2.КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКЕ ПОЗНАНИЯ

Время: 24-11-2012, 01:43 Просмотров: 1428 Автор: antonin
    
2.КРИТИКА ОБЪЕКТИВНОГО ИДЕАЛИЗМА И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ — НЕОТОМИЗМА ПО ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКЕ ПОЗНАНИЯ
Положение диалектического материализма о матери-альном источнике .наших знаний противоположно и дру¬гой разновидности идеализма — объективному идеализму, ибо различия между субъективным и объективным иде¬ализмом с точки зрения материализма не существенны. Считать ли источником наших знаний мое ощущение или вообще ощущение, я или абсолютную идею, дух и т. д., от этого не изменится сущность идеализма, .решение им ос¬новной гносеологической проблемы.
18 Н. L е f е b v г е. Problemes actuels du marxisme. Paris, 1958, ;P’21.
19 Ibid., -p. 42.
20 R. Garaujdy. A,propos d’un livre d’Henri Lefebvre. Initiation
au marxisme ou initiation au -revisionisme? «Cahiers du communisme*.
1958, N 4, p. 565. . .
Точка зрения объективного идеализма на источник позиания была четко .представлена Гегелем. По Гегелю, объект поэнання есть смысл, идея, а не природа, не ма¬терия. Хотя у Гегеля сознание познает вне его существу¬ющую природу, но оно через природу познает абсолют¬ную идею, поэтому на деле природа ие рассматривается как непосредственное данное, как исходный пункт гносео-
ЛОШИ. i !• .
Вот почему Гегель воевал против основной посылки материалистической теории познания—существования материи вне и независимо от сознания. Вскрыв фальси-фикацию истории философии Гегелем, В. И. Ленин обра¬щает внимание на то, что Гегель в .борьбе против мате¬риализма Демокрита, Эпикура и других материалистов умалчивает о главном: «...бытие вещей вне сознания че¬ловека и независимо от него»21.
Другая сторона ленинского определения материи, а именно: мысль о там, что объективная реальность дана еам в ощущении, действует «а наши чувства, также на¬правлена против объективного идеализма, который счита¬ет мир духовным, доступным только разуму, а не чувству.
Поэтому ленинское определение материи достаточно для размежевания материализма не только с субъектив¬ным, но и с объективным идеализмом.
Современный томизм — разновидность объективного идеализма — утверждает, что человек познает как мате-риальные вещи, так и духовные сущности, .поэтому мате¬рия, помнению неотомистов, не может быть единственным источником человеческих знаний. Признавая бога перво-источником всего существующего в мире, они считают, что все иаши знания происходят от духовной сущности. Но так как ми.р выступает, с точки зрения томистов, в форме чувственно воспринимаемого и в форме потусто¬роннего (трансцендентного) мира, то они «.ратуют», в частности, и за познаваемость чувственно воспринимаемо¬го мира силами иаших органов чувств и разума.
Неотомист де Фриз, например, утверждает, что .рели-гиозное мировоззрение враждебно агностицизму, оно «последовательно ведет к позитивному признанию воз-можностей человеческого познания». При этом де Фриз ссылается на Фому Аквинского и на схоластическую фи-лософию в целом,-которая «.в оценке возможностей чело-веческого познания была скорее оптимистической, чем пессимистической» .
Неотомисгы принижают роль науки в ловиании дейст-вительности и утверждают, что наука сама по себе без религии не может преодолеть агностицизма.
Познание мира с помощью науки, по заявлению нео-томистов,— низшая ступень знания, где устанавливаются отдельные эмпирические факты. Научный метод познания не единственен. Более высокую ступень познания пред¬ставляет философия природы — вненаучный подход к ее явлениям. Однако и философия, по их мнению, способ¬на давать лишь относительную истину. Только сочетание ■веры и .разума, гармония религии и науки способны дать не только относительную истину, но и абсолютную. Сам «естественный разум» обладает якобы внутренней потреб¬ностью в .религиозном объяснении мира, в стремлении к сверхъестественному.
Достаточно противопоставить этим попыткам возвели-чить веру над разумом, поставить религию над наукой, величайшие успехи советской науки в овладении недрами микромира, использовании атомной энергии в мирных целях, завоевании космоса, чтобы стала ясна вся лжи¬вость и софистика схоластических ухищрений современ¬ных философских лакеев Ватикана.
Положение В. И. Ленина о том, что материя есть единственный источник наших знаний, подводит вплотную к вопросу об отражении ее в сознании.
В понимании материи как объекта познания содер¬жится две мысли: во-первых, .признание существования мира вне и независимо от нашего сознания и, во-вторых, что отражение внешнего мира есть содержание созна¬ния.
Отражение действительности в нашем сознании обу-словлено .прежде всего тем, что объективный ми.р, мате¬рия есть чувственная реальность, а не сверхчувственная, мистическая сущность.
В своем развитии, взаимодействии материальные тела способны воздействовать на наши органы чувств. От.ра-
жение действительности в нашем сознании начинается с ощущений, осуществляющих непосредственную связь сознания с материей. Поэтому идеалисты атакуют ленин¬ское положение а том, что «.материя даиа нам в ощуще¬ниях». Прежде всего они пытаются опровергнуть поло¬жение материализма о связи чувственных форм познания с объектом, объявляя чувственное познание беспредмет¬ным. _ 1 I • ,,||!
Понимание материи как объективного источника ощущений предполагает, что она порождает последние, воздействуя на органы чувств, что содержанием ощуще¬ний является отраженный объективный мир. Диалекти¬ческий материализм .по этому вопросу ведет борьбу как с откровенным идеализмом, отрицающим существование объективного источника знаний вне и независимо от про-цесса познания, так и с кантовским агностицизмом, утвер-ждающим, что внешний мир есть некая неуловимая, непознаваемая и тем самым таинственная,сверхчувствен¬ная «вещь в себе».
Марксистская философия исходит из того, что предме¬ты и явления материального мира воздействуют на орга¬ны чувств человека, которые также являются объектив¬ным продуктом развития материального мира, и вызы¬вают ощущения, содержание которых есть копия предметов и явлений этого мира. Признание источником человеческих знаний, объективного мира ведет к призна¬нию способности органов чувств человека отобразить материальные вещи и процессы в ощущениях, восприя¬тиях, представлениях;
Субъективный идеализм отрицает материю как источ¬ник ощущений, .не водит в ощущениях .верного снимка с объективной реальности и тем самым не доверяет показа-ниям наших органов чувств.
В противоположность субъективному идеализму, ди-алектический (материализм последовательно проводит ма-териалистический сенсуализм. Ощущения как копии, отражение действительности не отгораживают человека от объективного мира, а взаимосвязывают их. Овязь по¬знающего субъекта с объектом осуществляется через ощущения.
В. И. Ленин отмечал, что в человеческих ощущениях красного, громкого, твердого н т. п. дана объективная
реальность. Для обозначения этой объективной реаль-ности и выработано философией понятие материи.
Положение теории познания диалектического матери-ализма о том, что чувственное познание— ощущение — есть первая ступень, иозкания, что без его участия невоз¬можно познать объективный мир, на,правлено не только против агностицизма, но и против мистических теорий познания, утверждающих, что мир может быть познан без непосредственного контакта с ним, интуитивно, с по¬мощью только усилий разума, априорных форм мышления и т. п. В. И. Ленин отмечал, что чувственное познание как первая ступень, «первое начало» забыто и извращено идеализмом. Эту непосредственную связь ор¬ганов чувств с действительностью всегда отстаивал ма¬териализм. Еще домарксовокому материализму известно положение, что нет ничего в интеллекте, чего раньше не было бы в ощущениях, в чувствах.
Объективный идеализм всегда недооценивал ощуще¬ния, извращал :роль чувственного познания. Гегель, ;на- пример, писал, «... что если истинным считать ощущаемое бытие, то тем самым вообще уничтожается необходимость понятия...»23 В. И. Ленин отмечал, что это положение Ге-геля— клевета на материализм. «...„Необходимость понятия”,— писал Ленин,— ни капли не „уничтожается” учением об источнике познания понятия!!»24.
Определение В. И. Лениным материи как объективной реальности, действующей иа «аши органы чувств и вы-зывающей ощущения, направлено также против идеали-стического рационализма, .который исходит из того, что познание мира может быть постигнуто только разумом, а не чувствами. Рационалисты из лагеря объективных идеалистов перевертывают естественное соотношение сту-пеней познания. Абсолютизируя роль абстракций в по-знании, отрывая их от конкретных чувственных вещей, объективный .идеализм, по словам В. И. Ленина, допу¬скает «дикое», «чудовищное», «•ребячеоки нелепое» суще-ствование идеи стола до конкретных столов, идеи мира (бог) до конкретного мира.
Идеалистическому рационализму В. И. Ленин проти-вопоставляет материалистическое положение о том, что
Там же.
дознание начинается с ощущений, что мысленные (изобра-жения возникают iHe иначе, как из ощущений.
Признание материи объективным источником наших ощущений и трактовка познания как отражения матери-ального мира в нашем сознании являются исходным моментом для понимания природы понятий как следую¬щей, более высокой по сравнению с чувственным познани¬ем ступени отражения мира. Предпосылкой научного понимания природы понятий является материалистиче¬ская трактовка чувственного материала, без которого мы не можем выработать понятия. Если ощущения точно воспроизводят объективный мир, то, следовательно, и понятия науки, ее теории, в ‘конечном счете опирающиеся на данные наших органов чувств, дают «копию», снимок этого мира. Если ощущения обманывают нас, то тогда и понятия окажутся субъективными, произвольными по¬строениями. Понятия, категории естественных, общест¬венных наук диалектический материализм рассматрива¬ет как формы отражения материи и ее видов, сторон, связей и отношений предметов и явлений объективного мира.
В противоположность материалистическому понима¬нию природы понятой; идеалисты рассматривают поня¬тия, категорий объективной реальности лишь как про¬дукты человеческого ума, логические схемы и формы, под которые человек подводит явления действительности.
Согласно Канту и его последователям, категории — суть формы рассудка, существующие до опыта и неза¬висимо от опыта.
«Физический» идеалист А. Пуанкаре, Отрицая мате¬рию как объект исследования естествознания, заявлял, что наиболее общие положения естествознания (закон инерции, закон сохранения и превращения энергии и т. п.) не имеют ни эмпирического, :ни априорного происхожде¬ния, а они суть чисто условные посылки, зависящие от человеческого усмотрения. Законы логики объявлялись также субъективными правилами, не отражающими свя¬зей и отношений объективной действительности. Приве¬дем высказывание по этому поводу махиста Клейнпетера: «Предположите даже, что это было бы возможно и что мы поанали реальности; тогда мы оказались бы не вправе применять к ним законы логики, ибо они суть наши законы й Ь{шМенимы тблькО к нашим понятиям, к нй- шим... продуктам мысли»25.
В. И. Ленин вскрывает идеалистическую сущность этих враждебных марксизму трактовок природы логи¬ческих понятий и категорий. В борьбе с идеализмом он последов ательно проводит основное положение диалек¬тического материализма о первичности материи и вторич- ности сознания, распространяя его и на логические кате¬гории, рассматривая их как умственные образы свойств и связей объективной действительности.
Разоблаченные В. И. Лениным субъективизм и реля-тивизм в трактовке понятий и категорий науки имеют широкое распространение в современной буржуазной гносеологии. Логический позитивист Л. Витгенштейн, глава семантической философии Р. Карнап и нх последо¬ватели утверждают, что научные понятия и теории не имеют объективного содержания, не отражают матери¬альный мир, а представляют собой лишь слова, предло¬жения, не связанные с окружающими нас предметами и явлениями. Происхождение научных понятий объясняют соглашением ученых, конвенциально. Это относят и к по¬нятиям и законам логики, рассматривая их помимо ос¬новного вопроса философии, игнорируя вопрос об отно¬шении понятий, суждений, умозаключений, логических отношений и систем к объективной реальности.
Если диалектический материализм под логическим исследованием понятий имеет в виду прежде всего выяс-нение их объективного содержания, того, какие стороны, свойства, отношения действительности они отражают и какое они имеют гносеологическое значение, т. е. какую роль они играют в процессе познания, то современные по-зитивисты считают вопрос об отражении материального мира в понятиях науки ненаучным, бессмысленным, псев-довопросом. Положение же о теоретико-познавательном значении категорий и понятий науки сводится к выясне¬нию их роли в деле упорядочения материала опыта илн восприятий человека, приведения их в определеннную си-стему. Поэтому понятие «материи» и «духа», например, Б. Рассел рассматривает как «различные условные груп-пировки предлежащего (субъекту) материала».
Разновидностью неопозитивистской трактовки поня¬тий, имеющей известное распространение среди естест¬венников, а в особенности средн физиков, является опе- рационализмм. Во главе этой разновидности позитивиз¬ма стоит американский физик-экспериментатор П. Брид¬жмен. По его мнению, физические (понятия .можно опре¬делить только через некоторую операцию измерения. Измерения могут быть фактическими или мысленными экспериментами. «Вообще .под любым .понятием мы .пони¬маем только серию операций,—лишет П. Бриджмен;— понятие есть синоним соответствующей серии операций.., Понятия могут быть определены только в сфере действи¬тельного эксперимента и являются неопределенными и бессмысленными в области, нетронутой экспериментом» .
В действительности же содержание научных 'поня¬тий не зависит от экспериментатора, от операции из¬мерения, от отдельных показаний приборов; оно объек¬тивно, ибо отражает ту или иную сторону, свойства, отношения материальных предметов и 'процессов. Это отражение предполагает н измерение количественных свойств и сторон предмета и их изменений, постановку ряда экспериментов, использование силы абстракции, ибо в основе процесса отражения действительности в понятиях человека лежит практика.
Операционалнзм абсолютизирует один момент по¬знания — процесс измерения и превращает его в единст¬венный способ образования понятий и в их содержание. Содержанием понятий становятся чувственные дан¬ные— операции, 'измерения, показания приборов — только то, что непосредственно дано в восприятиях.
Таким образом, понятия здесь оторваны от объек¬тивного мира, не являются его копиями; рациональное познание сводится к чувственным актам измерения, абсолютизируется роль единичного эксперимента, и он противопоставляется общественной и производственной практике человека.
Субъективно-идеалистическая сущность операцио- иалистского подхода к определению понятий хорошо видна на примере .определения 'понятия «физическая реальность». «Общая черта всех явлений, которым мы приписываем и „физическую реальность”,— пишет Бриджмен,— это что они могут быть .определены по¬средством инструментальных операций, сделанных в данном месте в данный момент» . Нельзя говорить, по Бриджмену, о «физической реальности» как незави¬симой от человеческих операций. В переводе на фило¬софский язык это означает, что нельзя 'говорить об объ-екте .наблюдения вне зависимости от субъекта. Изве¬стный логический 'позитивист Ф. Франк в понятие «физическая! реальность» также вкладывает субъек¬тивно-идеалистический смысл. Он утверждает, что «мы можем приписать „физическую реальность*1 объектам новой механики ('микромиру.— Ф. А.) при условии, если мы понимаем „реальность" в операционалистском... смысле» . Реальность, но Франку,— это не физический мир, существующий вне и независимо от субъекта, а то, что существует лишь постольку, поскольку человек производит над .ним определенные физические опера¬ции измерения или мог бы производить их. Что касает¬ся понятия «материя», то здесь Ф. Франк непреклонен. Слово «материя», заявляет он, надо «изгнать» из на¬учной физики, ибо оно якобы двусмысленно. «Можно сказать, что мир „реален в операционалистском смыс- ле“, но никоим образом нельзя говорить, что он „мате¬риален"» .
Чтобы избежать обвинения в противоречии здраво¬му смыслу и спасти идеалистическую философию, Ф. Франк говорит о разнице между представлениями людей в обыденной жизни и научными понятиями, ста¬вит непроходимый барьер между ними. Например, в своем докладе на Международном философском кон¬грессе в 1958 т. в Венеции Франк пытался доказать, что «новая физика ничего не говорит иам нового о „ма¬терии“ или „духе‘‘, но очень много о семантике. Мы узнаем, что язык, на котором „человек о улицы“ опи¬сывает свой повседневный опьгт, не пригоден для фор¬мулирования общих законов физики. Необходимо 'изо¬брести новый научный язык...»
В связи с этим Франк развивает махистский тезис об «исчезновении материи» и уверяет, что он основы¬вается на результатах определенных физических опы¬тов. Франк говорит, что положение «материя исчезла» понимается в операдаоналистском смысле, а не в смыс¬ле «человека с улицы», ясно, что эта отговорка лншь запутывает вопрос.
Современные «критики» марксистской философии из лагеря неотомистов прежде всего выступают против объективности как чувственного познания, так и поня¬тий.
Де Фриз утверждает, что диалектический материа¬лизм упускает факт, что «эта объективность в интел¬лектуальном познании достигается принципиально иным путем, чем в чувственном познании» . Далее он заявляет, что чувственные восприятия дают нередко алогичные представления и что только разум способен судить о логичности или истинности понимания, об от¬носительности чувств и т. д.
Де Фриз, Бохенский и другие иеотомисты утверж¬дают, что мышление не есть свойство, функция мате¬риального мозга, а что оно духовно, является свойством и «деятельностью человеческой души», происходит «вие непосредственного воздействия органов тела». Перво¬причина чувственного и духовного познания находится, по де Фризу, «вне этого мира», в «чисто духовном су¬ществе», «не связанном с материей», ие зависящем от кого-либо, «обусловливаемом ничем», т. е. в боге, в «абсолюте», который «вливает» в материю «целенаправ¬ленные силы», придавая этим ей «органическую жизнь» .
Г. Веттер подходит к критике соотношения чувствен¬ного и логического в теории позиания диалектического материализма более тонко. Не желая вступить в явные противоречия со стихийно-материалистической тенден¬цией современного естеств оэи аи и я, Веттер соглашается с тем, что маши ощущения отражают предметы, воз¬действующие на органы чувств человека; «позитивная ценность теории познания диалектического материа¬лизма,— заявляет он,— состоит о решительном реализ¬ме, который она защищает» .
Назвав ленинскую теорию отражения «реализмом», Веттер продолжает извращенно излагать ленинские взгляды. Оказывается, в «Материализме и эмпириокри¬тицизме» В. И. Ленин стоял якобы еще твердо на сен¬суалистической точке зрения, от которой он, мол, ото¬шел позднее в «Философских тетрадях», где сделал уже больший упор на диалектический переход от чувствен¬ного познания к мышлению. Достоинство ленинской теории отражения, по Веттеру, заключается в том, что она «..„в решительном противоречии с сенсуалистскимн теориями раннего материализма устанавливает „суще-ственную разницу между ступенями чувственного и „логического" познания». И тут же Веттер заявляет, что теория отражения не дает еще никакого критического оправдания силе человеческого познания и «ие преодо¬левает еще позиции наивного реализма» .
Далее Веттер заявляет, что «в теории познания со¬ветского диалектического мате(риализма допускается слишком много предположений, которые еще должны быть доказаны и оправданы» . Среди «предположе¬ний» и допущений он называет прежде всего существо¬вание внешнего мира, независимого от познающего субъекта. Идеалист Веттер игнорирует всю историю производственной и общественной деятельности людей, историю успешного развития естественных наук, под¬тверждающих это исходное положение материалисти¬ческой философии.
В определении В. И. Лениным по»ятия материи как философской категория подчеркивается, что материя отображается человеческим сознанием. Леиин ведет борьбу против малейших отклонений от диалектико-ма- териалистичеокого понимания отражения объективной реальности в сознании человека. Как уже говорилось, ленинское указание на то, что материя копируется, фото-графируется нашими ощущениями, направлено против агностических теорий, отрицающих сходство ощущений с отображаемыми объектами.
В этой связи В. И. Ленин критикует «физиологиче¬ский» идеализм И. Мюллера, основоположника идеали¬стической теории об изначально данной и .неизменной специфичности органов чувств, теорию символов Гельм¬гольца и ошибочное положение Г. В.' (Плеханова о том, что ощущения человека представляют собой йе копии действительных вещей и процессов природы, не изо¬бражения их, а условные знаки, символы, иероглифы и т. п. В. И. Ленин противопоставил этим взглядам ма¬териалистическое положение о том, что наши ощу¬щения, представления суть отображения, которые необходимо и неизбежно предполагают объективную реальность отображаемого. Термины «условный знак», «иероглиф», «символ» вносят в теорию познания эле¬менты агностицизма, ибо знаки или символы вполне возможны и по отношению к мнимым предметам, ни¬чего не говоря о сходстве изображения с моделью. Попытка отрицать положение о том, что наши ощуще¬ния суть образы объективной реальности, характерна не только для И. Мюллера, но и для его современных последователей.
Вслед за «физиологическим» и физическим идеализ¬мом отрицают марксистско-ленинскую теорию отраже¬ния или представляют ее искаженно и ревизионисты; например, уже упоминавшийся Лефевр называет ее «теорией зеркала». Видный деятель Французской ком¬мунистической партии Р. Гароди, критикуя ревизиони¬стские писания Лефевра, показал, что последний использует против ленинской «теории отражения» до¬воды откровенного врага марксистской философии, ка¬толического экзистенциалиста Мерло-Лонти, разгром¬ленные марксистами на публичном диспуте в Париже в 1957 г.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: