Образование как «образование» человека, как важнейший фактор развития цивилизации III тысячелетия

Время: 24-11-2012, 13:04 Просмотров: 1620 Автор: antonin
    
Глава 11
Образование как «образование» человека,
как важнейший фактор развития цивилизации
III тысячелетия
Именно образование сегодня — важнейший фактор, обеспечивающий прорыв в
XXI в. Разумеется, образование — не единственный фактор, гарантирующий будущее, но
без него не решить проблемы современного мира, не защитить, не сохранить нашу землю,
не обеспечить мир, не преодолеть ненависть, алчность, равнодушие, догматизм,' не
утвердить любовь и сочувствие, дружбу и сотрудничество, не устранить бедность,
неравенство, невежество, не воспитать человеческую личность, стремящуюся к
интеллектуальному, нравственному, эстетическому, эмоциональному развитию, не
сформировать гражданина, свободного и ответственного, с высоким сознанием долга,
заботящегося о своей стране, о своем государстве. Иначе говоря, в конечном счете без
образования не выжить, не пойти вперед дорогой развития и прогресса.
Планета Земля, на которой мы живем, уникальна. Все люди в сущности одна семья.
Все расы, нации, народы, государства — производное от человеческого рода Homo
sapiens.
Различия между ними, бесспорно, существенны, но вторичны относительно
глобальности их единства.
Однако народы, люди, особенно политики, в большинстве своем не осознают
глобального единства человечества; если и сознают, то во всяком случае отнюдь не
действуют в духе такого единства.
Образование также пока не выполняет свою главную задачу — развить в людях
глобальное сознание, помочь преодолеть еще присущие многим людям разрушительные
индивидуалистические интересы, объединить людей прекрасным идеалом мирной,
достойной, творчески целеустремленной, свободной и солидарной общей жизни на нашей
Земле.
В России образование находится особенно в тяжелом положении. Власть имущие
не понимают его значения, не выделяют
17*
260 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 11+тысячелетий
необходимых средств на его развитие; зачастую применяют к нему критерии
рынка. Но законы рынка нельзя применять к образованию, оно не отрасль экономики. Оне
одновременно решает всю совокупность задач, стоящих перед обществом:
экономических, гражданских, культурных, этических и т. п. Образование обеспечивает
преемственность и прогресс общества. Общество, государство поэтому должны
осуществлять постоянную и все возрастающую поддержку образованию. Без финансовой
поддержки сферы образования, рассчитанной на длительную перспективу, обществу,
государству не обеспечить научно-технический прогресс, прорыв в науке, рост
квалификации специалистов и т. п. Ставка на рынок, снижение государственных расходов,
перекладывание финансовых забот на плечи семьи ставят образование в тяжелое
положение, в то же время ведут к углублению неравенства между людьми, в конечном
счете к обострению социальных проблем.
Сегодня образовательный потенциал России пока еще высок; пока он позволяет
нам принадлежать к развитым странам. Но растущие утраты в сфере образования
становятся все труднее и труднее компенсировать. Дошкольное образование у нас почти
разрушено: количество детей, вовлеченных в дошкольное обучение, сократилось за
последнее десятилетие с 85 до 45%. Низкие доходы 70% российских семей не позволяют
им вкладывать свои средства в систему образования. В США 40% трудящихся имеют
высшее образование. В Италии, находящейся по этому показателю на 10-м месте, — 5%.
Россия в десятку не входит.
А ведь образование, в сущности, фактор национальной безопасности. Правящие
круги США это четко понимают. «Нация в опасности, так как образовательные основы
нашего общества в настоящее время подтачивает все нарастающая волна
посредственности... Если бы недружественная нам держава предприняла попытку
навязать Америке такую посредственную систему образования, которая существует
сегодня, мы бы расценили это как акт войны», — подчеркивается в Федеральном докладе
Национальной комиссии США. Подчеркивается со всей определенностью и остротой. Но
примечательно, что нашей стране западные лидеры предлагают следующие «образцы»
образования: «Школы могут управляться православной церковью, исламскими группами,
различными этническими группа-
Глава 11. Образование как «образование» человека 261
ми и отдельными лицами, придерживающимися различных мировоззрений. Новые
институциональные механизмы призваны привить здоровое чувство гражданственности...
Сюда можно включить: способность читать карты, говорить на иностранном языке,
заполнять налоговую декларацию; этот список может также включать способность
воспринимать русское искусство и литературу...» Также весьма определенно
сформулированы задачи образования для наших граждан в докладе Мирового банка,
подготовленном еще в 1995 г.
По-видимому, наши правители эти рекомендации Мирового банка считают вполне
приемлемыми для России.
Разумеется, надо учитывать, что образование переживает сегодня и свои
«внутренние» трудности.
Образование отнюдь не поднимает на должный уровень интеллектуальный,
культурный уровень человека. Многие преподаватели сами не отличаются необходимой
универсальностью, не в состоянии раскрыть учащимся взаимосвязь и взаимозависимость
отдельных наук, перспективу науки в целом, не в состоянии показать целостную панораму
реальной действительности.
Современный человек, бесспорно, обладает массой знаний, но большинство из них
поверхностны, не развивают, но скорее тормозят работу мысли.
В нашей стране сегодня положение отягощено еще и тем, что авторитет знания,
науки, образования в сущности утрачен. Ввергнутые в стихию рыночных отношений,
одни люди думают о том, как выжить, другие — как разбогатеть еще больше^ Немалую
роль в дискредитации науки играют средства массовой информации, которые, рекламируя
всякого рода антинаучные идеи, наносят ущерб не только науке, но и здоровью людей
(когда пропагандируют, например, пользу заряженной экстрасенсами по телевизору воды
и даже газет). Поражает легковерие людей; науке, ученым они не верят, но доверяют
бессовестным и наглым людям, внушающим им веру в различные мистические силы, в
инопланетян, «барабашек» и т. п.
Конечно, есть и объективные предпосылки снижения авторитета науки. Г. Адаме в
книге «Воспитание Генри Адамса», написанной в начале XX в., отмечал: «Раньше жизнь
человека была ограничена рамками невозможного. Когда мальчику не исполнилось и
шести лет, он оказался очевидцем того, как че-
262 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 11+"тысячелетий
тыре прежде нереальных вещи воплотились в жизнь: океанский пароход, железная
дорога, электрический телеграф и даггеро-тип...» Однако, что гораздо важнее,
подчеркивает». Адаме, человек увидел, что наука все увеличивает свою сложность. Он
начал ощущать, что более не способен ее понимать. В середине нашего века К. Ясперс
писал по поводу науки, научных знаний следующее: долгое время людям было присуще
«суеверие», будто «наука может всё». Многие люди господствующее в данный момент
объяснение вещей принимают за окончательное знание, не представляют границ, в
пределах которых научные выводы вообще могут быть значимы. И уж тем более они не
вникают в методы, посредством которых были достигнуты те или иные знания. Считают,
что научные дисциплины вообще их не касаются. В то же время разрыв между наукой,
техникой и обществом возрастает, потому что ученые создают все более
узкоспециализированное знание, зачастую не думая о побочных эффектах своей
деятельности. Все это порождает в обществе подъем иррациональности.
В нашей стране особенно сложное, тяжелое положение складывалось в социальном
познании. Людям внушалось, что марксистско-ленинская социальная наука может с
абсолютной точностью предвидеть будущее, предсказывать этапы продвижения к нему;
причем будущее рисовалось исключительно в радужных тонах.
Между тем в социальном познании прежде всего невозможно достижение
тотального знания. Человек — существо с неограниченными и поэтому неопределенными
возможностями. Именно поэтому невозможно познать, предвидеть всю сложность
реального переплетения социальных факторов: экономических, политических и духовных.
Следовательно, все люди, особенно политики, должны понять, что тотальное
планирование экономики, других сфер общественной жизни никогда не может
осуществиться. Необходимо отчетливо различать конкретную границу, отделяющую
рациональное, частичное планирование от бессмысленного, разрушающего планирования
целого. Как подчеркивают К. Поппер, Ф. Хайек и др.: открытость в видении будущего
является гарантом свободы человека, широта альтернатив — условием отчетливости,
ясности, большей достоверности нашего решения относительно настоящего и будущего.
Глава 11. Образование как «образование» человека
263
Однако в любом случае мышление человека должно быть ориентировано на целое,
на перспективу.
Причем в социальном познании, проектировании важнейшую роль играет опыт.
Опыт тем более плодотворный, чем больший исторический период он включает и чем
большее число людей он захватывает. Бесспорно, возможно и необходимо построение
всякого рода моделей, в том числе и математических. Однако абсолютизация ЭВМ,
кибернетики, математических моделей опасна. Она может привести людей к неверным
выводам.
В свое время духовный отец кибернетики Н. Винер, указывая на относительность
применения математических методов к общественной жизни, подчеркивал: «Приписывать
таким неопределенным по самой сути величинам какую-то особую точность бесполезно и
нечестно, и какой бы ни был предлог, применение точных формул к этим слишком вольно
определяемым величинам есть не что иное, как обман и пустая трата времени» {Винер Н.
Кибернетика. М., 1983).
Исторический опыт всех цивилизованных стран показал, что стихийный,
нерегулируемый рынок ведет к хаосу (что и случилось в 1930-е гг.), доказал
необходимость государственного регулирования экономики. Лишь благодаря
регулирующей деятельности государства удалось преодолеть разразившийся в
капиталистических странах глубокий экономический и социальный кризис.
И как можно сегодня в условиях нарастающих истощения природных ресурсов,
угрозы экономической катастрофы обойтись без государственного регулирования
экономики, в целом социальной жизни? Напротив, роль государства, общества, их
регулирующей, планирующей деятельности в современных условиях будет все больше
возрастать.
Вместе с тем, повторю, в социальном познании, проектировании
нужна'осторожность. В обществе действуют люди. Их потребности, интересы, поступки
невозможно познать и предсказать с абсолютной точностью. Но в любом случае
сознательный, опирающийся на науку, на научный опыт подход к социальному познанию
сегодня необходим, как никогда прежде.
Чтобы познать сегодняшний сложный, противоречивый, быстро меняющийся мир,
нужны системно-структурные, глобально-эволюционистские концепции. Среди этих
концепций
264 Социальные и духовные ценности на рубеже II и Н+'тысячелетий
важное место занимает теория универсальных закономерностей эволюции и
самоорганизации сложных систем любого типа, как природных, так и социальных, —
синергетика*
Методологические принципы этой науки составляют идеи о системности,
целостности мира и знания о нем, общности закономерностей эволюции объектов
различных уровней материальной и духовной организации, нелинейности,
многовариантности, необратимости и неравномерности темпов эволюции, органичной
взаимосвязи хаоса и порядка, случайности и необходимости на различных уровнях
организации мира. Как очевидно, ключевые методологические принципы синергетики —
нелинейность, самоорганизация, открытость систем. Ее задача, цель — поиск
универсальных структур самоорганизации и образцов поведения системы. На
исторической шкале последовательной смены стилей научного мышления:
детерминистского, вероятностного синергетика утверждает третий — системно-
структурный. Синергетика отвергает стереотип мышления классической науки —
линейное мышление, идеи о случайности как о нечто несущественном и хаосе как
деструктивном принципе мира, о неравномерности и неустойчивости как негативных,
разрушительных факторах, о развитии как линейном, последовательно-поступательном
процессе без существенных альтернатив.
Она выявляет внутреннюю связь элементов мира. Эта связь осуществляется через
малые воздействия, флуктуации. Последние могут открывать возможность для выхода на
иные уровни организации.
Синергетика выявляет также некие универсальные свойственные живым и
неживым системам законы ритма, циклической смены состояний: подъема активности и
оформления структур и спада этой активности, разрушения структур, стирания
неоднородностей. Только следуя ритмам жизни, системы могут поддерживать свою
целостность и развиваться. Синергетика рассматривает также случайность, разнообразие,
хаос как конструктивный момент эволюции.
Очевидно, методологические принципы синергетики могут (и должны) быть
приложимы и к системе образования. Разумеется, все проверенное опытом следует
сохранить. Как отмечал Н. А. Бердяев, «новизна не означает непременно улучшения и
Глава 11. Образование как «образование» человека 265
достижения высшей ценности. Поклонение новизне как новизне так же плохо, как
и поклонение прошлому» (Бердяев Н. А. Экзистенциальная диалектика божественного и
человеческого. С. 77). Тем не менее, решая новые проблемы, нельзя цепляться за старые
схемы. Необходимо идти на разумный риск; только риск, раскрепощенность могут
привести к положительным результатам. Именно поэтому образование само должно быть
открыто, поощрять исследование, поиск, новаторство.
Применительно к нашему опыту, это требует радикально перестроить сознание,
психологию, образование.
Необходимо учитывать, что сознанию, познанию человека присущи некоторые
естественные, своего рода врожденные ограничения, а также приобретенные, т. е.
имеющие свои корн"и в социальной жизни. Ф.-Бэкон называл их идолами рода, пещеры,
рынка, театра. Идолы рода — это предрассудки и фикции, вытекающие из естественного
несовершенства разума, идолы пещеры — следствие недостатков воспитания, идолы
рынка обусловлены несовершенством общения людей, а идолы театра рождены
увлечением людей модными научными и философскими теориями.
Р. Декарт, разделяя эти суждения, не раз говорил: чтобы приблизиться к истине,
надо хотя бы раз пересмотреть всю прежнюю систему взглядов.
Современным поколениям россиян необходимо решительно отказаться от догм,
сложившихся стереотипов мышления, к которым их приучали и к которым они и сами
привыкли. Нежелание расставаться с устаревшими представлениями и стереотипами
неизбежно ведет к схоластике; нередко вместо научного анализа действительных причин
тех или иных явлений, коренящихся в общественном бытии, на первый план у нас
выдвигалось (да и сейчас выдвигается) умозрительное морализаторство, идущее вразрез с
реальным ходом жизни.
Для подлинного ученого ничто не может быть более чуждым, чем сознательное
игнорирование научных данных или извращение фактов в угоду конъюнктурным,
карьеристским целям.
Наука, ученые, все порядочные люди должны всегда противостоять узкому
практицизму, конъюнктурщине, тем более эгоизму, карьеризму. Наука строго объективна
и не может подчи-
266 Социальные и духовные ценности на рубеже II tf"tll тысячелетий
няться каким-либо вненаучным проектам. Она не должна фальсифицировать,
игнорировать неприятные факты. Только опираясь на всю совокупность фактов, можн&
находить истину. Но истина, как правило, никогда не может быть окончательной. Не
случайно Г. Гегель говорил, что каждая новая истина рождается как ересь и умирает как
предрассудок. Ученые выдвигают теоретические гипотезы, которые подвергаются затем
критическому анализу на основе новых данных и открытий.
Вместе с тем наука, ученые должны быть достаточно уверенными, чтобы намечать
ориентиры, прокладывать путь в будущее. Они должны быть достаточно смелыми, чтобы
прогнозировать реальное общественное развитие, предвидеть нарастание в общественной
практике негативных, застойных явлений и тем самым способствовать их недопущению
или возможно быстрому устранению, указывать путь практике, политике, отвечать на
вопросы, которые ставит общественное развитие.
Сегодня особенно нужно трезво и компетентно оценивать научно-технический
прогресс, его достижения и издержки. Безусловно, современная НТР оказывает огромное
воздействие на все сферы человеческой жизни, в том числе и на развитие внутреннего,
духовного мира человека.
Бесспорно, НТР породила явления, угрожающие стать неподвластными человеку,
подрывающие основы человеческого существования. Ядерное, химическое и
бактериологическое оружие, загрязнение атмосферы, морей, океанов, отравление
природной среды промышленными отходами, замена непосредственного общения с
природой созданной человеком искусственной средой, чрезмерное освобождение от
физических усилий и значительные психические перегрузки — это еще далеко не полный
перечень отрицательных последствий НТР.
Необходимо постоянно выявлять социальный смысл и последствия любых научно-
технических открытий, оценивать, в какой мере они служат благу людей, в какой
содержат потенциальную и реальную угрозу человеку.
Вероятно, развитие генной инженерии, методов контроля за рождаемостью
представляет риск для человека. Но в какой степени? Ученые, врачи не должны в данном
случае замыкаться в рамках своей профессии. Они и вместе с ними педагоги должны
разъяснять проблемы. Во всяком случае в обществе в этой связи должны быть
организованы широкие дискуссии. Как от-
Глава 11. Образование как «образование» человека 267
мечал Б. Брехт, внешне целью научного исследования является «чистое»
исследование, однако результат исследования куда менее чист. Формула Е — тс2
мыслится вечной, не связанной с формой общественного бытия. Однако политики
устанавливают наличие этой связи, и город Хиросима внезапно стирается с лица земли. Б.
Брехт считал, что ученые не должны притязать на безответственность машины.
К сожалению, такой ответственный подход зачастую игнорировался. Стихийность,
обесчеловеченность прогресса науки и техники, технократическое мышление обернулись
зловещими симптомами деградации человека, природы, социальной жизни.
Как отмечают некоторые ученые, современное человечество живет в век катастроф.
Суммарный эффект от катастроф составляет ежегодно более 100 млрд долл. Эта сумма
вполне сопоставима по масштабу цифр с 10—12-процентной долей национального дохода
крупной страны. Причем подавляющая часть катастроф имеет антропогенный источник,
связана с деятельностью человека, обусловлена низким уровнем его знаний, нравственной
безответственностью.
Человек никогда не задумывался о возможном исчерпании горючих ископаемых.
Между тем их запасы могут быть исчерпаны уже в обозримом будущем. Таким образом,
нависающая над человечеством катастрофа: энергетический голод — дело рук самого
человека. Экологические проблемы также результат деятельности самого человека.
Современное производство и прежде всего тепловые электростанции выбрасывают в
атмосферу огромное количество углекислоты, которая уже не может быть поглощена
растениями. Это также может привести к катастрофе: к так называемому парниковому
эффекту (к перегреву планеты). По-видимому, наступает предел природных сил к
саморегулированию.
Вместе с тем важно видеть, что НТР приводит к коренному изменению содержания
труда, все более приобретающего форму творческой, интеллектуальной деятельности, что
в принципе обеспечивает духовное развитие человека и делает возможным гораздо более
высокую степень свободы личности. Конечно, вызываемые НТР преобразования в
содержании труда также не осуществляются гладко, без противоречий.
268 Социальные и духовные ценности на рубеже II и-HI тысячелетий
Развитие новых технологий и информационных сетей облегчает общение людей
друг с другом как на национальном, так и на интернациональном уровне. (Более 5 млн-
кометьютеров связаны сегодня с сетью Интернет, что составляет около 20 млн
пользователей.) В то же время этот процесс порождает и тенденцию к замыканию в себе и
изоляции.
Во всяком случае развитие семейного, заочного труда, укрепляя, вероятно, семью,
нарушает солидарность, обычно связывающую тружеников того или иного предприятия.
Надо учитывать также, что новые технологии могут способствовать росту безработицы.
Вместе с тем они способствуют возрастанию свободного времени и формируют новый вид
досуга, который оставляет человека на длительное время наедине с экраном компьютера.
Однако очевидно, что без прогресса науки и техники современное человечество не
выживет. Только наука поможет человечеству найти новые источники энергии, решить
экологические проблемы, преодолеть болезни, решить другие стоящие перед ним задачи.
Но, разумеется, выживет человечество только в том случае, если придаст развитию,
прогрессу науки гуманистический смысл. НТП, НТР должны быть подчинены
гуманистической стратегии. Как считает видный немецкий ученый В. Хесле, одной из
важнейших задач, стоящих перед этикой века охраны окружающей среды, является
возвращение к мере. Человек должен отказаться от роскоши, богатства, других не
необходимых для жизни потребностей... Подобные устремления, продолжает В. Хесле,
должно изобличать как проявление низости и вульгарности. Нам, людям, нужно
возродить аскетические идеалы, подчеркивает философ (см.: Хесле В. Философия и
экология. С. 88, 89).
Возрождать аскетические идеалы все-таки не стоит, но мера, разумное управление
научно-техническим прогрессом, действительно, необходимы. Надо исходить из того, что
конечная цель научно-технического прогресса — содействовать полному и всестороннему
развитию возможностей и способностей, заложенных в человеке, обеспечению здоровой и
достойной жизни для каждого и в то же время учитывать, что взаимоотношение человека
и природы стало сегодня решающим фактором развития человечества.
Глава 11. Образование как «образование» человека 269
Развитие науки и техники поставило перед образованием ряд сложных проблем.
Необходимо иметь в виду, что сегодня системе обучения все труднее учитывать научные
достижения, ибо они быстро устаревают, сменяются другими. По подсчетам
специалистов, квалифицированный рабочий должен в течение своей трудовой жизни пять-
шесть раз осваивать новую технику (так быстро устаревают приобретенные знания);
половина технических знаний инженера устаревает каждые пять-семь лет; а 80% всех
знаний, которые потребуются будущим специалистам (сегодня еще студентам) в течение
трудовой деятельности, еще никому не известны.
Все это означает, что система образования, ориентирующаяся на специалиста,
обладающего некоей суммой знаний в определенной области деятельности, не может
отвечать современным требованиям.
Это касается подготовки как рабочих, так и инженерно-технического персонала.
Изменившийся характер труда, в котором возросло и постоянно возрастает значение
нематериальных, когнитивных, интеллектуальных факторов, отвергает привычное
понятие квалификации, приобретаемой рабочим посредством подражания или повторения
одних и тех же действий. Потребность в приобретении и повышении квалификации ныне
связана прежде всего с приобретением знаний и постоянным их. обновлением. Система
образования должна готовить рабочих не столько для постоянной работы по той или иной
профессии (специальности), сколько развивать в них способность более или менее
свободно ориентироваться в меняющемся мире новых технологий.
Что касается подготовки специалистов, управляющих производственным
процессом, то главное состоит не столько в том, чтобы дать им какую-то сумму знаний,
сколько в том, чтобы вооружить их умением самостоятельно усваивать новые знания,
непрерывно совершенствоваться, творчески подходить к решению новых проблем.
Отсюда вытекает основная задача современного образования — способствовать
овладению методологией формирования системы знаний. Конечно, система образования
должна давать специалисту новые знания, поскольку он не может их бесконечно черпать
из прежнего запаса. Но одновременно она должна вооружить его принципами отбора
знаний, чтобы он йе уто-
270 Социальные и духовные ценности на рубеже II и Itt-тысячелетий
нул в потоке информации. Разумеется, основной принцип правильного решения
этой задачи — упор на самостоятельную работу учащегося, студента, специалиста. __
%~
В школе, прежде всего в младших классах, следует делать акцент на тренировку
внимания, памяти, самого мышления. Это особенно важно в условиях господства
телевидения. Слишком быстрое чередование информации, передаваемой масс-медиа,
перескакивание с одной программы на другую наносят вред процессу открытия ребенком
мира, поскольку лишают его возможности осмыслить полученную информацию.
Между тем учащийся с самого первого класса должен быть не объектом,
воспринимающим готовые знания, а своего рода исследователем в постижении основ
научных знаний. Школа должна прививать детям вкус к учебе, жажду и радость познания.
В книге А. Франса «Преступление господина Бонара» воспроизводится
примечательная дискуссия между нотариусом Мушем и академиком Бонаром по поводу
сущности образования.
Муш: На земле существуют не для забавы и не для того, чтобы давать волю всем
своим желаниям.
Бонар: На земле существуют, чтобы любить добро и красоту и давать волю всем
своим желаниям, если они благородны, великодушны и разумны. Воспитание, не
развивающее таких желаний, только извращает душу. Надо, чтобы наставник хотел учить.
Муш: Воспитание бедных надо вести крайне осмотрительно, имея в виду то
зависимое положение, какое им придется занять в обществе... Нельзя учиться, забавляясь.
Бонар: Учиться можно, только забавляясь. Искусство обучения есть искусство
будить в новых душах любознательность и затем удовлетворять ее; а здоровая, живая
любознательность бывает только при хорошем настроении. Когда же насильно забивают
голову знаниями, они только гнетут и засоряют ум. Чтобы переварить знания, надо
поглощать их с аппетитом. Только так можно воспитать человека, блещущего умом и
жизнью, в душе которого вся красота природы и искусства отображались бы нежным
блеском. Дети должны жить в духовном единении с красивыми пейзажами, с идеальными
образами поэзии и истории, с благородной трогательной музыкой. И по-
Глава 11. Образование как «образование» человека
271
скольку жизнь полна страданий, я бы научил их состраданию и терпению.
Бонар прав.
Выдающийся английский педагог А. Нилл также считает, что современная школа
слишком заорганизована, стандартизирована, чрезмерно апеллирует к запретам,
игнорирует воспитание чувств ребенка, подростка, подавляет их свободу. Позором
английской и шотландской школы является тот факт, что подавляющее большинство
учителей Великобритании хотело бы сохранить в школах телесные наказания.
Естественно, считает он, поколение, выросшее на наказаниях и запретах, навязывает их и
своим детям. Замыкается порочный круг. Во всяком случае обработанные таким
образованием люди принимают пороки своего общества как должное.
Сколько сегодня бывших учеников читают Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого?
Слушают музыку П. И. Чайковского, Л. Бетховена, И. Баха? Единицы. Именно поэтому
современные люди, человечество в целом так равнодушны ко злу. Разумеется, можно
принять и такое объяснение: во всем виновата ядерная бомба, нависшая над нами. Давайте
есть, пить, веселиться, все равно завтра умирать. Но главное все же — глухота чувств,
привычка к насилию, эгоизм, рожденный страхом. Эгоизм, полагающий, что
единственным источником удовольствий являются автомобиль, ночные клубы, другие
«инфантильные идиотства».
С нездоровым миром должно бороться не запретами, не нравственными
поучениями, а любовью, приятием, терпимостью. Свободой. Только свободный, любящий
и любимый человек может быть счастливым. Трудный ребенок, трудный взрослый — это
несчастливый человек. Несчастье разрушает человеческую жизнь. Ни один счастливый
человек никогда не крал и не убивал, не проповедовал войну. Это выводы А. Нилла (см.:
Нилл А: Саммерхилл — воспитание свободой. М., 2000). Действительно, в школе должен
царить дух свободы. Школа должна быть лабораторией, в которую ученик приходит,
чтобы делать открытия и наслаждаться ими, радоваться им. Естественно, эти открытия
будут не для человечества, а для самого маленького человека.
, •
Сама логика научно-технической революции, информационного, когнитивного и
тому подобного общества делает нере-
272 Социальные и духовные ценности на рубеже II и Н+тысячелетий
альными попытки сделать школьное образование сколько-нибудь
энциклопедическим. Знания, входящие в содержание предмета обучения в школе,
особенно в старших классах, должны быть достаточно основательны и фундаментальны,
чтобы дать возможность овладевать современными науками, но в то же время система их
должна быть открытой и подвижной, для того чтобы быстро реагировать на изменения.
Сюда относятся основные научные понятия, законы и соотношения. Такие знания
включают в себя основные методы и принципы научного исследования и открывают
перед их обладателями простор для творческой деятельности. Наряду с этим школа
должна обеспечить детям доступ к таким компонентам образования, как этика и культура.
И еще одна проблема, касающаяся начальной и средней школы, школьного
образования. Некоторые специалисты полагают, что уже в школе нужно проводить
работу, связанную с некоей профессиональной селекцией, стратификацией и т. п. Я
считаю, что в школе вообще не стоит говорить о каком-то целенаправленном процессе
селекции и стратификации. Конечно, и в школе идет процесс некоего отбора, отсева, но
управлять этим процессом крайне рискованно. Школа должна готовить людей к сложной
общественной жизни. Дать им знания, воспитать нравственно, привить деловые качества,
научить ориентироваться в сложных ситуациях. Осторожно, достаточно широко и гибко
ориентировать профессионально. Но осуществлять селекцию, стратификацию? Пусть
жизнь стратифицирует людей, а школа должна олицетворять идею социального равенства,
равенства шансов и т. п. Она должна формировать так называемые элитарные ориентации
по возможности у всех детей, а не у некоторых, не у избранных. К тому же история учит:
ставка на избранных, на социальную селекцию, на закрытую подготовку элиты в
конечном счете завершается крахом. Например Спарта: ориентация на элиту, избранных,
формирование элитарных качеств и в результате — крах. Элита царской России
готовилась в специальных учебных заведениях, лучшими воспитателями, среди которых
были В. А. Жуковский, Б. Н. Чичерин, К. П. Победоносцев и др. И чем это кончилось?
Вырождением. Когда пришла революция, русская аристократия не сумела организоваться,
она даже не поняла, не увидела разницы между революцией и хлебными бунтами.
Глава 11. Образование как «образование» человека
273
Тем более в демократическом обществе (а мы хотим построить демократическое
общество) мы должны ориентироваться на массу1, на открытую подготовку будущих
специалистов, достойных граждан, среди которых, естественно, могут формироваться и
будущие руководители страны. У В. И. Ленина есть мысль: каждые кухарка, рабочий и
солдат могут привлекаться к управлению государством. Недобросовестные люди эту
мысль совершенно исказили, а ведь она верна. В демократическом обществе каждый
человек по определению может и должен участвовать в управлении общественными
делами. Другое дело, что и он сам, и общество должны его к этому готовить. Готовить
всех, а там как получится в жизни.
Нормальное, подлинное демократическое общество перестает быть элитарным. Мы
ведь говорим, что демократическое общество — это общество, где господствует воля
большинства; но раз так, нужно, чтобы это большинство было грамотным, образованным,
нравственным, умело управлять, т. е. обладать теми качествами, о которых пока мы
говорим как об элитарных качествах.
Все сказанное выше, разумеется, относится и к высшей школе. Изменение
содержания труда в условиях высокомеханизированного и автоматизированного
производства приводит к возрастанию доли «мозгоемких» отраслей и профессий. На
крупных предприятиях наряду с инженерами и конструкторами все более заметное место
занимают и будут занимать физики, химики, математики, И не только представители
естественных наук, но и гуманитарных: экономисты, социологи, психологи, специалисты
по промышленной эстетике.
В условиях кибернетизации производства эта тенденция еще более усиливается.
Кибернетизация приводит, с одной стороны, к появлению новых профессий и
специальностей: инженеров по эксплуатации машиносчетных станций и вычислительных
центров; инженеров-программистов, инженеров-киберне-
1 В конце концов масса — не толпа, масса — народ. Так называемая массовая
культура — понятие противоречивое. В худших своих образцах она навязывается массам
именно элитой (пример тому наши СМИ), стремящейся превратить народные массы в
толпу, в конгломерат людей, не любящих свободы, бегущих от нее, ненавидящих все
индивидуальное, оригинальное, готовых слепо следовать за своими вожаками.
18-6325
274 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 1Н-тысячелетий
тиков и т. д. С другой стороны, под влиянием механизации и автоматизации
управленческого труда полностью меняется содержание профессиональных функций ряда
специалистов.
Сегодня инженеру требуется больше знаний в области управления производством и
в то же время он не может обойтись без глубоких технологических знаний. Инженеру
нового типа следует обладать большими знаниями прикладной математики, экономики,
информатики и ряда гуманитарных наук. Вместе с тем ему необходимо иметь еще более
обостренную способность сосредоточиваться на конкретных проблемах производства и
его технологии. Все это, конечно, в корне меняет требования к подготовке специалистов.
Основная тенденция развития высшего образования в современных условиях
должна заключаться в двуедином подходе; с одной стороны, в стремлении дать будущим
специалистам более глубокие и широкие знания как в различных областях точных,
естественных, технических, так и гуманитарных наук, с другой — углубить их
профессиональную подготовку. Необходимо снабдить выпускника знаниями, которые
будут помогать ему свободно ориентироваться в сложных условиях быстрых перемен.
Современный специалист должен готовиться и как ученый. Его будущее
определяется также способностью к исследовательской работе. В учебных планах
технических вузов все большее место должно отводиться фундаментальным наукам,
курсам по математике, физике, химии. Специализацию инженера, вероятно,
целесообразно завершать непосредственно в условиях производства.
И, как уже отмечалось, в подготовке инженеров наряду с техническими курсами
возрастает значение гуманитарных и общественных дисциплин. Гуманитаризация и
гуманизация образования должны ликвидировать исторически сложившийся разрыв
между науками о природе и обществе, повысить общую эрудицию научно-технических
кадров. Преподавание общественных дисциплин и в первую очередь философии, истории,
политической экономии, социологии, политологии, социальной психологии,
культурологии, правовых наук, иностранных языков, эстетики, классической литературы
вооружает специалиста научной методологией изучения общественных процес-
Глава 11. Образование как «образование» человека 275
сов и явлений, приобщает его к сокровищам человеческой культуры.
В этой связи уместно привести суждения об университете, университетском
образовании выдающегося философа, представителя немецкой классической философии
И. Канта («Спор факультетов»).
Цели правительства идут в следующем порядке: сначала вечное благополучие
каждого, затем гражданское благополучие [каждого] как члена общества и, наконец,
физическое благополучие каждого (жить долго и быть здоровым).
Поэтому в вузах, в университетах должна существовать следующая иерархия
факультетов: сначала богословский, затем юридический и, наконец, медицинский.
Однако согласно природному инстинкту главное лицо для человека — врач, ибо он
продлевает человеку жизнь, лишь затем идет юрист, который обещает сохранить за ним
то, что принадлежит ему случайно, и только в последнюю очередь, хотя речь идет о
блаженстве, человек посылает за духовным лицом.
Вместе с тем в каждом университете должен быть философский факультет. Он
должен контролировать три высших факультета, ибо важнее всего истина (существенное
и первое условие учености вообще).
Философский факультет имеет два отделения: отделение исторического познания
(к которому относятся история, география, языкознание, гуманистика со всем, что дает
природоведение, опирающееся на эмпирическое знание) и отделение чистого познания
разумом (чистой математики и чистой философии, метафизики природы и нравов); между
обоими отделениями существует взаимная связь. Именно поэтому философский
факультет включает все части человеческого знания, но делает все эти части не
содержанием, а лишь предметом своего исследования и своей критики, имея целью пользу
всех наук.
Относительно общей структуры университета, университет- ч ского образования
сегодня, вероятно, не во всем можно согласиться с выдающимся философом, однако что
касается содержания целей образования, роли и значения философии в университете, то
его суждения весьма актуальны и плодотворны.
Видный русский философ С. Н. Трубецкой охарактеризовал университет как
рассадник высшего научного образования, который в отличие от других специальных
высших учебных заве-
18«
276 Социальные и духовные ценности на рубеже II и Н-Нысячелетий
дений преследует специальные цели, обнимает в себе преподавание всех наук: он
есть университет всех отраслей знания: universitas scientarum. _ у
Важное значение университету, университетскому образованию придавали такие
выдающиеся мыслители, как К. Ясперс и X. Ортега-и-Гассет. К. Ясперс в книге «Идея
университета» (1949) подчеркивает: «Решая три задачи: профессиональную подготовку,
образование человека и исследовательскую работу, университет, таким образом,
одновременно выступает в виде профессионального, культурного и исследовательского
институтов. Порой предпринимается попытка заставить университет сделать выбор между
этими тремя возможностями... Но все дело в том, что в самой идее университета три
аспекта его деятельности представлены в неразрывном единстве. Ни один из них нельзя
изъять, не нарушив интеллектуальную атмосферу, присущую университету, и
одновременно не нанеся ущерба самой выделяемой функции. Все три аспекта —
составляющие элементы живого целого. Если их изолировать друг от друга, то будет
утрачен сам дух университетского образования».
«В строгом значении этого понятия, — отмечает X. Ортега-и-Гассет в работе
«Миссия университета», — университет означает институт, который помогает
обыкновенному студенту стать культурным человеком и хорошим специалистом».
Бесспорно, что в век научно-технической революции не может считаться
эрудированным технически неграмотный человек. Поэтому и студентам гуманитарных
факультетов целесообразно на выбор предлагать ряд курсов в области физики,
математики, естествознания, инженерных наук. Прежде всего физики, подчеркивает
доктор физико-математических наук, профессор Государственного научного центра
Российской Федерации «Институт теоретической и экспериментальной физики» И. А.
Радкевич. Указывая на роль физики в науке, ученый пишет, что «в науке выделилось
множество разделов, однако доминирующее положение занимает физика, ее
закономерности лежат в основе практически всех естественных наук». Это легко доказать,
продолжает он, «даже простым перечислением различных наук, в названии которых
присутствует слово «физика» или «физическая»: физическая астрономия, физическая
механика, физическая химия, физика твердого тела, физика ядра, физика элементарных
частиц, биофизика, физика атмосфе-
Глава 11. Образование как «образование» человека
277
ры, физика моря и т. д. Более того, физические методы исследования стали ныне
довольно широко внедряться и в новых направлениях, таких, как медицинская физика,
физическая экономика, физические основы управления».
И. А. Радкевич отмечает также, что в западных университетах изучению физики
уделяется все большее внимание, в том числе и для гуманитарных специальностей. По
мнению западных ученых, физика закладывает основы для фундаментального понимания
законов природы. А это в свою очередь создает хорошую базу в эру быстро меняющихся
технологий для весьма широкого спектра специальностей, простирающихся от физики к
астрономии, биологическим наукам, инженерии, медицине, экономике, юриспруденции и
т. д.
По мнению ученых Гарвардского университета, образованный человек — это тот,
который:
— способен мыслить четко и ясно и так же четко и ясно излагать свои мысли в
письменном виде;
— в достаточной мере знаком с основными научными направлениями, имеет
возможность использовать свой собственный опыт в контексте другой культуры;
— имеет представление о морально-этических проблемах, а также опыт их
решения;
— достиг глубины в какой-то определенной сфере знания.
Подобный подход к принципам и целям образования, очевидно, поможет
преодолеть известное противоречие между естественными науками и гуманитарным
знанием, на которое в свое время так проницательно указал Ч. Сноу в книге «Две
культуры»: «...На одном полюсе — художественная интеллигенция, на другом —
ученые... Их разделяет стена непонимания и иногда (особенно среди молодежи) антипатии
и вражды, но главное, конечно, непонимания... Они настолько по-разному относятся к
одним и тем же вещам, что не могут найти общий язык даже в области чувств».
Конечно, специализация, профессионализм .необходимы. Всеядность — это
ловушка. И все-таки специализация, профессионализм должны быть органично связаны с
развитием общей культуры. Слабость специалиста в том, что он знает только свои знания
и потому привыкает мыслить и действовать узко, как механизм. Культура позволяет
специалисту интенсивнее общаться, сотрудничать с другими, т. е. приобретать новый
278 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 1Н*тысячелетий
опыт, новые знания. Культура приобщает к другим областям знаний, а именно на
стыке различных дисциплин сегодня как раз и делаются открытия. —
*-
И еще проблема. Поскольку сегодня от преподавателя вуза требуется не
канонизировать ранее высказанные идеи и мнения, а развивать критический взгляд на
вещи, не предлагать готовые рецепты, а поощрять исследовательский пыл (преподаватель
должен вооружать студентов знанием основных концепций современной науки, вызвать
интерес к творчеству и научить его методам научного исследования), постольку в связи с
этим важной становится проблема максимальной индивидуализации вузовского
образования. Как говорил Т. Джефферсон, нет большей несправедливости, чем
одинаковое отношение к людям разных способностей.
Существующие академические программы и методы обучения рассчитаны в
основном на студентов средних способностей. Сейчас на первый план все более
выдвигается наиболее раннее выявление и развитие потенциальных способностей
студента. Все это требует, чтобы высшая школа больше уделяла внимания изучению
личности студента, выявлению его интересов и склонностей. Максимальная
индивидуализация обучения лучше всего достигается на путях самостоятельной
исследовательской работы. Это требует, очевидно, сокращения обязательной части
учебных планов и расширения факультативной.
Система образования, основанная на подобных принципах, всегда будет в
состоянии готовить специалистов, обладающих навыками самостоятельного критического
мышления, активными знаниями и умением их практически реализовать. Это будут люди,
способные двинуть вперед научно-техническую, общественную мысль, обогатить ее
новыми открытиями и изобретениями.
В современных условиях особое значение приобретает образование взрослых.
Переход от экономики материальной к экономике информатики вызывает сложные
проблемы. Действительность такова, что многим людям из-за внедрения новых, прежде
всего информационных, технологий потребуется поменять профессию. А это сделать
отнюдь не легко. В результате новые технологии могут превратиться в новое средство
отторжения, маргинализации людей. Поэтому образование взрослых — это не только
право (что само собой разумеется), но и
Глава 11. Образование как «образование» человека
279
средство выживания, оно существенная поддержка многих людей. Во всяком
случае даже в США 30—40% работающих находятся сегодня в «рисковой ситуации» из-за
слабого уровня подготовки.
И безусловно, в процессе образования важное значение имеют взаимоотношения
учителя и учеников. Разумеется, определяющую роль в этом взаимодействии играет
учитель, передающий ученикам знания и нравственно воспитывающий их. В свое время
выдающийся философ, представитель классической немецкой философии И. Фихте
высказал очень интересные и содержательные мысли, сохранившие свою актуальность, о
роли ученого. Ученый не может ограничиваться передачей ученику только специальных
знаний, необходимых для его профессионального становления. Это важно, но не
достаточно. Ученый должен давать знание задатков и потребностей человека
(философское знание), знание об их развитии и средств их удовлетворения (это знание
отчасти основано на опыте и поэтому является философско-историческим); он должен
также давать знания, на какой определенной ступени культуры в определенное время
находится то общество, членами которого мы все являемся, на какую определенную
высоту оно отсюда может подняться и какими средствами оно для этого должно
воспользоваться (это знание основано на опыте и потому является историческим).
Эти три вида познания должны выступать всегда в единстве и называться
ученостью. И тот, кто посвящает себя, свою жизнь приобретению этих знаний, называется
ученым. Следовательно, назначение ученого сословия — высшее наблюдение над
действительным развитием человеческого рода в общем и постоянное содействие этому
развитию. Ученый по своему назначению — учитель человеческого рода.
Ученый по преимуществу предназначен для общества: поскольку он ученый, он
больше, чем представитель какого-либо другого сословия, существует благодаря
обществу и для общества.
Ученый обязан познакомить людей не только в общем с их потребностями и
средствами для их удовлетворения, он должен в особенности указывать им во всякое
время и на всяком месте потребности, появившееся именно сейчас, при этих
определенных условиях, и определенные средства для достижения сейчас
280 Социальные и духовные ценности на рубеже II и Пгтысячелетий
поставленных целей. Он видит не только настоящее, он видит также и будущее.
Он не может требовать, чтобы род человечееки» сразу очутился у той цели, которая
только привлечет его взор, и не может перепрыгнуть через свой путь; он должен только
позаботиться о том, чтобы род человеческий не стоял на месте и не шел назад. В этом
смысле ученый — воспитатель человечества.
Ученый, осуществляя свое дело, должен находиться под властью нравственного
закона; он должен воздействовать на людей только при помощи моральных средств.
Цель ученого — нравственное облагораживание общества. Но он не может достичь
этой цели, не будучи сам добрым человеком. Он учит не только словом, он учит примером
своей жизни. Следовательно, ученый должен быть нравственно лучшим человеком своего
времени, он должен представлять собой высшую ступень возможного в данную эпоху
нравственного развития.
И. Фихте считает, что слова, с которыми Иисус Христос обратился к своим
ученикам, относятся полностью и к ученому: вы соль земли, если соль теряет свою силу,
чем тогда солить? Если избранные среди людей испорчены, где следует искать еще
нравственной доброты?
Ученый призван свидетельствовать об истине. В этом смысле он должен быть
убежден: моя жизнь и моя судьба не имеют значения. Влияние моей жизни бесконечно
велико. Я — жрец истины, я служу ей, я обязан сделать для нее всё: и дерзать, и страдать.
Если бы я ради нее подвергался преследованию и был бы ненавидим, если бы я умер у нее
на службе, что особенного я совершил бы тогда, что сделал бы я сверх того, что я просто
должен был сделать?
Вот на какую высоту поднимает ученого, педагога и воспитателя И. Фихте!
А ученик? Как он должен понимать образование, как он должен понимать
просвещение? И. Кант считает, что просвещение — это выход человека из состояния
своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине.
Несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со
стороны кого-либо другого. Несовершеннолетие по собственное вине — это такое
несовершеннолетие, причина которого заключается не в недостатке рассудка, а в
недостатке
Глава 11. Образование как «образование» человека 281
решимости и мужества пользоваться им без руководства со стороны кого-то
другого. Sapere aucle — имей мужество пользоваться собственным умом! Таков,
следовательно, девиз Просвещения.
Самостоятельность, мужество, стремление преодолеть все преграды на пути к
истине — вот что должно отличать ученика, если он хочет стать настоящим ученым,
обрести подлинную ученость. В конечном счете образование — это формирование самого
человека, развитие его способностей, достижение гармонии всех его творческих сил.
Решающий принцип образования: познай самого себя, познай, кто ты есть. Наполни свою
жизнь высоким смыслом. Познай окружающий мир, воспитай в себе чувство и сознание
ответственности за других людей, близких и далеких, за все происходящее в мире.
Наряду с этим важное значение имеет непосредственная эмоционально-
психологическая атмосфера, присущая взаимоотношениям учителя и ученика.
Американский психолог К. Роджерс применительно к сфере психотерапии выделил
три главных условия. Первое: «...Психотерапевт должен эмоционально
идентифицироваться с клиентом». Второе: «Безусловно позитивное отношение
психотерапевта к клиенту». И последнее (главное): «Способность психотерапевта к
сопереживанию, т. е. открытость к восприятию внутреннего мира клиента, и стремление
довести это до сознания клиента».
Все эти условия К. Роджерс переносит и на сферу образования. «Вероятно, самым
главным в отношениях учителя и учеников является истинность, или искренность. Когда у
учителя, строящего взаимоотношения с учеником, нет никакого притворства, когда он
предстает перед учениками таким, какой он есть, его работа, скорее всего, будет
эффективной... Ему может нравиться или не нравиться та или иная работа ученика, однако
он не подразумевает при этом, что ученик или его работа объективно хороша или плоха.
Он просто выражает свои чувства относительно этой работы, чувства, которые в нем
живут. Таким образом, он предстает перед своими учениками личностью, а не безликим
воплощением требований программы, некой стерильной трубкой, через которую знания
переливаются от одного поколения другому».
282 Социальные и духовные ценности на рубеже II и III тысячелетий
Второй вид отношений, по К. Роджерсу, «признание ученика как другой личности,
как отдельного человека, имеющего самостоятельную ценность. Это элементарное-
довврие, убеждение, что этот человек является по сути своей достойным доверия... Это
уважение к ученику как еще несовершенному индивиду, обладающему многими
чувствами, многими потенциями».
Следующим элементом отношений между учителем и учеником, считает
американский психолог, является эмпатическое понимание, т. е. умение почувствовать
себя на месте ученика, посмотреть на мир его глазами. При проявлении эмпатии реакция
ученика строится по примерно следующей модели: похоже кто-то понимает, каково быть
в моем положении, не анализируя и не осуждая меня. Теперь я могу добиваться успеха,
расти и учиться.
Но самое главное — это искренность учителя, его способность всегда быть самим
собой, подчеркивает К. Роджерс.
Разумеется, подобные отношения между учителем и учениками помогают
ученикам скорее и глубже раскрыть свои потенции, развить их, сформироваться как
личность и гражданин.
И конечно же, как выше уже отмечалось, составной частью образования является
воспитание и самовоспитание нравственности, высоких нравственных принципов. Как
справедливо заметил Г. Гегель, просвещение «делает человека умным, но не делает его
лучше» {Гегель Г. Работы разных лет: В 2 т. М., 1970. Т. 1.С. 58)'. Конечно, подлинное
познание, раскрывая глубинные связи, помогает осмыслить и сущность бытия, понять
смысл собственной жизни человека и, следовательно, способствует его нравственному
возвышению. Так считали, в частности, Сократ, Платон, Аристотель, позднее —
философы Просвещения. И все же автоматизма здесь нет. Нужна очищающая работа
собственного ума и сердца человека. Человек должен понять, прочувствовать, осознать,
что любить он должен только хорошее (М. Монтень), что истина существует и что
справедливость
1 А. И. Солженицын употребляет понятие «образованщина». Человек,
принадлежащий к «образованщине», всего лишь некультурный, неинтеллигентный
дилетант. Кое-что знает, поэтому спесив, по в сущности глуп.
Глава 11. Образование как «образование» человека
283
возможна на земле (Д. Дидро), что главное быть не судьей, не солдатом, не
писателем и поэтом, а человеком (Ж.-Ж. Руссо). ». Бесспорно, правда сегодня заключается
в том, что экономическая, техническая и тому подобная мощь человека растет, а
нравственность многих людей падает, во всяком случае не соответствует тем задачам,
которые стоят перед человечеством. И прежде всего главной из них — самосохранению
человеческого рода.
Упадок нравственности сегодня проявляется во многом: в отношении к войнам,
природе, женщине, наконец, в отношениях людей друг с другом. Сегодня, правда, в
общественном сознании утверждается мысль, что война, глобальная война не столь уж
неизбежна. Однако здесь нельзя впадать в иллюзию. В прошлом «равновесие страха»
сдерживало СССР и США. Сейчас США — единственная сверхдержава. Не будет ли она,
движимая своими стратегическими интересами, желанием сохранить свои человеческие
ресурсы, готова применить ядерное оружие даже против небольших государств, например
Афганистана, Ирака или Ирана? Этого, как показывают действия США, исключить
нельзя.
И вообще опасность войны не исчезнет, пока будут существовать
несправедливость, резкие различия между странами богатыми, процветающими и
странами, в которых царят бедность, нищета, лишения. Лишь осознав и разрешив эти
противоречия, человечество сможет жить в мире спокойствия, стабильности, в мире,
основанном на чувстве взаимного уважения и солидарности между людьми и народами.
Но чтобы осознать это, сегодня люди должны подняться на новый, более высокий,
чем прежде, уровень самооценки.
И здесь, как никогда велика роль образования. Образование должно вырабатывать
в людях ясное понимание необходимости планетарного сохранения жизни — новое
качество сознания, не имевшее места в прежние времена.
Уже начальная школа обязана воспитывать детей в духе уничтожения всякого рода
антагонизмов и установления справедливого внутригосударственного и мирового
порядка. Она должна воспитывать детей в духе любви к свободе, прививать им уважение к
свободе и достоинству других людей и народов1.
1 Ученые считают, что основные принципы жизни человека зависят от развития его
базовых способностей уже в возрасте 3—6 лет.
284 Социальные и духовные ценности на рубеже II и III тысячелетий
Если мы, люди, хотим иметь перспективу, мы должны придать всей системе
современного образования глобальную гуманистическую направленность.
— *
Образование должно побудить человека решительно и радикально изменить
ценностные установки также и по отношению к природе, сформировать новый подход к
пониманию ее значимости для жизни общества, для жизни человека.
Примечательно, что наши далекие предки интуитивно чувствовали, что человек —
часть природы, слит с ней, что он не может делать с природой все, что хочет,
безнаказанно ей вредить. В сущности на заре человечества людям был присущ космоцен-
трический взгляд на природный и социальный мир, который воспринимался как единое
целое. Всеобщий закон, Логос выражал универсальную рациональность мира.
Подчиняться вселенской необходимости было высшим назначением человека.
По мере эволюции человек понял, что он представляет собой самостоятельную
силу, что высшее назначение человека зависит от него самого, что он — центр Вселенной,
что он — мера всех вещей. Но при этом он «забыл», что он по-прежнему является частью
природы, продуктом эволюции природы; он «забыл» свою природную сущность, свое
единство с природой, тот решающий факт, что вне природы он не может жить, не может
развиваться. Человек «забыл», что природа не только кладовая сырья и ресурсов, к тому
же во многом невосполнимых, но и непосредственное условие воспроизводства человека,
его производительных сил. Конечно же, человек — мера всех вещей. Но человек должен
знать, что он «ничто без объекта». Л. Фейербах справедливо писал: «По объекту мы
можем узнать человека и его сущность. В объекте обнаруживается сущность человека, его
истинное объективное "я"».
Человек должен осознать свою ответственность за окружающий его мир, должен
гармонизировать свои отношения с природой. Без этого трудно надеяться на то, что
конфликт между природой и обществом разрешится благополучно.
Многие люди и прежде, и сегодня утверждение нравственных принципов
связывают с религией. Почему? Прежде всего потому, что человек по-прежнему отчужден
от своей деятельности и ее результатов, от государства, власти, от других людей. Человек
стремится к гармонии и счастью, но для большинства это недостижимо.
Глава 11. Образование как «образование» человека 285
Научные объяснения принципов мироздания многим людям кажутся
фрагментарными (и это пока так и есть), сложными и непонятными. К тому же научные
знания зачастую объективистски бесстрастны, им не хватает человечности, гуманности.
Я полагаю, что жестокость, бескомпромиссность, фанатизм губительны для всех
сфер жизни человека, в том числе, конечно, и для науки. Наука, разум, рационализм также
должны быть демократичными; они также должны знать границы и последствия своей
применимости. И. Кант был прав, когда занялся критикой ума. Его заслуга в том, что он
четко обрисовал границы применения низшей интеллектуальной способности — рассудка
и вместе с тем раскрыл конститутивную, созидательную функцию высшей ступени
познания — разума, указав на нравственность как на сферу, где эта функция проявляется.
Однако в любом случае недооценка науки, разума, рациональности опасна.
Рационалистическая традиция, как правило, связана с реальной действительностью, с
человеком. Отказ от разума, недооценка разума ведут к иррациональному. К его худшим
проявлениям. Бесспорно, нет смысла и невозможно вообще отвергнуть иррациональное. В
жизни отдельного человека, коллектива людей оно выявляется на уровне подсознания,
коллективного бессознательного и т. п. «Излишне доказывать, — писал в свое время
выдающийся социолог П. Сорокин, — что каждый источник познания, будь то чувство,
разум или интуиция, представляют важное знание многосторонней действительности.
Интуиция в своей обычной форме как мгновенное и прямое понимание некой реальности
отлична от чувственного восприятия и логического мышления, дает знание существенных
аспектов действительности... она открывает нам аспекты объективной реальности,
которые недоступны нашим чувствам и логике». П. Сорокин подчеркивал, что «в области
философии, гуманитарных и социальных научных дисциплин роль интуиции существенно
выше. Это хорошо подтверждается тем фактом, что почти все основные теории были
сформулированы очень давно, когда не существовало ни лабораторий, ни статистики, ни
систематических данных наблюдений». Конечно, признавал он, «в ряде случаев
интуитивному открытию предшествовала напряженная работа чувственного или
дискурсивного разума». Однако «важно то, что решение приходит интуитивно» (см.:
Сорокин П. Человек, цивилизация, общество).
286 Социальные и духовные ценности на рубеже II и III тысячелетий
Но в любом случае, не рациональные формы познания так или иначе дополняются
рационально-логическими формами, ограничиваются, контролируются сознанием,
социальн-ымй^норма-ми поведения людей, культурой.
Я отвергаю сознательное или бессознательное противопоставление разуму,
рациональному мышлению таких проявлений иррационализма, как мистика,
обскурантизм, бегство мысли в агностицизм, страх перед новым, уход в мир грез,
возвращение к мифу.
В нашей стране иррационализм принял сегодня угрожающие размах и формы.
Люди верят всякого рода прорицателям, гаданиям, заклинаниям, магическим амулетам.
Это неизбежно обернется, уже оборачивается неуважением к человеку, науке, разуму.
Может привести и к торжеству политической реакции. Без разума, без познания мира, без
деятельности не утвердится и добро.
Вероятно, тот вызов добру, абстрактной морали, который характерен для Ф. Ницше
и Л. Шестова, был в известной степени оправдан. Абстрактное добро бессильно, оно не
дает никакой надежды страдающему человеку: оно не спасет. Чтобы спастись, выжить,
чтобы завтра прогресс нас не раздавил, мы должны сегодня органически соединить науку,
мораль и гуманизм.
Человечество научится применять свое собственное могущество, предвидеть и
предупреждать любые нежелательные последствия своей деятельности, предотвращать
вольное или невольное злоупотребление научно-техническими и другими своими
достижениями, когда поймет, что самая высокая ценность — это жизнь на земле, что
сегодня жизнь на земле под угрозой, что природа — не только предмет или полезная вещь
для человека, но имеет самодовлеющую ценность, что само человечество, несмотря на
государственные, национальные, социальные, культурные различия, едино, когда
человечество осознает свою ответственность за все живое, когда люди сознательно,
планомерно, здесь и сейчас, предпримут совместные усилия для спасения и развития
природы, культуры, жизни.
Важной задачей образования является также формирование облика гражданского
общества, в котором люди будут чувствовать себя свободными людьми, вместе с

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: