КАТЕГОРИЯ МАТЕРИИ И ПРОБЛЕМА ИСТИНЫ

Время: 24-11-2012, 01:45 Просмотров: 978 Автор: antonin
    
: КАТЕГОРИЯ МАТЕРИИ И ПРОБЛЕМА ИСТИНЫ
Решение вопроса об источнике наших знаний да многом определяет и решение вопроса о существовании объективной истины. Поскольку вещи и явления при¬роды и общества существуют ©не нас, представляют собой объективную реальность и отражаются ® челове¬ческом .познании, постольку и содержание наших пред¬ставлений о них является объективным, не зависящим ни от человека, ни от человечества, так как оно отра¬жает объективно существующие стороны, свойства, от¬ношения предметов и явлений.
Различное решение вопроса об 'истине связано с решением основного вопроса философии, с признанием или отрицанием материи как источника наших знаний. Идеализм считает истину свойством субъекта и ищет ее в согласии мышления с самим собой, отрицая преж¬де всего само существование объективной истины. На¬пример, махисты рассматривали истину, как организую¬щую форму человеческого опыта, как согласие мыслей с ощущениями субъекта.
Современные позитивисты в своем учении сб исти¬не прежде всего выступают против материалистической теории отражения. М. Шлик, например, дает свое тол¬кование аристотелевскому определению истины как соответствия мышления с его объектами. Это соответ¬ствие он понимает не как тождество содержания мыш¬ления объективным явлениям и не как их сходство. М. Шлик выступает против теории отражения. По его ■мнению, «соответствие» есть 'отнесение знаков к опре¬деленным предметам.
Слово «соответствие» не сохраняет здесь никакого иного значения, полагает Шлиш, кроме значения одно¬значного отнесения. Следует совершенно отбросить мысль о том, будто суждение по отношению к факту могло быть чем-то большим, нежели знаком, что между ним и фактом якобы могла быть какая-то более внутрен¬няя связь, чем отнесение, и что оно могло бы этотфакт как-то адекватно описать, выразить или отразить. Ни¬чего подобного. Суждение так же не отражает сущно¬сти того, о чем судят, как ноты не отражают тона или имя человека — его индивидуальности»37. И дальней¬шие рассуждения М. Шлика об истине показывают, что все они в этом вопросе направлены 'против материали-стической теории отражения и ее сердцевины — учения об объективной истине. Неопозитивист Шлик рассмат¬ривает объективную истину как понятие, лишенное смысла. Отрицание объективной истины современным позитивизмом вытекает из субъективно-идеалистическо¬го решения основного вопроса философии, из отрица¬ния материального мира как источника наших знаний. По существу это есть отрицание науки и превращение ее в совокупность суждений, которые в лучшем случае имеют дело с предсказаниями будущих чувственных данных, но не отражают законы и связи объективного мира.
Неотомисты заявляют, что истина есть соответствие между бытием и познанием, вещью и интеллектом. Это утверждение послужило поводом известному француз¬скому ренегату Ж. Изару для фальсификаторских сопо¬ставлений положений из «Материализма и эмпириокри¬тицизма» с высказываниями Фомы Аквинского, где Изар пытается доказать с помощью фальсификации «идентичность» материалистической и идеалистической позиций в теории истины и «■доказать»' вместе с тем «научность» томизма. Однако непримиримая .противо¬положность точек зрения диалектического материализ¬ма и неотомизма по вопросу об истине заключается в прямо противоположном понимании ими объектов по¬знания: с одной стороны — материальный мир, а с дру¬гой — божественная’ сущность.
Современные томисты много пишут о признании науки, о ее самостоятельности, ио роль ее понимают крайне ограниченно, сводят ее к практическому зна¬чению в жизни людей, отказывая ей в решении миро¬воззренческих (вопросов: о происхождении мира, жизни, сознания и т. in. Отношение неотомистов к объективной истине — яркая иллюстрация ленинского положения о том, что современный фидеизм готов признать данные естествознания, если только наука откажется от претензии на объективную истину, ибо признание объективной истины устанавливает принципиальную, коренную разницу между наукой и религией.
Признание объективной истины тесно свявано и в значительной степени определяет диалектиколчатерна- листическое решение вопроса о соотношении истины абсолютной и относительной. Из 'признания того, ч-го материя дана нам в ощущениях и понятиях, отражает¬ся в них, вытекает признание объективного, а тем са¬мым и абсолютного содержания ю наших представле¬ниях о ней. Между диалектическим и метафизическим материализмом имеется расхождение в решении воп¬роса об абсолютной и относительной истине. Ленин пи¬сал по этому поводу: «Признавать объективную, т. е. не зависящую от человека и человечества истину, зна¬чит так или иначе признавать абсолютную истину. Вот это „так или иначе" и разделяет материалиста-мета- физика Дюринга от 'материалиста-диалектика Энгель¬са» 38.
Все материалисты признают существование материи как объективной реальности, как источника ощущений и ее отражения в нашем сознании. Тем самым весь ла¬герь материализма признает объективную истину, а следовательно, и элемент абсолютного в каждом науч¬ном положении. Нельзя быть материалистом, даже ограниченным, совершенно отрицая элемент абсолютно¬го в нашем познании. 1
Отстаивая в борьбе со всей линией идеализма мате-риалистическое положение об объективной истине и тем самым момент абсолютного в каждой научной истине, В. И. Ленин одновременно отмечает пороки ме¬тафизического материализма в решении этого вопроса. Указывая иа важность правильной постановки и реше¬ния вопроса о соотношении абсолютной и относитель¬ной истины для дальнейшего 'развития материализма, Ленин дает глубокое диалектическое решение этой проблемы. Он показывает, что каждая научная истина одновременно абсолютна и относительна. Объективная истина ие дается человеку сразу, целиком, он достигает ее лишь в историческом развитии позиания. Относи¬тельность иащих знаний связана с тем, что человече¬
ское познание совершенствуется, развивается, углубля-ется, отказывается от устаревших положений, обнов¬ляет их, открывает новые факты, устанавливает неизвестные ранее законы, обобщает и делает новые, более широкие выводы.
Всякая ступень научного поэнани» объективного мира относительна лишь в смысле полноты достигну¬тых нами научных знаний. «Материалистическая диа¬лектика...,— писал Ленин,— признает относительность всех наших званий не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине» . Утверж¬дая относительный характер познания, В. И. Ленин одновременно подчеркивает, что «Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зерна в эту сумму абсолютной истины...» Из суммы относительных истин в их развитии складывается абсолютная истина.
Относительность наших знаний махисты и «физиче¬ские» идеалисты используют для отрицания объектив¬ной нстины. Они утверждают, что если в истории позна¬ния обнаруживается относительность открываемых на том или ином этапе истин, то это свидетельствует о не¬способности человеческого 'познания достигать объек¬тивные истины. В. И. Ленин показывал, что философ¬ский релятивизм, отрицая объективную истину, тесно смыкается с идеализмом и агностицизмом. Одновремен¬но он вскрыл метафизическую, антидиалектическую сущ¬ность релятивизма, догматически абсолютизирующего от¬носительность познания.
Подвергнув (беспощадной критике агностицизм и философский релятивизм, а также догматизм, Ленин развил 'положение марксизма об объективности нашего познания и о 'диалектике относительной и абсолютной истины.
В свете учения об объективной, абсолютной и отно-сительной истине В. И. Ленин дал глубокий анализ соотношения старых и новых физических теорий, в частности, классической механики и электронной тео¬рии. Показав относительность положений механики, В. И. Ленин вскрыл ограниченность пределов их применимости. Вместе с тем он отмечал, что законы и принципы механики дают относительно верное отраже¬ние независимого от сознания объективного мира, в них содержится не только объективная истина, но и элемент абсолютной истины. Электронная теория расширила и углубила наши знания о строении и свойствах мате¬рии, исторически условные пределы приближения на¬ших знаний к абсолютной истине. В. И. Ленин показал, что смена механической картины мира электромагнит¬ной означает, что научное познание природы идет от од¬ной относительной истины к другой, более глубокой.
Огромная заслуга В. И. Ленина состояла в том, что в годы коренной ломки физических теорий и понятий, когда часть физиков, став на позиции релятивизма, ■призывала полностью отбросить прежние физические теории и представления, он на новом естественнонаучном материале 'блестяще доказал диалектический характер перехода от одной научной теории к другой.
Революция в физике на рубеже XIX и XX BIB. нагляд¬но свидетельствовала, что положения классической фи¬зики представляют собой истину относительную, но они содержат в себе зерна абсолютной истины. Между клас-сической физикой и новыми физическими теориями была обнаружена глубокая внутренняя преемственная связь, характеризующая их как различные исторические ступени овладения абсолютной истиной. Ленин рассмат¬ривал соотношение теории атомизма, господствовавшей до конца XIX в., и электронной теории как отношение вчерашнего и сегодняшнего пределов наших знаний о строении материи. Оценивая электронную теорию как более высокую ступень познания природы, Ленин вместе с тем подчеркивал историческую условность пределов истины и ее положений, предсказывал, что на смену электромагнитной картины мира придет новая более сложная картина мира. Развитие физики в XX в. под¬твердило это гениальное предсказание.
Диалектический материализм настаивает на прибли-зительном, относительном характере всякого научного положения1 о строении материи и ее свойствах. Неизмен-ным, с точки зрения диалектического материализма, является лишь факт отражения человеческим сознани¬ем независимо от него существующего и. развй-вающеУо- оя внешнего мира. Но признание относительного харак¬тера наших знаний ни в коей мере не отрицает объек¬тивного существования материи, «...и вот это-то един¬ственно категорическое, единственно безусловное при¬знание ее существования вне сознания и ощущения человека и отличает диалектический материализм от ре¬лятивистского агностицизма и идеализма» .
Признание материи источником наших знаний и по-нимание познания как отражения в сознании объектив¬ного мира тесно связано также с решением вопроса о критерии истины. Отрицая объективное содержание на¬ших знаний, отражение в лих .внешнего мира, современ¬ные позитивисты и томисты ищут критерий истинности в субъекте, в мышлении.
Диалектический 'материализм, рассматривая позна¬ние как отражение объективного мира в соэнанни чело¬века ® процессе его материальной деятельности, ищет критерий истины в практической деятельности людей по преобразованию действительности. Практическая дея-тельность человека, в свою очередь, привела его к убеждению, что1 источником всех знаний является объ-ективный мир, материя.
Признание практики критерием истины само по себе еще не свидетельствует о ее научном понимании. В. И. Ленин отмечал, что «...этот критерий можно тол¬ковать и в субъективном и в объективном смысле»42. Примером субъективистского понимания практики, ука¬зывал Ленин, может служить фидеистическая филосо¬фия Леруа, который признает критерий практики, но вместе с тем утверждает, что этот критерий не доказы¬вает объективной истины. Этого вполне «...достаточно ему для признания субъективной истины религии рядом с субъективной (не существующей помимо человечества) истиной науки» 43. Субъективное понимание практики как опыта характерно и для современных позитивистов, прагматистов, а также и для неотомистов.
Отрицание объективной истины 'приводит неопози-тивистов к релятивизму, к конвенционализму в трак¬товке понятий н законов науки. Так, например, предста¬вители разновидности позитивизма, известной лод на¬званием «общей семантики» (Кожибский, Джонсон и др.), считают, что нет объективной истины, ибо ее невозможно доказать «и словесно, ни опытно. Словес¬ная дискуссия часто не (приводит спорящих к призва¬нию одной точки зрения. Опытным путем также нельзя доказать существование объективной истины, ибо с точ¬ки зрения «общих семантиков» спорящие стороны раз¬лично воспринимают один и тог же предмет, восприятие же мира строго индивидуально. Выход — в соглашении сторон. «...Ответ каждого индивида,— пишет основатель „общей семантики" американский философ А. Кожиб- ский,— на одинаковый внешний стимул является инди¬видуальным. Мы можем только прийти « соглашению относительно цвета, формы, расстояния и т. д., игнори¬руя, что эффект, произведенный „тем же“ стимулом, раз¬личен у различных индивидов. Кроме того, мы ие имеем никаких точных способов для сравнения наших впечат¬лений» .
Релятивизм, конвенционализм неопозитивистов тесно связан с их сведением критерия истины к чувственному опыту, с так называемым принципом верификации — проверки; более того, само понятие истины в неопози-тивизме рассматривается как 'производное от способа проверки, истинность отождествляется с проверяемостью.
Витгенштейн говорит: «Чтобы узнать, истинен или ложен образ, мы должны сравнить его с действитель¬ностью» . (Под образом здесь понимается логическое предложение. Но сравнить предложение с действитель¬ностью означает проверить его. Если метода проверки не дано, тогда невозможно и понять предложение, т. е. оно не будет иметь значения. Принцип верификации и состоит в сопоставлении проверяемого предложения с переживаниями субъекта в опыте. Если данное предло¬жение сложно н непосредственно несопоставимо с опы¬том субъекта, то необходимо при помощи логики свести его к простому, которое 'поддается 'проверке. Принцип верификации прошел известную эволюцию и на послед¬ней, семантической стадии неопозитивизма превратился во взаимосравнения предложений, без учета чувственных восприятий, т. е. в ранг критерия истины возводится согласование одних идей с другими.
Против практики как высшего и единственного объ-ективного критерия истины выступают и современные томисты. Г. Веттер относит вопрос о роли практики в позиамии к числу недоказанных; Г. Фальк обвиняет диа-лектический материализм а 'прагматизме; де Фриз при¬знает возможность критерия практики лишь в узкой сфе¬ре практической жизни, но отрицает «абсолютную» воз¬можность решения таким путем «основного вопроса о реальности пространственно-временного мира». Он ут¬верждает, что прнзиание критерия практики как един¬ственного критерия истины порождает «замкнутый крут», так как оно основано на допущении «достаточ¬ного основания», которое в свою очередь обосновывает¬ся критерием практики.
Де Фриз злобствует, когда речь идет о том, что практика опровергает утверждение о существовании сверхчувственного мира. Он считает, что отрицание диа-лектическим материализмом существования сверхчув-ственного мира «не может основываться на восприятии и чувственной 'практике» , что это отрицание бога и сверхчувственного мира является недоказанным чув-ственным опытом и потому «априорным» и «метафизи-ческим» .
Марксистско-ленинское понимание практики орга¬нически связано с 'признанием материи источником на¬ших знаний, с признанием существования объективной истины, того, что объект деятельности человека, как по¬знавательной, так и .практической, существует вне и независимо от него. Практическая деятельность челове¬ка основана на объективных законах внешнего мира как природы, так и общества. Марксистское положение о том, что подлинно научное (понимание практики как основы познания и критерия истины невозможно без признания существования материи, объективного мира вне и независимо от практической деятельности людей,
направлено против субъективного понимания практики как личного успеха, индивидуальной деятельности чело¬века, удовлетворения его желаний и стремлений. В. И. Ленин писал: «Для материалиста „успех*1 чело¬веческой практики доказывает соответствие наших пред¬ставлений с объективной природой вещей, которые мы воспринимаем. Для солипсиста „успех” есть все то, что мне нужно на практике...»48.
Итак, определение материи как гносеологической категории своим содержанием отвечает «а вопрос об источнике иаших ощущений, понятий, теорий, знания в делом. Положение диалектического материализма, что источником наших ощущений является 'материя, объек¬тивная реальность, лежит в основе решения важнейших ■вопросов теории познания: о сущности познания, о до¬верии человека к показаниям органов чувств, о роли ощущений в поанании, об объективном содержании по¬нятий, категорий, законов науки, о ступенях, этапах познаиия, о теории отражения, об объективной, абсо¬лютной и относительной истине и ее критерии. Материя выступает как источник ощущений, представлений, по¬нятий, суждений и т. п. потому, что она существует вне и независимо от них и способна отражаться в ощущениях, представлениях, понятиях и т. п., т. е. гносеологическое значение категории материи связаио с ее значением как категории объективного бытия.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: