ПЛАТОНОВСКАЯ САМОКРИТИКА УЧЕНИЯ ОБ «ИДЕЯХ» В ДИАЛОГАХ «ПАРМЕНИД» И «СОФИСТ»

Время: 13-01-2013, 21:09 Просмотров: 1268 Автор: antonin
    
ПЛАТОНОВСКАЯ САМОКРИТИКА УЧЕНИЯ ОБ «ИДЕЯХ» В ДИАЛОГАХ «ПАРМЕНИД» И «СОФИСТ»
Учение Платона об «идеях» не осталось не-изменным. В диалогах «Парменид», «Филеб» и «Софист» Платон подверг выработанную им самим теорию «идей» суровой критике.
Мы видели, что учение Платона об «идеях» было многогранно. В нем совмещались аспекты онтологический, этический, гносеологический, методологический и логический. Во всех этих аспектах «идея», или «эйдос», Платона высту¬пает как бестелесная и постигаемая лишь умом причина, через причастность которой только и существуют все вещи чувственного мира, как прекрасный и совершенный образец всех несо-вершенных вещей, как цель, к которой люди и вещи стремятся, как понятие мышления об об¬щей сущности вещей.
Впоследствии Платон отступил от некоторых черт этого воззрения. В названных выше диа-логах он выдвигает ряд веских доводов, гово-рящих о сомнительности или даже прямо о не-возможности принять данное учение. Некоторые из этих доводов, бесспорно, предвосхищают зна-менитые возражения, которые ученик Платона Аристотель выдвинул впоследствии против пла-тоновской теории «идей».
Основное сомнение возникает у Платона прежде всего по вопросу о самой возможности существования «идей» с теми их свойствами, которые он приписал им и которые были оха-рактеризованы выше. Но даже если мы допу¬стим существование подобных «идей», возни¬кает вопрос об их отношении к вещам. А именно: придется или принять, будто единая >и вечная идея как бы раздроблена, рассеяна в бесчислен-ном множестве порождаемых ею вещей, или — а это еще хуже — допустить, что, находясь в вещах, идея целиком находится и вне се¬бя, и в самой себе, и при этом как тождест¬венная себе. Все эти вопросы и точки зрения возродились и утонченно разрабатывались в средневековой философии («схоластике») в так называемом споре об «универсалиях», или об¬щих родах.
Ранее, до самокритики, развитой в «Парме-ниде» и «Софисте», Платон отвечал на подоб¬ные вопросы ссылкой на то, что вещи якобы «участвуют» в «идеях», или «причастны» «иде-ям». Но теперь — на уровне «Парменида» и «Софиста» — этот ответ уже не удовлетворяет его (так же как он впоследствии не удовлетво-рит и Аристотеля).
В самом деле. Допустим, что каждая вещь есть то, что она есть, вследствие «участия» в одноименной «идее». Тогда необходимо пред-ставляются две возможности: или «идея» долж¬на целиком заключаться в каждой из вещей, подходящих под эту «идею», или каждая вещь должна заключать в себе лишь часть своей «идеи». Но, по Платону, невозможно ни то, ни другое.
Во-первых, «идея» не может присутствовать в каждой из соответствующих этой «идее» вещей: если бы это было так, то единая «идея» должна была бы одновременно существовать в различ-ных местах.
Во-вторых, «идея» не может присутствовать в одноименной с ней вещи также и частично. Ведь тогда она окажется делимой и вопреки своему определению будет уже не единой. Кроме того, если каждая вещь, например, ве¬лика вследствие присутствия в себе части то¬го, что велико само по себе, то получится неле¬пый результат: все великое будет велико вслед¬ствие участия в том, что меньше великого, так как часть меньше своего целого.
Таким образом, «идея» не может заключать¬ся в вещах ни целиком, ни частью. А это зна¬чит, что вещи не могут быть «причастными» своим «идеям», или «участвовать» в них (Пла¬тон, Парменид, 130 А— 131 Е).
Далее, невозможно представить не только бы-тие «идей», но и способ, посредством которого ум может дойти до их познания. Предпосылку теории «идей» составляет предположение, будто при рассмотрении сходных вещей в уме возни-кает общий для всех этих вещей образ, или идея. Однако если мы сличим эту идею с ве¬щами, образом которых в уме она является, то, так как между этими вещами и их идеей в уме существует сходство, необходимо должна воз-никнуть новая идея, общая для вещей и их первой идеи. Далее, совершенно таким же обра-зом должна возникнуть новая идея — для пер¬вых двух и для соответствующих им вещей и т. д. до бесконечности. Но если это так, то получается неожиданный и парадоксальный вы¬вод: для каждой вещи должна существовать уже не только одна единственная «идея» (ее прообраз), как это первоначально утверждала теория, а бесконечное множество обусловлива¬ющих ее «идей».
Это и есть знаменитое возражение против платоновской теории «идей», которое впоследст¬вии повторит против Платона Аристотель и ко¬торое получит название «третий человек». Лишь в силу какой-то косной традиции большинство историков античной философии обходят внима¬нием этот замечательный факт и представляют дело так, будто «третий человек» — оригиналь¬ное изобретение критической мысли Аристо¬теля.
Парадоксальность платоновской теории «идей» как будто снимается, если предположить, что «идеи» — только наши мысли, а не само бытие и что они могут существовать в нашем уме.
Однако и эта оговорка не спасает дела. Со-гласно Платону, мысль — всегда мысль о чем- нибудь существующем (предпосылка Пармени¬да в философии Платона). Поэтому, мысля идею как понятие, мы тем самым мыслим о том едином, вечном, тождественном, что налицо во всех вещах, обнимаемых «идей». Это и есть не что иное, как «идея» в онтологическом смысле, т. е. первообраз вещи. Больше того. Допустим, что идеи только мысли и что единичные вещи существуют в силу своего «участия» в идеях. В таком случае необходимо допустить одно из двух: или что все вещи состоят из мыслей и, следовательно, все мыслит, или же что все есть безмысленная мысль (Платон, Парменид, 132
В —С). ^
Отношение между «идеей» и вещами возмож-но представить еще и так, будто «идея» — про-тотип вещей, а вещи — подобия «идей». Но не-понятно, как в этом случае согласовать сущест-вование вещей несовершенных и даже низмен-ных с совершенством их «идей». И какие вооб¬ще могут быть мыслимы роды «идей»? Можно ли допустить наряду с существованием «идей» благого, справедливого, прекрасного и т. д. су-ществование «идей» столов, волос, грязи и т. п.? (Платон, Парменид, 130 В—Е).
Но даже если бы объяснение нашего позна¬ния «идей» не встретило всех этих препятствий, то возникла бы, как указывает сам Платон, трудность другого рода. Если бы бытие «идей» и могло быть обосновано, то учение об «идеях» неизбежно должно было бы подвергнуться са-мому радикальному преобразованию. А именно пришлось бы отвергнуть исходное положение о неизменности «идей» и об их неподвижности. Полное отрицание в истинно сущем бытии дви-жения так же исключает возможность истинно¬го знания о сущем, как и признание его под-вижности. Платон доказывает это в диалоге «Софист». «Против того, — говорит он здесь,— кто уничтожает науку, знание и разумение и, однако же, утверждает что-либо о чем-нибудь, необходимо бороться всеми доводами» (Платон, Софист, 249 С—D).
Таковы возражения, которые Платон выдви-нул в «Пармениде» и «Софисте» против собст-венной теории «идей». Но выходом из этих трудностей не может быть, по Платону, и про-стое отрицание существования «идей»: оно ве¬дет к еще большим затруднениям, так как ли¬шает знание его предмета и делает невозмож¬ной верховную философскую науку — диалекти¬ку (Платон, Парменид, 135 А — В).
Критика учения об «идеях», содержащаяся в «Пармениде» и «Софисте» (а также и в «Фи- лебе»), резко пыделяет эти диалоги по их со-держанию из круга остальных сочинений Пла-тона. При этом бросается в глаза одно важное обстоятельство. Это молчание Аристотеля о «самокритике» Платона. Как ученик Платона, Аристотель должен был, конечно, превосходно знать сочинения своего учителя, тем более те, в которых рассматривались важнейшие фило-софские вопросы. Однако Аристотель нигде ни словом не упоминает о том, что у Платона бы¬ла собственная критика теории «идей». Больше того. В своей «Метафизике» Аристотель прямо заявляет, будто Платон никогда не входил в разбор вопроса об «участии» вещей в «идеях».
Для освещения этого вопроса имеют извест¬ное значение также особенности литературного стиля и изложения «Филеба», «Софиста» и «Парменида». На первый взгляд кажется, буд¬то эти произведения принадлежат не автору «Федона», «Федра», «Пира», а какому-то дру¬гому писателю. В этих сочинениях, правда, со-храняется форма философского диалога. Но здесь нет характерного для литературных ше¬девров Платона обилия красок, пластических изображений самих участников философских споров, а в самих спорах — драматической вы-разительности и напряженности. Вместо всего этого — виртуозный логический анализ поня-тий, предельно отвлеченная диалектика, порой граничащие с педантизмом приемы логической дихотомии.
Все эти особенности трех знаменитых плато-новских диалогов стали для ряда специалистов по истории античной философии поводом к ра-дикально скептическим выводам. Первыми вы-ступили Зохер, Ибервег, Шааршмидт. Они пы-тались доказать, что диалоги, содержащие кри-тику теории «идей» и включенные в античные собрания сочинений Платона, написаны не Пла-тоном, а другими авторами. Особенно выделя-ется аргументация Ибервега (Oberweg). Уче¬ный этот подчеркнул, что в «Пармениде» против теории «идей» Платоном выставлен довод: «тре-тий человек» — тот самый, который разработал Аристотель и которому он придавал особо важ-ное значение*. Но Аристотель нигде не указы-вает на соавторство Платона в выдвижении этого довода. Следовательно, заключает Ибер- вег, или мы должны признать, что автором «Парменида» не может быть Платон, или же (если он все же принадлежит Платону), что Аристотель воспользовался, как своим изобре-тением, тем, что было изобретено Платоном, т. е. совершил плагиат. Но последнее противо-речит нравственному облику Аристотеля.
Принятие отрицательного результата крити¬ки по вопросу о подлинности «Парменида» рав-носильно утверждению, что никакой «самокри-тики» теории «идей» у Платона не было и что теория эта осталась до конца его дней незыбле-мым философским убеждением.
1 Почему аргумент Аристотеля называется «тре¬тий человек»? «Первый» человек, согласно учению Пла¬тона, — человек как предмет чувственного восприятия.
«Второй» человек — «идея» человека, т. е. человек как умозрительный первообраз человека в бестелесном мире «идей». Но так как, по учению Платона, для все¬го сходного должна существовать в качестве причины этого сходства «идея», то кроме чувственного челове¬ка и умопостигаемого человека («идеи» человека) должен существовать и «третий» человек — «идея», обусловли¬вающая сходство между человеком «первым» и «вто¬рым», чувственным и идеальным.
Скептицизм в «платоновском вопросе» не оставил незатронутыми даже те из дошедших под именем Платона сочинений, которые исто-рико-философская традиция считала самыми важными для характеристики учения Платона. Этот скептицизм, или «гиперкритицизм», не имел, однако, успеха в русской историко-фило-софской науке. Известный историк античной философии акад. АН Украинской ССР Алексей Никитич Гиляров, а также советский ученый проф. Алексей Федорович Лосев не сочли до¬воды против подлинности «Парменида» и «Со¬фиста» ни решающими, ни убедительными. Воз¬буждение сомнений в том, что им самим с пол¬ным убеждением, bona fide, утверждалось, акад. А. Н. Гиляров считает наиболее характерным для Платона методом исследования истины (21, стр. 354), а не основанием для отрицания у Платона взглядов, которые он всесторонне рас¬сматривал, против которых он сам выдвигал возражения, но которые, однако, непреложно удостоверяются всей совокупностью его сочи¬нений.
Что касается полного молчания Аристотеля о платоновской «самокритике» теории «идей», то, согласно разъяснению А. Н. Гилярова, мол¬чание это ничего не доказывает (там же, стр. 355—356). Если основываться только на Аристотеле, то пришлось бы, например, утвер¬ждать, будто Платон не допускал существова¬ния «идей» отношений, «идей» отрицаний, «идей» продуктов ремесленной деятельности и произ-ведений искусства или будто Платон не видел в «идеях» целей бытия и целей генезиса. Но эти учения налицо в ряде сочинений Платона, тех самых, на которые сам Аристотель по дру¬гим поводам и в других случаях ссылается как на бесспорно принадлежащие Платону. Так, об «идеях» отношений и отрицаний Платон гово¬рит в «Федоне» и «Софисте», об «идеях» про-изведений искусства — в «Государстве» и «Кра- тиле», об «идеях» как целях существующего и возникающего — в «Федоне», «Филебе» и «Го-сударстве». А так как нет оснований заподо¬зрить Аристотеля в намеренном искажении уче¬ний Платона, то неточность, встречающуюся у Аристотеля в характеристике теории «идей», естественнее объяснить небрежностью (12,
стр. 356).
В частности, что касается довода «третий человек», то, как указывает А. Н. Гиляров, довод этот совершенно ясно намечен в «Госу¬дарстве» и в «Тимее». В «Государстве» Платон доказывает, что бог мог создать только одну идеальную скамью, «так как если бы он создал две, то появилась бы вновь одна, вид которой имели бы те две первые, и истинно сущей скамьей была бы та единая скамья, а не эти две» (Платон, Государство, X, стр. 597). Еще показательнее рассуждение Платона в «Тимее». Здесь он ставит вопрос: правильнее ли пред¬полагать единый мир или беспредельное мно¬жество миров? По Платону, правильнее пред¬полагать, что мир един, если только он построен по образцу: «То, что содержит в себе все умо¬постигаемые животные, не может существовать как второе при другом, так как в таком случае должно было бы существовать еще другое жи¬вотное, обнимающее собой те два, как их части, и тогда было бы правильнее сказать, что мир устроен не наподобие их, а наподобие того, ко¬торое их обнимает» (Платон, Тимей,31 А — В).
В литературе о Платоне была высказана и другая точка зрения в объяснении платонов¬ской «самокритики», т. е. критики Платоном собственной теории «идей». Авторы этой точки зрения или, точнее, гипотезы — Джордж Г рот, Джексон и Гирцель. Все они не отрицают по-длинности, т. е. принадлежности Платону «Фи- леба», «Парменида» и «Софиста». Но они по-лагают, что эти диалоги поздние в творчестве Платона и что они относятся к периоду, когда у самого Платона возникли сомнения в истин¬ности теории «идей». Однако, согласно А. Н. Ги¬лярову, и в этой гипотезе нет необходимости: все противоречия теории «идей» могут быть выведены из диалектического учения Платона о нераздельном единстве тождественного и ино-го, единого и многого, пребывающего и подвиж-ного (12, стр. 355).

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: