные друг другу классы.
Эта реальная суть платоновского проекта не меняется от того, что Платон постулирует для своего утопического государства полное якобы единомыслие его классов. Постулат этот обосно-вывается у него ссылкой на происхождение всех людей от общей матери — земли. Именно по-этому, утверждает Платон, воины должны счи-тать всех остальных граждан государства свои¬ми братьями. Но вразрез с этим постулатом именуемые «братьями» (hoi adelphoi) работни¬ки хозяйственного труда третируются как люди низшей породы. Их следует охранять единст-венно для того, чтобы они могли без помех ис-полнять лежащие на них обязанности, но никак не ради них самих.
Разряды воинов и философов не только вы-полняют свои особые функции. Они властвуют, требуют повиновения себе и отнюдь не смешива-ются с управляемыми. Философы добиваются от воинов («стражей»), чтобы те помогали им, как собаки помогают пастухам пасти «стадо» тружеников хозяйства.
Полная обособленность классов платоновского утопического государства сказывается даже во внешних условиях их существования. Так, вои¬ны не должны проживать в местах, где живут работники производительного труда. Постоянное местопребывание воинов — лагерь, расположен-ный так, чтобы, наблюдая и действуя из него, воинам было удобно возвращать к повиновению всех восставших против установленного поряд¬ка, а также легко отражать нападение неприя¬теля, откуда бы он ни явился.
По мысли Платона, воины не только члены государства, способные выполнять свою особую функцию в обществе — функцию «стражей». Воины должны быть наделены способностью и возможностью совершенствоваться, подниматься на более высокую ступень нравственной добле-сти. Некоторые из них могут после необходимой подготовки и стажировки становиться правите- лями-философами.
Но для этого, так же как и для совершенного выполнения воинами своих обязанностей, недо-статочно одного лишь правильного воспитания. Люди — существа слабые, подверженные иску-шению, соблазнам и порче всякого рода. Чтобы избежать этих соблазнов, необходим нерушимо соблюдаемый строй жизни: определить и пред-писать его могут только правители-философы.
Этими соображениями объясняется особое внимание, какое Платон уделяет вопросу об об-разе жизни людей в идеальном государстве, и прежде всего об образе жизни класса воинов («стражей»). Именно от результатов их воспи-тания и от уклада их внешнего существования зависит облик проектируемого Платоном иде-ального государства.
В платоновской утопии на первый план вы-двигается нравственный принцип. «Государство» Платона не только и даже, быть может, не столько социально-политический трактат, сколь¬ко трактат, излагающий теорию воспитания и теорию политической этики.
Будучи идеалистической, этика Платона ока-зывается, кроме того, аскетической.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: