Новое мироустройство: «вечный мир», взаимодействие культур, солидарность народов

Время: 24-11-2012, 13:03 Просмотров: 1533 Автор: antonin
    
Глава 10
Новое мироустройство: «вечный мир»,
взаимодействие культур, солидарность народов
Человечество вступило в XXI век с тяжелым грузом глобальных проблем. Вот они:
бесконтрольный рост населения, социальные неравенство и несправедливость, голод,
бедность, нищета и безработица; наряду с этим: мания роста, переедание, роскошь;
недостаток природных ресурсов, энергетический кризис; устаревшая система
образования, неграмотность; растущее отчуждение людей, преступность, наркомания;
тоталитаристские устремления государственной власти, бюрократизм, политическая
коррупция, упадок моральных ценностей, деградация окружающей среды,
прогрессирующее разрушение растительных и животных видов. И, конечно, ядерная
опасность. Все эти проблемы органично взаимосвязаны, и главное — все еще плохо
осознаны.
Правда, большинство людей все-таки осознают угрозу термоядерной катастрофы.
По крайней мере, после Второй мировой войны ядерного столкновения пока удавалось
избежать.
Тем не менее войны продолжаются. После Второй мировой войны, унесшей 50 млн
человеческих жизней, только в период с 1960 по 1987 г. на планете велась 81 достаточно
крупная война, в которых было убито 12,5 млн человек: мужчин, женщин и детей. Причем
80% погибших — это гражданское население. Это серьезное предостережение народам!
Суммарная мощность всех бомб и снарядов, использованных в течение шести лет
на фронтах Второй мировой войны, составила 4,5'мгт ТНТ. Экспериментальные взрывы
отдельных атомных бомб в доли секунды высвобождают колоссальное количество
разрушительной энергии до 60 мгт, т. е. в 13 раз больше, чем в ходе Второй мировой
войны. А общая мощность ядерных зарядов, накопленных в мире, оценивается в 12—15
тыс. мгт, что примерно в 3000 раз превосходит взрывную силу бомб и снарядов,
примененных за всю Вторую мировую войну. Но даже эти впечатляющие цифры
указывают лишь на одну из сторон воз-
230 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 1Нтысячелетий
действия ядерного оружия; не учитываются такие факторы, как облучение и
радиоактивные осадки.
Западногерманский журналист Р. Юнг, написавший книгу «Лучи из пепла»,
посвященную атомной бомбардировке японских городов Хиросимы и Нагасаки, отмечает,
что атомная бомбардировка этих городов не только причинила огромный материальный
ущерб и унесла многие тысячи жизней, но и оставила неизгладимый след («келоиды
сердца») в психике уцелевших жителей города. «Тот день, день 6 августа, — цитирует он
слова юноши, пережившего катастрофу, — искромсал не только мясо и кости, но и сердца
и души людей».
Хиросима, продолжает Р. Юнг, это не просто трагедия города, разрушенного в
конце Второй мировой войны. В крови, тканях и зародышевых клетках оставшихся в
живых людей «навеки выжжен знак "того дня"». «Они стали первыми жертвами
совершенно новой войны, войны, не прекращающейся в день подписания перемирия или
заключения мирного договора, «войны без конца», войны, втягивающей в свою
разрушительную орбиту не только настоящее, но и будущее». Земля в результате такой
войны, «может, и не превратится в совершенно безлюдную пустыню, но она станет
гигантским госпиталем, миром больных и калек. Целые десятилетия, а то и столетия после
последнего ядерного взрыва люди, пережившие ядерную катастрофу, будут погибать от
болезней, причины которых они и их потомки уже, возможно, забудут».
Р. Юнг призывает каждого человека отнестись к борьбе против атомной угрозы
«очень серьезно»: «Что сделали мы, люди, пережившие вторую мировую войну, для того
чтобы оправдать свое спасение? Долгие годы я, так же как и многие другие мои
современники, совершенно бездумно воспринимал этот факт; мне казалось само собой
разумеющимся, что меня пощадила судьба. В Хиросиме я познакомился с жертвами
атомной бомбы. И тут я начал понимать, какое новое несчастье надвигается на
человечество. С этих пор я знаю, что мы должны приложить все силы, для того чтобы
спасение наших детей не было такой же чистой случайностью, как наше собственное
спасение.
Пусть каждый найдет свой путь для борьбы за сохранение жизни на земле. И пусть
он относится к этому очень серьезно».
Р. Арон отмечает, что появление ядерного оружия принципиально снижает
национальную безопасность государств. Тер-
i
Глава 10. Новое мироустройство
231
моядерная бомба дает возможность ее обладателю уничтожить своего противника,
даже не обезоруживая его. «Оружие массового уничтожения коренным образом меняет
традиционные взгляды на оборону. Каковы бы ни были размеры территории, какие бы
принципы ни лежали в основе политического сообщества, термоядерная бомба,
взорванная над большим городом, может привести к гибели двух-трех миллионов
человек». Да, сегодня не трудно представить, какими последствиями грозит человечеству
использование современного ядерного оружия: в нынешних условиях его применение
равносильно коллективному самоубийству. Во всяком случае накопленных ядерных
арсеналов достаточно, чтобы убить 58—60 млрд человек, в 10 раз больше, чем общее
число жителей земли.
Действительность решительно опровергает всякие варианты доктрины
«сдерживания», в соответствии с которой подготовка к войне, гонка вооружений
способствует техническому прогрессу, ведет к предотвращению войн, в конечном счете к
исключению их из жизни общества. Лозунг «если хочешь мира, готовься к войне» в
современных условиях — безнравственный, лицемерный, ханжеский, варварский.
В свое время А. Нобель глубоко ошибся, предположив, будто гонка вооружений,
опасность истребительной войны, грозящей уничтожением обеим сторонам, открывает
путь к «вечному миру». В частности, он заявлял: «Мне бы хотелось изобрести боеприпасы
или оружие, обладающие столь чудовищной уничтожающей силой, что в результате война
навсегда стала бы немыслимой. В тот день, когда два армейских корпуса окажутся в
состоянии уничтожить друг друга в считанные минуты, все цивилизованные нации,
ужаснувшись, проклянут войну и распустят свои армии». Напротив, изобретенная А.
Нобелем взрывчатка стимулировала наращивание вооружений: она скорее форсировала
подготовку к войне.
Начавшийся вскоре грохот канонады Первой мировой войны подтвердил это.
Некоторые политики и военные деятели до сих пор полагают, будто именно наличие
ядерного оружия помогло сохранить мир после Второй мировой войны. Логика в данном
случае парадоксальная: раз после появления ядерного оружия не было мировой войны,
значит, именно это оружие и предотвратило ее. На самом же деле истина заключается в
том,
232 Социальные и духовные ценности на рубеже II и П+тысячелетий
что удалось избежать войны вопреки гонке вооружений, вопреки наличию
ядерного оружия.
Что касается утверждений о мнимом стимулировании гонкой вооружений
прогресса материальной культуры, производительных сил и т. п., то и здесь наш ответ
также однозначен: культура и война, цивилизация и война — явления несовместимые.
Материальные и культурные ценности создаются на базе долговременного опыта,
передаются из прошлого в настоящее, от поколения к поколению. Условием развития
культуры является непрерывность передачи всего предшествующего опыта. Война
разрушает ценности материальной и духовной культуры.
В 1946 г. А. Эйнштейн, движимый заботой о судьбах человечества, с тревогой
писал: «Чтобы человечество могло выжить и достичь более высокого развития, необходим
новый образ мышления. Сегодня атомная бомба вызвала глубокие изменения в характере
того мира, в котором мы живем, и человечество, следовательно, оказалось в новых
условиях, к которым оно должно приспособить свое мышление... Никогда прежде страна
не могла начать войну против другой страны, не посылая своих армий через границу.
Теперь ни один населенный пункт на земном шаре не гарантирован от внезапного
уничтожения в результате единственного удара... Нас не могут защитить ни вооружения,
ни наука, ни укрытия под землей. Правопорядок — вот наша защита. Отныне о внешней
политике любой страны следует судить с одной точки зрения: ведет ли эта политика к
созданию мира, где будет господствовать правопорядок, или она тянет нас назад к
анархии и смерти. Я не думаю, что мы одновременно могли бы готовиться к войне и к
созданию мирового сообщества. Когда человечество располагает оружием, с помощью
которого оно может совершить самоубийство, тогда, по моему убеждению, увеличивать
мощность этого оружия — значит сделать катастрофу более вероятной» (Полине Л. Не
бывать войне! М., 1960. С. 20, 21).
Спустя десятилетие Б. Рассел и другие нобелевские лауреаты вновь заявили:
«Перед лицом того факта, что в любой будущей войне, вне всякого сомнения, будет
использовано ядерное оружие, которое поставит под угрозу само существование
человечества, мы просим все правительства мира признать и открыто подтвердить, что их
целей нельзя достичь с помощью мировой войны. Мы настоятельно призываем к
урегулированию всех
Глава 10. Новое мироустройство 233
разногласий мирным путем. Поскольку нас всех подстерегает одинаковая
опасность, есть надежда на объединение усилий по ее устранению. Мы обязаны направить
наше мышление по новому руслу. Поэтому вопрос станет так: какие шаги мы можем
предпринять, чтобы избежать военного столкновения, катастрофического для всех
участников?»
В век гарантированного взаимного уничтожения безопасности можно достичь не в
противовес противнику, а лишь вместе с ним. Поэтому независимо от расово-
национальных различий, различий в религиях, идеологиях, независимо от наличия
военных союзов все должны стать партнерами по созданию системы совместной
безопасности.
Во всяком случае сегодня внешнюю политику уже нельзя рассматривать в духе
борьбы добра и зла. Подобный подход может легко превратить локальные, ограниченные
конфликты в глобальные, неограниченные. Очевидно, что он исключает идею достижения
взаимного примирения и соглашения.
Нужно осознать, что на нынешнем поколении лежит неизмеримо большая
ответственность, нежели на людях прошлых веков, за то, чтобы сохранить жизнь на
нашей планете.
Выше уже подчеркивалось, сколь велика роль общественности в гражданском
обществе. Общественность прежде всего формирует новые идеи и в международной
политике. Политикам, тем более военным трудно принимать и осваивать новые ценности.
От предрассудков и рутины им избавиться гораздо труднее, нежели, в частности, ученым.
Именно ученые, деятели культуры, вырабатывая новые подходы, формируют
общественное мнение, которое, в свою очередь, служит опорой политическим деятелям в
поисках ими путей и средств решения международных проблем.
Д. Бонхёффер сформулировал этику своего поведения в виде следующей максимы:
воспринимать действительность без предвзятости, прислушиваться к мнению
инакомыслящих, до конца предусматривать все возможные последствия своих действий,
действовать только с учетом всех обстоятельств, а не исходя лишь из «принципов».
Подобные критерии в полной мере могут быть и должны быть применены при выработке
всеобщей концепции безопасности.
Соперничество, гонка вооружений, отказ от компромиссов и взаимных уступок не
только не приведут к «вечному миру», а,
234 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 1Н~тысячелетий
напротив, приведут к ядерной катастрофе, в результате которой земля наверняка
превратится в гигантское кладбище всего рода человеческого.
— *
Важной задачей выживания является сегодня решение проблем развивающихся
стран. Существует гигантский разрыв между развитыми капиталистическими державами
и освободившимися от колониального гнета развивающимися государствами.
Человечество вступило в XXI век, в III тысячелетие! И до сих пор в развивающихся
странах миллионы людей не имеют никакого жилья; не обеспечены продовольствием;
страдают от голода, не имеют доступа к чистой питьевой воде, к медицинскому
обслуживанию; не могут читать и писать, В этих странах миллионы детей ежегодно
рождаются недоразвитыми из-за недостаточного питания матерей; миллионы детей
ежегодно умирают от болезней, вызванных голодом.
В целом более трех четвертей населения земного шара, проживающего в
развивающихся странах, располагают лишь 16% мирового богатства. Средний годовой
доход в наименее развитых странах, в которых сегодня проживает около 650 млн человек,
составляет в расчете на душу населения 300 долл., тогда как в промышленно развитых
странах — около 22 тыс. долл. Трагичность положения бедных стран усугубляется также
оттого, что из этих стран в богатые постоянно идет «утечка мозгов» и капиталов. В США
специалисты и техники, переселившиеся из развивающихся стран, составляют костяк
педагогических кадров. Более половины преподавателей моложе 35 лет в технических
вузах США также являются иностранцами. Что касается утечки капиталов, то, по оценкам
отдела исследований конгресса США, развивающиеся страны в последние годы теряли до
20 тыс. долл. в расчете на одного эмигрирующего специалиста.
В мире каждую секунду от голода или инфекционных заболеваний умирает один
ребенок и двое взрослых! И это в то время, когда на вооружение ежегодно затрачивается
свыше 1 трлн долл., на каждые 40 жителей нашей планеты приходится один солдат и
только один врач на почти 4 тыс. жителей.
Средств, расходуемых сегодня на вооружение только за один год, хватило бы,
например, на строительство 100 млн квартир, т. е. для обеспечения жильем по крайней
мере 500 млн человек,
Глава 10. Новое мироустройство 235
или на строительство около 1 млн школ, где могли бы обучаться 650 млн человек.
Чтобы в течение нескольких лет в основном покончить с голодом, было бы достаточно
переключить на эти цели 8—10% современных расходов на вооружение.
Несправедливость и неравенство, характеризующие отношение между развитыми и
развивающимися странами, просто чудовищны. Группа наиболее развитых стран
Западной Европы, США, Канада, транснациональные корпорации по сути грабят
природные ресурсы этих стран, стремятся превратить развивающиеся страны в свой
сырьевой придаток.
Все это делает положение развивающихся стран невыносимым. Б. Рассел был
несомненно прав, когда писал, что человечество объединилось во зле, но не сумело пока
добиться этого во имя добра. Историческая справедливость требует прекратить грабеж
природных и людских ресурсов развивающихся стран. Народам, правителям развитых
стран надо понять, что они смогут нормально жить и процветать, если народы
освободившихся стран станут самостоятельными и смогут жить в нормальных
человеческих условиях.
Мир и международная безопасность, устранение неравенства и несправедливости в
отношениях между народами, другие глобальные проблемы — проблемы общие,
требующие, следовательно, общих забот и общей ответственности.
Естественно, чтобы осознать эту общность, необходимо новое качество нашего
сознания, не имевшее места в прежние времена. Наши предки, которые
эволюционировали в современный человеческий род, в течение многих миллионов лет
имели совершенно иные, отличные от наших условия для жизни. Они постепенно
адаптировались к окружающей среде, которая в свою очередь изменялась очень медленно,
что как раз и делало возможной саму адаптацию. Затем изменения окружающей среды
стали происходить все быстрее и быстрее. И самое поразительное то, что, несмотря на все
ускоряющиеся темпы социальной эволюции, мозг человека в основном оставался без
изменений на протяжении многих тысяч лет.
Таким образом, история человечества не подготовила нас заранее к тому, чтобы в
эпоху мощного технического прогресса мы могли справиться со средой, которую такими
быстрыми темпами создали для самих себя, писал, в частности, А. Тойнби.
236 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 1Н-тысячелетий
Действительно, в современном, быстро меняющемся мире людей с разрывом в
возрасте 10—12 лет уже можно считать принадлежащими фактически к разным
поколения^, настолько в несходных условиях они формируются. Если прежде физическая
смена поколений (четыре раза в столетие) совпадала с темпом жизненных перемен, то
теперь скорость перемен в мире обогнала скорость приспособления к ним людей. Все это
порождает у людей чувство неуверенности в будущем; между ними появляется больше
непонимания, отчужденности; создается атмосфера напряженности, конфликтности и т. п.
Однако если мы хотим выжить, идти вперед, изменяться необходимо. Новое
сознание должно возникнуть сегодня, сейчас, а не спустя десятилетия. Нам необходимо
понять, что человек есть родовое существо, что, следовательно, в борьбе за выживание
человечества собственные специфические интересы стран, народов, классов, слоев и
групп, отдельных людей фактически совпадают.
История показывает, что в критических условиях люди были способны изменяться;
они изменяли свой образ мышления и способ действий.
Итальянский писатель А. Моравиа, заявляя, что человек может запретить войну,
привел в этой связи такой исторический пример. На заре своего существования человек
прибегал к кровосмешению. Став разумнее, предки поняли, что кровосмешение
препятствует созданию цивилизованного общества. Возникают различные и
экономические, и физиологические болезненные последствия: трудности в передаче
племенной, семейной собственности, вымирание рода и т. д. Поэтому человек объявил
кровосмешение противоестественным и подверг запрету, т. е. на языке первобытных
людей «наложил табу». Сейчас мы должны сделать то же самое с войной: «объявить ее
противоестественной», подчеркивает А. Моравиа.
Предпосылки такого понимания, такой оценки войны в обществе уже имеются. Во
всяком случае сегодня никто из политиков не проповедует войны, не оправдывает войны.
В 1945 г., в конце Второй мировой войны, опустошившей столько стран, унесшей
миллионы жизней и уничтожившей неисчислимые материальные ресурсы и ценности,
выдающиеся мыслители со всей ответственностью заявили: война — это преступление.
Государство — преступно, оно совершает престу-
Глава 10. Новое мироустройство 237
пление против человечества, когда с помощью военной силы хочет изменить
людей, подчинить себе все человечество, решать, какие народы могут жить, а какие
подлежат уничтожению. Армия — преступна, совершая преступления против
человечности, расстреливая военнопленных, убивая мирных жителей, подвергая
бомбардировкам города (Дрезден, Хиросима и Нагасаки). И здесь нельзя считать
извиняющим то обстоятельство, что кто-то действовал по заданию, приказу государства
(К. Ясперс).
Созданная после Второй мировой войны Организация Объединенных Наций
явилась результатом именно зарождения идеи установления таких международных
отношений, которые исключали бы войну, т. е. строились на основе терпимости,
взаимопонимания и сотрудничества. И действительно: важный итог деятельности ООН
заключается в том, что великие державы все-таки сумели избежать острой конфронтации,
военного столкновения, в конечном счете, уберечь человечество от катастрофы, в которой
человеческий род мог бы погибнуть.
Конечно, опасность военной катастрофы еще не исчезла. Тем более, что США, став
единственной супердержавой, стремятся с помощью силы перестроить мировой порядок,
подчинив его своим интересам.
Беспокойство, тревогу сегодня вызывают еще и следующие обстоятельства. Да,
многие ученые, политики, простые люди понимают, что война в принципе аморальна. Но
наряду с этим много, слишком много людей равнодушно взирают, слушают и говорят о
жертвах и крови, о разрушениях и убитых мужчинах, женщинах и детях и не поднимают
свой голос против военных преступников и палачей. Страшно то, что люди привыкли к
убийствам, преступлениям, к жертвам, несчастью, боли других. Бессовестные власть
имущие нас приучают к равнодушию. Бомбят Югославию, Ирак, Афганистан, но тут же
подконтрольные власти СМИ показывают футбол, приглашают принять участие в других
развлечениях.
Безнравственность проявляется также и в том, что население развитых, богатых
стран, имея в своем распоряжении три четверти мировых богатств, сосредоточив в своих
руках 90% научного и технологического потенциала планеты, в сущности равнодушно
взирает на нищету, безграмотность, бескультурье в отставших в своем развитии странах.
238 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 114-тысячелетий
Да, нищета, невежество, бескультурье в развивающихся странах ужасающи. Но
невежество, бескультурье богатых людей в богатых странах также поражают. В конце
концов именно богатые являются источником социального паралича, препятствуют
прогрессу. Позором для богатых, для развитых стран является тот факт, что в
развивающихся странах миллионы людей умирают от голода, недоедания, страдают от
различных болезней.
В богатых странах сегодня много говорят и пишут о необходимости устойчивого
развития. Устойчивое, предохраняющее, в конечном счете безопасное развитие — задача
действительно важнейшая. Без ее разрешения человечество не выживет.
В 1994 г. ООН предложила для XXI столетия такое понимание безопасности:
«Безопасность человека:
— это не просто безопасность страны, это безопасность народа;
— это не просто безопасность, достигнутая в результате обладания оружием, это
безопасность, достигнутая в результате развития;
— это не просто безопасность государств, это безопасность каждого человека в
своем деле и на своем рабочем месте;
— это не просто защита от конфликтов между государствами, это защита от
конфликтов между народами.
Безопасность человека — это когда ребенок не умирает, болезнь не
распространяется, этнические распри не выходят из-под контроля, женщину не насилуют,
бедняк не голодает, диссидента не заставляют молчать, человеческий дух не подавляют».
Но все дело в том, что богатые хотят жить как прежде, т. е. по-прежнему эгоистично
использовать природные богатства, являющиеся общим достоянием народов, сохранять
громадный дисбаланс в распределении между государствами материальных благ и
научно-технического потенциала планеты в свою пользу.
Не знаю, прав ли я, соглашаясь со словами В. Ратенау, прав ли В. Ратенау, который
однажды сказал: «Народ, как и отдельная личность, достигает самосознания не иначе, как
погрузившись в страдания... От того, что Америка не согласилась ни на одно страдание, у
нее до сих пор нет души». Меня поражает, что французы и немцы, голландцы, бельгийцы
и другие народы, так много страдавшие, сегодня также утрачивают душу,
Глава 10. Новое мироустройство 239
особенно немцы, которые, пожалуй, больше всех впадали в бездну греха, неся
страдания другим народам.
Население стран, принадлежащих к «золотому миллиарду», прежде всего должно
понять, что путь, которым оно идет, угрожает и ему самому.
Движение к мировой, общечеловеческой цивилизации требует утверждения
подлинно равноправных, уважительных отношений между всеми государствами, нациями,
национальностями и народами. В отношениях между ними должны утверждаться
нравственные принципы, подобные тем, которым следуют отдельные индивидуумы в
отношениях друг с другом (К. Маркс).
Да, Запад пока еще занимает в мире господствующее экономическое и
политическое положение.
Однако «в великих битвах часто побеждали побежденные. Те, кого побеждали к
концу боя, торжествовали к концу дела. Крестовые походы завершились поражением
христиан; но в упадок пришли не христиане, а сарацины. Потеряв Иерусалим,
крестоносцы спасли Париж. Французская революция погибла, короли вернулись...
Революция проиграла последнюю битву, но выиграла то, ради чего началась. Мир
больше не был прежним» (Г. Честертон). Можно продолжить: дело Октябрьской
революции в России сегодня потерпело поражение. Социализм отступил. Но мир
радикально изменился. Капитализм, Запад уже не те, Восток уже не прежний, бывшие
колонии стали независимыми, самостоятельными государствами.
В сущности противопоставление Запада и Востока вообще неправомерно. Различия
между ними, причем весьма существенные, конечно же, имелись и еще имеются. В силу
специфических условий своего развития народы античных Греции и Рима сосредоточили
свое внимание на познании природы, раскрытии ее законов. Господство над природой
обусловило затем и политическое господство европейцев над миром. Но сегодня это уже
прошлое. Народы Азии, Африки и Латинской Америки восстали против архаичных форм
жизни, против экономического, политического и духовного подавления. Их борьба
доказывает, что отнюдь нет народов, которые обречены находиться в арьергарде
человечества. Человечество едино, имеет общие истоки и общую цель. Выдающиеся
мыслители современности
240 Социальные и духовные ценности на рубеже II и IIТысячелетий
решительно выступают против какого-либо противопоставления передового Запада
и отсталого Востока. К. Ясперс, обосновывая идею единства человеческого рода,
утверждает, что ключевым понятием, выражающим общность исторического пути
человечества, является «осевое время», время примерно между 800 и 200 г. до н. э.
Именно в этот промежуток времени параллельно в Китае, Индии, Персии, Палестине и
Древней Греции возникли духовные движения, сформировавшие, согласно К. Ясперсу,
тот тип человека, который существует и поныне.
В это время, по мнению К. Ясперса, рождаются мировые религии, на смену
мифологическому сознанию приходит философия, человек обретает способность
отчетливо, рационально мыслить.
Он осознает самого себя, хрупкость бытия и его границы, собственное бессилие
перед «последними вопросами бытия»: перед смертью, конечностью своего
существования.
Это пробуждение духа и является, подчеркивает К. Ясперс, началом общей истории
человечества.
До этого история человечества состояла из разделенных, локальных культур (здесь
К. Ясперс согласен с концепциями локальных цивилизаций (культур), разрабатываемых
О. Шпенглером и А. Тойнби).
Культуры эти — шумеро-вавилонская, египетская, харапп-ская, древнекитайская и
эгейская. Являясь грандиозными творениями человечества, они в то же время прелюдия
великой эпохи «осевого времени», эпохи подлинного духовного рождения
общечеловеческой истории. Тем, что было «создано и продуманно в то время,
человечество живет вплоть до сего дня», отмечает философ.
К концу «осевого времени» (конец III в. до н. э.) духовное начало начинает угасать,
продолжает К. Ясперс. Снова создаются империи (Ханьская, Римская). Передышка,
отданная свободе, заканчивается. Общество застывает. Но воспоминание о духе «осевого
времени» сохраняется. Этот дух становится образцом и объектом почитания
(конфуцианство в Китае, буддизм в Индии, эллинистическая образованность в Риме).
В XVI в. на Западе начинается новая фаза исторического развития, длящаяся до
XIX в. Это, по мнению К. Ясперса, эпоха становления современной науки и техники, на
протяжении которой кардинально возрастают возможности человека, закла-
Глава 10. Новое мироустройство
241
дываются основы новой западной культуры (К. Ясперс называет это время «второй
осью» истории человечества).
В XIX—-XX вв. наступает третья фаза истории человечества — собственно
мировая история, универсальная мировая история человечества, являющаяся
«предвосхищением грядущих | возможностей» человечества. Ее основа — «философская
вера», питаемая «из таинственного трансцендентного источника»; именно она обеспечит
всеобщую духовную связь человечества. Таковы заключения выдающегося мыслителя
современности.
Подобные выводы защищает и другой замечательный мыслитель X. Ортега-и-
Гассет. Он решительно утверждает: «Нет Запада и Востока».
Древнекитайская историческая традиция гораздо ближе к европейской, чем к
индийскому полному неисторизму. Арабы были классическими европейскими
мыслителями XVI—XVII вв., а писали они в VIII, IX и X вв. Почему Европа вырвалась
вперед? Потому что Китай во времена династии Мин (XVII в.) сделал ставку на
самоизоляцию, в то время как Европа за счет золота Америки резко вырвалась вперед. И
тем не менее, считает X. Ортега-и-Гассет, к истории неприменимы категории ускорения,
отставания и т. п. Это порождает манию соревнования, иллюзию, что что-то можно
сделать гораздо быстрее. Бесспорно, сегодня процесс единства человечества нарастает.
В сущности, несмотря на то, что в мире в наше время -существует более чем 200
наци й-государств, человечество едино. Едино в своем многообразии. О. Шпенглер в
начале XX в. писал: «Я вижу на месте монотонной картины однолинейной мировой
истории... феномен множества мощных культур... каждая из которых придает своему
материалу, человеческой природе, свою собственную форму, каждая из которых обладает
своей собственной идеей, своими собственными страстями, своей собственной жизнью,
волей, манерой воспринимать вещи, своей собственной смертью». Если не
гиперболизировать это утверждение, то с ним вполне можно согласиться. Ибо, конечно
же, каждой нации, народу, каждой культуре присущи свои особенности, свой
национальный характер, своя индивидуальность.
И тем не менее национальную специфику нельзя преувеличивать. «Не существует
только каких-то единственных в своем роде особенностей, свойственных только данному
народу, толь-
16-6325
242 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 144-тысячелетий
ко данной нации, только данной стране. Все дело в некоторой их совокупности и в
кристаллически неповторимом строении этих национальных и общенародных черт», -ли^л
Д. С. Лихачев в своей книге «Заметки о русском». Развитие техники, рынка, массовой
коммуникации, транспорта, массовой культуры неизбежно ведет к унификации жизни
людей, сближению наций и народов.
Несмотря на стенания националистов, Европа, например, идет к Соединенным
Штатам Европы, от Европы «отечеств», к «Отечеству Европа», к «Отечеству европейских
регионов». В настоящее время сняты по сути все финансовые, пограничные преграды для
объединения Европы.
И поскольку этот процесс не имеет ничего общего с насильственной ассимиляцией,
поскольку в качестве образца народам Европы не навязывается образ какой-либо одной
страны, то это в конечном счете явление величайшего исторического прогресса.
Но достаточно ли глубоки эти тенденции? Распространяется ли их действие за
рамки Западной Европы? Служат ли они реальному сближению народов мира,
укреплению их солидарности?
Эти вопросы со всей остротой встают в связи с концепцией так называемой
глобализации, которая была сформулирована в конце 80-х гг. XX в. и, конечно же,
отражает реальные процессы современного исторического развития. Приверженцы этой
концепции обещают, что будущий мир будет миром, в котором будут преодолены
отсталость, зависимость, решены проблемы модернизации, безопасности, достигнут
высокий уровень жизни и т. д. Так, Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан утверждает:
«Глобализация создает благоприятные условия для экономических субъектов и видов
деятельности по всему миру и новые каналы связи между ними. Глобализация стала
возможной благодаря постепенной ликвидации барьеров, препятствующих торговле и
движению капитала, а также благодаря основополагающим техническим достижениям и
неуклонному снижению стоимости транспорта, связи и компьютеров. Ее (глобализации)
объединительная логика кажется неумолимой, а ее движущая сила непреодолимой.
Выводы глобализации ясно видны: более быстрый экономический рост, более высокий
уровень жизни, ускоренное внедрение и распространение тех-
Глава 10. Новое мироустройство
243
нических новшеств и навыков управления, новые экономические возможности как
для отдельных лиц, так и для стран» (Аннам К. Мы — народы. М., 2000).
Так ли радужно выглядит действительная картина глобализации? Мой ответ:
далеко, далеко не так.
Прежде чем это доказать, внесу большую ясность в терминологию. Термин
«глобализация» нередко используется либо как синоним интернационализации
хозяйственной жизни и врастания национальных экономик в мирохозяйственную систему,
либо как эквивалент либерализации международной торговли и инвестирования, либо
даже как иное выражение интегрирования национальных хозяйств.
Действительно, интернационализация хозяйственного, политического, культурного
и других аспектов жизни общественных организмов — наиболее общее понятие,
характеризующее нарастающее взаимодействие между такими организмами (странами).
Глобализация — это пространственная характеристика интернационализации
хозяйственной жизни на современном этапе (т. е. со второй половины XX в.), когда она
приобрела всемирный характер.
Интеграция же — наивысшая на сегодня ступень интернационализации
хозяйственной жизни, когда нарастающая взаимосвязь и взаимозависимость стран
переходит в сращивание национальных рынков товаров, услуг, капиталов и рабочей силы
и формирование целостного полигосударственного социально-экономического организма
с единой валютно-финансовой системой, единой в основном правовой системой и
теснейшей координацией внутри- и внешнеэкономической политики государств.
Разумеется, такой уровень достижим пока лишь в наиболее развитых регионах мира и,
следовательно, ограничен региональными рамками.
Итак, глобализация — это стадия предельно возможного развития
интернационализации вширь, интеграция же — наивысшая ступень развития ее вглубь.
Глобализация как интернационализация, как нарастающее взаимодействие стран и
народов, конечно же, началась не сегодня и даже не вчера. Великие географические
открытия, промышленная революция, научно-технический прогресс, корен-
16*
244 Социальные и духовные ценности на рубеже II и Н+тысячелетий
ные перевороты в средствах транспорта и связи — все это явления глобализации.
Вместе с тем, бесспорно, сегодня глобализация приобрела принципиально новые
качества. На долю транснациональных корпораций приходится сегодня свыше трети всех
производственных фондов частного сектора в мире. Транснациональные корпорации
(ТНК) осуществляют примерно половину внешнеторгового оборота развитых
капиталистических стран и 60% стоимости их товарного экспорта. На долю ТНК
приходится 80% торговли высокими технологиями.
Экономическая взаимозависимость стран, углубление разделения труда, бесспорно,
обеспечивают рост производительности труда, удешевление продукции и потенциально
повышение жизненного уровня людей.
Наряду с этим революция в средствах коммуникации и информатики способствует
преодолению национальных барьеров, распространению образования и знаний,
интенсивному межнациональному обмену культурными ценностями.
Это — объективно позитивные тенденции процесса глобализации. Однако надо
иметь в виду, что этот процесс содержит в себе и весьма негативные стороны. Наличие,
противостояние центра и периферии не только сохраняется, но и углубляется.
Глобализация идет в первую очередь на пользу центру. Страны «золотого миллиарда»,
имея в своем распоряжении высокие технологии производства, услуг и информации, еще
больше закрепляют подчиненное положение периферии.
Транснациональная экономическая и финансовая активность сосредоточена прежде
всего в руках элиты «золотого миллиарда». Она обеспечивает странам периферии
(конечно, избирательно) определенные инвестиции, но и делает их еще более
зависимыми. В целом задолженность стран «третьего мира» составляет 2,5 трлн долл.,
возвратить этот долг они совершенно не в состоянии. В то же время, как отмечалось
выше, ежегодно тратится 1 трлн долл. на все более смертоносное вооружение.
Глобализация приоткрывает шлюзы для эмиграции наиболее энергичных,
активных, подготовленных людей из развивающихся стран в развитые. Этот процесс,
ослабляя страны периферии, одновременно в развитых странах вызывает раздражение по
отношению к иммиграции.
Глава 10. Новое мироустройство 245
Созданные после Второй мировой войны международные институты (ООН,
ЮНЕСКО и др.), хотя и являются важными факторами культурного сотрудничества, а
также предотвращения международных конфликтов, все-таки в конечном счете
используются в интересах Запада. К тому же такие западные страны, как США и
Великобритания, зачастую не считаются с ООН (последний пример: агрессия этих стран
против Ирака).
Кроме того, учитывая, что глобализация имеет под собой объективный фундамент,
следует иметь в виду также и то, что это и определенная идеология, призванная оправдать
стремление Запада (прежде всего США) сформировать однополюсный мир в качестве
единственно возможного «справедливого» мира. Концепция глобализации служит в
сущности прикрытием экспансионистских устремлений Запада, которые после распада
СССР стали более агрессивными. Во всяком случае, отмечает американский ученый Н.
Хомский: США ни разу не вмешивались в дела других стран, руководствуясь высокими
моральными целями. Под флагом глобального будущего миру навязывается прекрасное
будущее только для США, для стран «золотого миллиарда».
С моей точки зрения, политика глобализма противоречит устойчивому развитию
мира. Фундамент устойчивости — баланс интересов народов, наций, государств.
Глобализм же — стремление использовать ресурсы подавляющего большинства стран в
узкоэкономических интересах меньшинства. Глобализм по сути отрицает суверенитет
национальных государств; так, американский исследователь Р. О'Брайен считает, что в
условиях глобализации «нация становится неуместной... Чем ближе мы подходим к
глобальному интегральному целому, тем ближе мы к концу географии» (O'Brien R. Glpbal
Financial Integration. The End of Geography. L., 1992. P. 5).
Разумеется, глобализация, глобализм угрожают демократии, социализму,
государству, приводят к свертыванию социальных программ, безработице. Национальное
правительство, действительно, уже не может контролировать многие процессы,
протекающие в сфере экономики и науки. Решения, касающиеся жизни и труда людей,
принимаются руководителями ТНК авторитарно, без соблюдения демократических
процедур, зачастую без согласования и вопреки воле политических руководителей той
или иной страны. Как считает У. Бек, в результате
246 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 144-тысячелетий
такой практики распадается союз между рыночной экономикой, социальным
государством и демократией. Глобализация, «если иметь в виду социальное государство,
демократию и общество, ведет к смерти» (Бек У. Что такое глобализация? М., 2001).
Да, бесспорно, глобалисты хотели бы утвердить власть неких международных
финансово-экономических групп, за спиной которых скрываются, как уже отмечалось,
прежде всего властвующие финансово-экономические структуры США и развитых стран
Запада.
Процессы глобализации набрасывают некий покров на реальность, подменяют
действительность искусственной, виртуальной реальностью. Решения, принимаемые
финансово-административными органами, вуалируют действия конкретных людей. Да и
сами эти люди зачастую не могут представить себе последствия принимаемых ими
решений, так как оценивают их результаты в абстрактных терминах. Фетишизация
деятельности, жизни людей в целом принимает более грозные черты, чем это происходило
во времена К. Маркса. Фетиш сегодня дематериализуется. Во всяком случае деньги с их
переходом к электронной форме утрачивают свойства материальности. В результате
финансовая система страны внешне, виртуально может быть здоровой, даже если в ней
миллионы людей голодают. В современных условиях в процессе валютных операций
(акции, другие ценные бумаги) триллионы долларов ежедневно переходят из рук в руки,
обеспечивая спекулятивный доход, превышающий размер прибавочной стоимости.
Современная Россия — во многом жертва подобной глобализации. Пришедшие к
власти в конце 1980-х гг. политики сделали ставку на вестернизацию, американизацию
России, безоговорочно приняли западные рецепты.
В результате сегодня российский ВВП составляет лишь половину того, что страна
имела в конце 1980-х гг. Производительность мелкого бизнеса, на который уповали
российские реформаторы, крайне низка. Реальная зарплата в РФ составляет сегодня менее
половины уровня 1991 г. и продолжает падать. Почти половина граждан России живет за
официальной чертой бедности. Продолжительность жизни упала. У мужчин она ниже 60
лет. Смертность в два раза превышает рождаемость.
Глава 10. Новое мироустройство 247
Вместе с тем Россия — богатая страна. У нас огромные ре-f сурсы. По данным
РАН, общая стоимость совокупного нацио-
■ нального богатства РФ (недра, леса, промышленность, инфраструктура и т. д.)
равна 320—400 трлн долл. США. Но только 115—20% этого богатства вовлечено в
процесс производства.
И в то же время богатства России разворовываются. В нача-Кле 1990-х гг.
принадлежавшие государству активы стоимостью I примерно 200 млрд долл. были
переданы связанным с властью I лицам всего за 7 млрд долл.
Беспрецедентные размеры приобрела коррупция. По дан-
■ ным МВД РФ, свыше 9 млн российских граждан втянуты в
■ сферу теневого бизнеса. Из России в последние годы вывезе-I но свыше 450 млрд
долл. так называемых грязных денег и ле-Е гализовано через иностранные банки, фирмы и
компании. I Ежегодное бегство капитала, составляющее 24—25 млрд долл., I превышает
все зарубежные инвестиции и кредиты, вместе взя-1тые. Потери страны из-за «утечки
мозгов» также огромны — I 50 млрд долл. в год.
Сегодня внешний долг России составляет 168 млрд долл., I что в 8 раз превышает
ее годовой бюджет. Для обслуживания
■ этого долга требуется от 15 до 16 млрд долл. в год.
По сути можно с полным правом сказать, реформаторы-гло-I балисты
растранжирили, растащили, разворовали те блага, ко-| торые наш народ тяжким,
напряженным трудом создал в пред-I шествующий период истории. Россия теряет статус
современ-[ ной страны; в сущности она демодернизируется.
В этой связи А. И. Солженицын абсолютно прав: «В резуль-
■ тате ельцинской эпохи разгромлены или разворованы все ос-I новные
направления нашей государственной, народно-хозяйст-
■ венной, культурной и нравственной жизни. Мы буквально жи-1 вем среди руин,
но притворяемся, что у нас нормальная I жизнь... Мы слышали, что у нас проводятся
великие реформы. I Это были лжереформы, потому что они оставили в нищете I больше
половины населения страны... Продолжим реформы. \ Как это понять? Продолжим
разграбление России до конца?.. I Не дай Бог те реформы продолжать до конца».
Оценивая опыт 1990-х гг., президент РФ В. В. Путин отме-I чает, что этот опыт
убедительно показывает, что по-настояще-I му успешное возрождение нашей Родины не
может быть дос-
248 Социальные и духовные ценности на рубеже II и Н+тысячелетий
тигнуто без чрезмерных издержек простым переносом заимствованных из
иностранных учебников абстрактных моделей и схем на российскую почву... Россия не
скоро станет, если вообще когда-нибудь станет, вторым изданием, скажем, Соединенных
Штатов или Англии.
У России свой путь. Россия должна идти вперед, опираясь на свою тысячелетнюю
историю, на свои традиции, свой опыт, на менталитет своего народа. В мировой симфонии
она должна играть свою партию.
Она не должна игнорировать опыт других стран, объективные тенденции мирового
развития, в том числе и тенденцию к глобализации, интеграции национальных экономик.
Но в любом случае она должна отвергнуть глобализацию как вестерниза-цию,
американизацию. Как говорил русский историк В. О. Ключевский, можно и должно
заимствовать чужой способ вязания чулок, но стыдно заимствовать чужой образ жизни.
Выдающийся кубинский революционер, мыслитель, поэт X. Марти в том же духе
говорил: «Удобрение можно принести из других мест, но культивирование должно
соответствовать почве. Пусть будут у нас подвои, привитые со всего мира, но ствол
дерева должен быть нашим».
С. Коэн, известный американский историк, считает крупнейшей из всех ошибок
США «представление, что у Америки есть право, достаточная мудрость и власть для того,
чтобы переделать огромную страну (Россию), чья история на много столетий древнее
американской».
1990-е гг., продолжает американский исследователь, дали предостаточно
доказательств, что подобный подход был обречен с самого начала и в конце концов
привел к опасным и контрпродуктивным результатам.
В подтверждение своих выводов С. Коэн приводит слова другого видного
американского историка и дипломата Дж. Ф. Кен-нана, который еще в 1951 г.
предостерегал американскую политическую элиту: «Давайте не будем судорожно искать
решение за тех людей, которые придут позднее, не будем попутно вытаскивать
лакмусовую бумажку, решая, соответствует ли их политическая физиономия нашим
представлениям о «демократии». Давайте дадим им время, дадим им быть русскими,
дадим возможность решить их внутренние проблемы по их собственному усмотрению и
выбору... То, как та или иная страна устанавлива-
Глава 10. Новое мироустройство 249
■ст у себя достойное и просвещенное правление, относится к са-I мым глубоким и
интимным процессам народной жизни. Нет ни-■ч'егр более трудного для иностранца, чем
понять это, и ни в ка-
■ кой другой области иностранное вмешательство не принесло бы
■ меньше пользы, чем здесь».
История свидетельствует: нет единого, универсального для ■всех пути прогресса.
Во всяком случае глобализация не гло-■бальна. Тезис глобалистов о замене национальных
экономик ■транснациональными организациями преждевремен. Как счи-■тает немецкий
политолог Р. Дарендорф, «было бы неправильно
■ предполагать, что все мы движемся к одной конечной станции.
■ Экономические культуры имеют столь же глубокие корни, как |и культура языка
или государственного устройства». ТНК I функционируют на территории национальных
государств. Сле-■довательно, их доходы так или иначе вливаются в ВВП страны I
базирования.
Однако, бесспорно, экспортно-импортные товаропотоки,
■ капиталовложения, технические, технологические, информаци-I онные процессы
все более интернационализируются.
Бесспорно, перед лицом вызовов в области экономики, эко-■логии, природных
ресурсов, демографии, здравоохранения, образования и т. п. солидарность стран и народов
объективно и I субъективно укрепляется.
Но наряду с этим и в известной степени в качестве ответа на
■ тенденцию к глобализации растут партикуляризм, стремление
■ решать собственные проблемы, добиваться решения своих ин-I тересов
собственными силами, опираясь на собственный опыт. I Нужно учитывать, что многие
отставшие в своем развитии
■ страны просто не могут включиться в систему мирохозяйствен-
■ ных связей либо попытки такого включения еще более отбра-I сывают их на
периферию мирового развития.
Далее. Многие страны ощущают глобализацию как угрозу
■ утраты их национальной независимости, культурной иден-
■ тичности. К этому следует добавить, что характер современ-I ного производства,
резко увеличивая роль научного знания и I человеческого интеллекта, объективно
усиливает тенденцию I к автономизации личности, социальных групп, этнических
■ общностей, что также в конечном.счете противостоит глоба-I лизации.
250 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 11т*тысячелетий
Миллионы людей особенно остро реагируют на процессы глобализации в сфере
культуры. Мировые средства массовой информации, прежде всего Интернет,
используются ныне в целях невиданного ранее манипулирования сознанием людей,
навязывания им международными центрами власти (за спиной которых, повторяем, стоят
прежде всего США) политических установок и образцов поведения, угодных власть
имущим, низкопробных культурных поделок, развращающих нравственность,
разрушающих высокие эстетические идеалы. Индустрия сознания старается скроить
людей по определенному шаблону: человек должен стать изолированным атомом,
единицей потребления. Ничего важнее товаров, большей частью ненужных товаров в
жизни людей не должно быть: ни творческого труда, ни солидарности с другими людьми.
В конечном счете глобализация и регионализация, объединение и партикуляризм,
растущая общность и углубляющиеся различия — это реальные, развертывающиеся
параллельно тенденции в современном мировом развитии. Причем первая тенденция в
большей степени относится к экономике, вторая — к политике и культуре.
Более того, как считают некоторые ученые, сегодня регионализм, покоящийся на
общих цивилизационных, культурных основаниях, даже усиливается, даже перевешивает
глобализацию.
Во всяком случае американский ученый С. Хантингтон убежден, что попытки
Запада распространить свои ценности: демократию и либерализм как общечеловеческие,
утвердить свое экономическое и военное превосходство наталкиваются на сопротивление
других цивилизаций. На глубинном уровне западные представления фундаментально
отличаются от тех, которые присущи другим цивилизациям. В исламской,
конфуцианской, японской, индуистской, буддийской и православной культуре почти не
находят отклика такие западные идеи, как индивидуализм, либерализм,
конституционализм, права человека, равенство, свобода, верховенство закона,
демократия, свободный рынок, отделение церкви от государства. Усилия Запада,
направленные на пропаганду этих идей, зачастую вызывают враждебную реакцию и,
более того, способствуют укреплению исконных ценностей собственной культуры.
Глава 10. Новое мироустройство
251
Тем более что большинство незападных культур, в отличие от западных, упор
делают не на универсалистские ценности, а на различия, на то, что отличает, отделят
одних людей от других. Поэтому глобализация отнюдь не бесспорная перспектива
человечества. Даже в Европе, несмотря на глубокие интеграционные процессы в сфере
экономики, национальные государства все-таки остаются основной единицей
хозяйственной, политической и культурной жизни. ,
Разумеется, в современном мире изоляционизм невозможен. Но в любом случае
мир — это совокупность сотрудничающих и уважающих друг друга партнеров,
суверенных национальных государств. Их взаимодействие тем более будет успешным,
чем более успешно они будут решать свои внутренние проблемы. Во всяком случае
сначала следует решить задачу достижения внутренней интеграции экономики,
внутренней социальной и политической стабильности страны и затем уже на этой основе
стремиться войти в мировую экономику.
Бесспорно, вступая в международные экономические отношения, каждая страна
должна быть готова ради общей выгоды пожертвовать частью своей сиюминутной
выгоды. И тем не менее она не может поступиться своим суверенитетом в пользу неких
международных центров власти, тем более что за ними скрывается власть одной страны
или группы стран.
Глобализация (как идеология) — это претензия на мировое господство.
Глобализация содержит в себе серьезную угрозу народам и странам; она неизбежно
приведет к усилению эксплуатации и насилию. Как пишет американский социолог И. Вал-
лерстайн, «если с 1945 по 1990 год для поддержания высокого уровня дохода 10% нашего
населения нам приходилось усиливать эксплуатацию других 50%, вообразите, что
понадобится для поддержания 90% нашего населения на довольно высоком уровне
дохода! Потребуется еще большая эксплуатация, и это наверняка будет эксплуатация
народов "третьего "мира"». Излишество богатств и наслаждений для одних, нищета и боль
для других — такой мировой порядок должен быть отвергнут. Честные люди не могут
принять благополучие, приобретенное порабощением и несчастиями других!
Вместе с тем разрыв в уровне развития экономики развитых и отставших стран
сегодня становится тормозящим фактором и для богатых стран. Ни США, ни Германия,
ни Япония сегодня
252 Социальные и духовные ценности на рубеже II и Н4-тысячелетий
не способны без взаимодействия с другими странами (учитывающего в
определенной мере и интерес этих стран) обеспечить себе быстрое и стабильное развитие
на-длительную перспективу.
Глобализация содержит в себе серьезную угрозу миру еще и потому, что нарушает
баланс интересов, по сути нацелена на устранение с политико-экономической арены
весьма влиятельных государств, в частности России, Китая и других, что, естественно,
вызовет решительное противодействие.
В конечном счете, по моему мнению, будущее не за глобализацией. Глобализация в
ценностном отношении по-прежнему ориентируется на создание мирового порядка, в
основе которого прежде всего удовлетворение материальных интересов людей. Подобные
ценности и цели сегодня недостаточны. Они изжили себя, поставили человечество на край
пропасти. Будущее за тем общественным устройством, которое создаст условия для
самореализации, раскрытия творческих потенций людей. Но это значит, что
многовариантность общественного прогресса объективно неизбежна и будет неизбежно
нарастать1.
Следовательно, решение проблем, стоящих сегодня перед человечеством, на пути
синтеза глобализации и индивидуализации, взаимодействия разнообразных и в то же
время связанных между собой, дополняющих друг друга социально-экономических,
политических, этно-национальных, культурных общностей.
В любом случае не должно быть господства одной цивилизации, одной культуры,
ибо это лишило бы человеческий род одного из необходимейших условий
совершенствования — элемента разнообразия. «Всемирная ли монархия, всемирная ли
республика, всемирное ли господство одной системы государств, одного культурно-
исторического типа — одинаково
1 В 50-х гг. XX в. У. Р. Эшби обосновал закон, согласно которому динамическая
устойчивость и эволюционный потенциал систем любой природы пропорциональны их
внутреннему разнообразию.
Н. Бор принципом дополнительности, В. Гейзенберг своим принципом
неопределенности подорвали веру в непогрешимость классического рационализма с его
ориентацией на однолинейное, исключающее какие-либо отклонения, случайности и т. п.,
развитие. В свою очередь И. Пригожин доказал, что неопределенность и стохастичность
присущи и обществу, и человеку.
Глава 10. Новое мироустройство
253
вредны и опасны для прогрессивного хода истории», — справедливо подчеркивал
русский мыслитель Н. Я. Данилевский.
Отрицая возможность существования общечеловеческой (общечеловеческое —
общее место, бесцветность) цивилизации, Н. Я. Данилевский отнюдь не отрицал наличие
идеала всечеловеческой цивилизации, движение к которому, достижение которого
осуществляется совместным развитием всех народов, в своеобразной деятельности
которых и проявляется историческая жизнь человечества во всех местах и временах: в
прошлом, настоящем и будущем.
Другой оригинальный русский мыслитель К. Н. Леонтьев также всегда, везде, во
всех своих работах отвергал представление о развитии, прогрессе как о количественном
возрастании, увеличении, распространении и т. п. Все эти явления представляют собой
движение к чему-то однородному, простому, общему.
Настоящая же идея развития соответствует некоему сложному процессу и нередко
вовсе противоположному процессу распространения, увеличения и т. п. Подлинное
развитие — это постепенное восхождение от простейшего к сложнейшему, постепенная
индивидуализация, обособление, с одной стороны, от окружающего мира, а с другой — от
сходных и родственных организмов, от всех сходных и родственных явлений.
Постепенный ход от бесцветности, от простоты к оригинальности и сложности.
Постепенное осложнение элементов составных, увеличение богатства внутреннего и в то
же время постепенное укрепление единства. Так что высшая точка развития есть высшая
степень сложности, писал К. Н. Леонтьев.
Культура тогда высока и влиятельна, подчеркивал он, когда в развертывающейся
перед нами исторической картине много красоты и поэзии. Основной же, общий закон
красоты — разнообразие в единстве.
М. М. Бахтин считал, что культурное самосознание народа возможно только при
участии других культур, т. е. по контрасту, когда происходит их взаимное
«отзеркаливание». Именно поэтому культура каждого народа должна функционировать и
развиваться в диалоге культур. Способность народа усваивать достижения другого —
важнейший показатель жизнеспособности его культуры.
254 Социальные и духовные ценности на рубеже II и И+-тысячелетии
В известном смысле, концепция глобализации — свидетельство кризиса западного
философско-исторического, политического сознания. Все его модели: рыночные,
либеральнее, демократические, все его апелляции к свободе личности (при неуважении к
свободе народов), к частной собственности и т. п. по сути терпят крах.
Глобализация — очередная попытка Запада навязать миру, с одной стороны, свое
фальсифицированное мировоззрение, с другой — укрепить свое пока еще весьма
ощутимое господство над многими странами мира. По мнению С. Хантингтона,
«очевиден... тот разрыв, который существует между провозглашаемыми принципами
Запада и его достижениями. Лицемерие, двойная мораль, игра в «да и нет» — вот цена его
претензий на универсализм. Да, демократию следует развивать, но нет, не следует, если
это приводит к власти исламских фундаменталистов; да, нераспространение ядерного
оружия очень правильная вещь, если речь идет об Иране и Ираке, но нет, когда дело
доходит до Израиля; да, свободная торговля является эликсиром экономического роста, но
нет, дело обстоит не так, если говорить о сельском хозяйстве; вопрос прав человека
касается Китая, но не Саудовской Аравии; агрессия против богатых нефтью кувейтцев
должна получить отпор, но совсем иное дело, если речь идет об агрессии против
боснийцев, нефтью, увы, не владеющих. Двойная мораль стала на практике неизбежной
ценой универсальных норм и принципов» (Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и
преобразование мирового порядка. Новая индустриальная волна на Западе. М., 1999).
И все-таки в исторической перспективе у Запада нет шансов навязать миру свою
цивилизацию в качестве всеобщей, универсальной, подчинив себе все другие.
Многообразие, многоцветье культур непреходяще и вечно. И в политическом плане
основой стабильного мира и устойчивого развития является многополюсное
мироустройство, не допускающее монопольного доминирования в мировых делах какой-
либо одной сверхдержавы или группы государств. В этом залог, гарантия развития
человечества. Но, бесспорно, человечество едино, у него одна общая судьба.
Важнейший аргумент в пользу взаимодействия, солидарности, сотрудничества
государств, народов, отдельных людей дает нам и наука, а именно синергетика. С точки
зрения синергети-
Глава 10. Новое мироустройство
255
■ки, открытость, неустойчивость, неравномерность — условия
■ развития нашей Вселенной. Открытым системам присущи са-
■ моорганизация, самонастройка. Причем процесс самоорганиза-
■ ционного развития нелинеен. Здесь все зависит не от силы воз-Вдействия, а от
момента и места точки взаимодействия. Малое
■ воздействие в нужной точке (точке бифуркации) и в нужный I момент может
вызвать большое возмущение (большую флук-I туацию). Это означает возможность
неожиданного, случайного
■ направления развития, которое может привести к глубокому I изменению
качества системы. Все это вместе с тем означает,
■ что будущее невозможно однозначно предсказать. «Ныне мы ■•знаем, что
человеческое общество представляет собой необы-
■ чайно сложную систему, способную претерпевать огромное ■-число бифуркаций,
что подтверждается множеством культур, I сложившихся на протяжении сравнительно
короткого периода I в истории человечества». Высокая чувствительность социаль-
■ ных систем к флуктуациям «вселяет в нас одновременно и надежду и тревогу:
надежду на то, что даже малые флуктуации
■ могут усиливаться и изменять всю их структуру (это означает, в I частности, что
индивидуальная активность вовсе не обречена I на бессмысленность); тревогу — потому,
что наш мир, по-ви-I димому, навсегда лишился гарантий стабильных, непреходящих I
законов. Мы живем в опасном и неопределенном мире, вну-I шающем не чувства слепой
уверенности, а чувства умеренной I надежды...» — пишут И. Пригожий и И. Стенгерс. По
всем
этим причинам сегодня существенный путь к выживанию и К прогрессу
человечества — мирное сотрудничество между наро-
■ дами, их взаимодействие, солидарность. Какая отдельная стра-I на, какой народ в
состоянии в одиночку отвести нависшую над I человечеством «ползучую» угрозу
экологической катастрофы? I Ведь на нашей планете каждый год исчезают тысячи видов
жи-I вотных и растений, причем многие из них еще не успевают получить имени.
Озоновый слой в верхней атмосфере, предохраняющий нас от ультрафиолетовой
радиации, становится все бо-
I лее тонким. Температура самой планеты Земля постепенно I повышается, тем
самым увеличивая угрозу появления ранее не-I известных свойств фактически во всех
природных системах I жизнеобеспечения, от которых зависит существование чело-I века.
256 Социальные и духовные ценности на рубеже II и 144-тысячелетий
Устойчивое жизнеспособное общество — это общество, которое удовлетворяет
свои потребности, не уменьшая возможностей ни своих соседей, ни будущих
поколенийДка^ «своих», так и «чужих»). Но это значит, что люди должны, обязаны
взаимодействовать.
В свое время русский философ Н. Ф. Федоров выдвинул идею физического
воскрешения всех умерших поколений людей и расселения человечества в космическом
пространстве. Эта задача и должна стать тем «общим делом», которое объединит
враждующее между собой человечество; оно будет способствовать также разрешению
возникших противоречий между человеком и природой, разрешению проблем как
«санитарных, так и продовольственных».
Конечно, можно не соглашаться с Н. Ф. Федоровым в его конкретном понимании
«общего дела», но то, что современному человечеству необходимо общее дело,
объединяющее людей для выживания человеческого рода, здесь Н. Ф. Федоров,
несомненно, прав. В этой связи уместно вспомнить старинную притчу о мудром отце,
который сказал сыновьям перед смертью, что он закопал в винограднике клад. Сыновья
перерыли всю землю, клад не нашли, но сделали полезное дело — взрыхлили землю.
Всю ответственность за окружающий мир природы, за весь космос Н. Ф. Федоров
возлагает на человека; в природе нет целесообразности, ее привносит человек. Красота и
целесообразность — произведение не слепой силы, а разумной, и притом совокупной.
П. Тейяр де Шарден также отвергает «прогресс путем обособления». По его
мнению, уже геометрически замкнутая форма Земли отрицает биологическую
возможность обособленного развития. «В настоящее время вся совокупность мыслящих
сил и единиц вовлечена во всеобщее объединение... все час

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: