3.КОЛИЧЕСТВЕННОЕ И КАЧЕСТВЕННОЕ СОХРАНЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ.

Время: 24-11-2012, 01:41 Просмотров: 1084 Автор: antonin
    
3.КОЛИЧЕСТВЕННОЕ И КАЧЕСТВЕННОЕ СОХРАНЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ.
КРИТИКА ГИПОТЕЗЫ «ТЕПЛОВОЙ СМЕРТИ»
Среди естественнонаучных открытий XIX ч. иа первое место Ф. Энгельс ставит доказательство превращения энергии, вытекавшее из открытия механического эквива-лента теплоты (Робертом Майером, Джоулем и Кольдии- гом). Теперь было доказано, что ©се бесчисленные дей-ствующие в природе причины, которые до сих пор вели ка-кое-то таинственно, не поддававшееся объяснению суще-ствование в виде так называемых сил—механическая сила, теплота, излучение (свет и лучистая теплота), электричество, магнетизм, химическая сила соединения и разложения, являются особыми формами, способами су-ществования одной и той же энергии, т. е. движения... «Единство всего движения в природе теперь уже не про- ство Философское утверждение, а естественнонаучный факт» .
Ученые с разных сторон подходили к открытиям пре-вращения одной формы движения в другую и тем самым к единству движения. Успехи в области исследования
электрических явлений в первой трети XIX в. — откры¬тия первых законов электродинамики, химического действия электрического тока, взаимопревращения магнетизма и электричества и т. д.— доказывали един¬ство и взаимную превращаемость одних форм движения материи в другие. При этом решающее значение имело открытие закона взаимного превращения тепловых и ме¬ханических явлений. Работы в области электрохимии в начале XIX в. (В. В. Петров, Г. Дэви и др.) подводили к идее о взаимной связи между химизмом и электриче¬ством. Исключительно большую роль в разработке идеи о единстве сил природы сыграли труды великого англий¬ского физика-материалиста М. Фарадея (1791 —1867).
Наш соотечественник физик Ф. Г. Якоби в 1840 г. своими работами по электролизу и открытием гальвано¬пластики создал практическую основу для установле¬ния связи между электричеством и химизмом. Другой русский ученый Гесс — основатель термохимии — устано¬вил единство тепловых и химических явлений.
В 1841 г. русский ученый Ленц и англичанин Джоуль почти одновременно и независимо друг от друга экспери¬ментально доказали, что теплота может быть создана за счет механической работы. Джоуль определил механи¬ческий эквивалент тепла. Эти и другие исследования под¬готовили открытие закона сохранения и превращения энергии. В 1842—1845 г. немецкий ученый Р. Майер сформулировал этот закон на основе обобщения данных естествознания о механическом движении, электричестве, магнетизме, химии и даже физиологии человека. Одно¬временно в Англин (Гров) и в Дании (Кольдинг) были высказаны аналогичные идеи. Несколько позднее этот закон разрабатывал Гельмгольц (Германия).
Новое, внесенное физикой в середине XIX в., учение о сохранении движения состояло в том, что на огромном количестве фактов была доказана качественная превра-щаемость форм движения материи, напоимер механиче¬ской в тепловую, электрическую, и наоборот. Энгельс особенно подчеркивает факт взаимопревращаемоети фопм движения материи, так как почти до 80-х годов XIX в. физики видели в законе сохранения и пре¬вращения энергии лишь количественную сторону, т. е. со¬хранение энергии, но не замечали главного — превраще- (гия форм энергии. В частности, в работах Гельмгольца
я его последователей давалось одностороннее, чисто механическое толкование этого закона, обращалось главное внимание на количественное постоянство движе¬ния. на момент сохранения энергии, и игнорировалось взаимоппеврашенне ее форм.
Энгельс показал, что закон сохранения и превраще¬ния энергии является абсолютным законом природы, так как в нем выражается вечная объективная закономерность мира — несотво р и м ость и неуничто- жИ’МОсть движения материи — и его способность к беско¬нечным превращениям из одной формы в другую. Закон сохранения и превращения энергии выражает единство количественной стороны движения (постоянства количе¬ства энергии) и качественной (способности к новым и новым 'Превращениям). «Неуничтожимость движения,— констатирует Ф. Энгельс,— надо понимать не только в количественном, но и в качественном смысле»23.
Подчеркивание качественной стороны нevничтoжи- мости движения было направлено Энгельсом против «теории» так называемой тепловой смерти вселенной, выдвинутой физиком Р. Клаузиусом во второй полови¬не XIX в. на основе неправильно истолкованного второго начала термодинамики. Второе начало термодинамики устанавливает, как известно, что самопроизвольный пере¬ход теплоты всегда происходит в одном направлении — от более нагретого тела к менее нагретому. Особенностью теплоты является также то, что в земных условиях все виды энергии могут без остатка превратиться в теплоту, а образующаяся теплота рассеивается в окружающем пространстве. В земных vcлoвияx такое явление действи¬тельно имеет место. Но Р. Клаузиус распространил вто¬рое начало термодинамики на всю вселенную и пришел к выводу, что со временем в мире прекратятся все про¬цессы и наступят абсолютное равновесие — «тепловая смерть вселенной», энергетическое вырождение материи; иначе говоря, движение (энергия) количественно сохра¬нится, «о исчезнет качественное его многообразие. Оно превратится в одну форму движения — тепловую.
На критике Энгельсом теории «тепловой смерти» не-обходимо остановиться еще и потому, что на эту теорию ссылаются и в наше время враги науки; кроме того, по-ложения им высказанные являются блестящим примером роли материалистической философии в защите важней¬шего научного принципа о качественном многообразии форм движения материи и его неуничтожимости.
Неотомисты Г. Веттер, И. Фишль и другие с серьез¬ным видом ссылаются на эту «современную» естествен-нонаучную теорию Р. Клаузиуса, заявляя, что «... совре-менная наука довольно едина в том, что мир имеет начало и стремится к концу; этот факт следует из про¬исходящего во всей вселенной процесса обесценения энергии. Радиоактивные явления, ядерные процессы внут¬ри звезд, расширение вселенной, космическое излуче¬ние— все это означает обесценение энергии. Этот про¬цесс обесценения энергии мыслится как вначале прохо¬дящий очень бурно, затем замедляющийся и, наконец, стремящийся к конечному состоянию... Современная фи¬зика не знает таких процессов, в которых энергия могла бы „восстановить свою ценность" вновь .
«Советская философия с большим упорством защи¬щает учение о вечности и бесконечности мира,— пишет И. Фишль.— Если бы наш мир был конечен, то сразу же пришли бы к заключению о существовании бога, который в начале летоисчисления создал мир... мысль о посту¬пательном и необратимом процессе рассеивания энергии (энтропия) также привела физику к мысли о конечности мира» .
Попытки модернизировать с помощью положения об энтропии доказательство о существовании бога не выдер-живают серьезной критики.
Против теории «тепловой смерти», выдвинутой Клау-зиусом и Томсоном, в свое время сразу выступили их современники, видные естествоиспытатели Бредихин, Ар-рениус, Больцман, а также философы-материалисты, в том числе Н. Г. Чернышевский.
Теория «тепловой смерти вселенной», как уже гово-рилось, была подвергнута глубокой критике Ф. Энгель¬
сом, показавшим метафизичность этой «теории» и ее путь к реакционным идеалистическим выводам. Второе начало термодинамики имеет силу лишь в пределах зам-кнутой системы. Абсолютизирование его и перенос на бес-конечную вселенную свидетельствует о метафизическом понимании бесконечности как простой суммы конечных систем.
Согласно Клаузиусу, настанет время, когда все солн¬ца потухнут, мир замрет, живое исчезнет. Но поскольку мир существует бесконечно, то он уже давно был бы мертв, а так как этого не произошло, то или гитопеза «тепловой смерти» решена неверно, или мир не существо¬вал вечно, а был создан сверхъестественным существом.
Характеризуя взгляды Клаузиуса по данному вопро¬су, Энгельс писал:
«В каком бы виде ни выступало перед нами второе положение Клаузиуса и т. д., во всяком случае, согласно ему, энергия теряется, если не количественно, то качест¬венно... Мировые часы сначала должны быть заведены, затем они идут, пока не придут в состояние равновесия, и только чудо может вывести их из этого состояния и снова пустить в ход. Потраченная иа завод часов энергия исчезла, по крайней мере в •качественном отношении, и может быть восстановлена только путем толчка извне. Значит, толчок извне был необходим также и вначале; значит, количество имеющегося во вселенной движения, или энергии, не всегда одинаково; значит, энергия долж¬на была быть сотворена; значит, она сотворима; значит, она уничтожима. Ad absurdum! [До абсурда!]»26.
Энгельс показал, что теория «тепловой смерти» про-тиворечит закону сохранения и превращения энергии и основным положениям философского материализма. Од-ного только естествознания, при всем его громадном значении, все же недостаточно для выработки, обоснова¬ния и защиты основных положений материализма, имею¬щих универсальное значение, таких, как в данном слу¬чае,— положение о качественной неуничтожимое™ дви¬жения. Здесь наглядно, зримо выступает величайшая роль материалистической философии как теоретической основы развития естественных наук.
В теоретическом естествознании, отмечал Энгельс, приходится очень часто оперировать не с вполне извест-ными величинами, и материалистически последовательная мысль во .все времена помогала недостаточным еще знаниям двигаться дальше. Материализм, говорил Лен.ин, ясно ставит перед естествознанием нерешенные еще во¬просы и тем толкает его к дальнейшим эксперименталь¬ным исследованиям. Идеализм засоряет вопрос и отво¬дит в сторону от правильного пути посредством пустых словесных вывертов, надуманных «теорий» и т. п.
Опираясь на материалистические принципы, Энгельс указывает и верное направление для решения естествен-нонаучных исследований. «Вопрос будет окончательно решен лишь в том случае, если будет показано, каким образом излученная в мировое пространство теплота становится снова используемой. Учение о превращении движения ставит этот вопрос в абсолютной форме... он будет решен; это так же достоверно, как и то, что в при¬роде не происходит никаких чудес и что первоначальная теплота туманности не была получена ею чудесным об¬разом из внемировых сфер» .
В противоположность идеалистическому положению о «тепловой смерти вселенной» Ф. Энгельс выдвигает идею вечного круговорота движущейся материи. Пафо¬сом научного оптимизма звучат заключительные слова «Введения» к «Диалектике природы»: «...у нас есть уве-ренность, что материя во всех своих 'превращениях остается вечно одной и той же, что ни один из ее атри¬бутов никогда не может быть утрачен и что поэтому с той же самой железной необходимостью, с какой она когда-нибудь истребнт на земле свой высший цвет — мыслящий дух, она должна будет его снова породить где-нибудь в другом месте и в другое время» .
Современное естествознание дает новые доказатель¬ства положения о качественной неуничтожимое™ дви¬жения. Астрономическая наука открывает не только факты «потухания» звезд, но одновременно и факты об¬ратного процесса — «рождение» звезд из газопылевых туманностей, т. е. накопления рассеянной звездами ма¬терии и энергии .
Ф. Энгельс исходил, по существу, из положения, что принцип единства мира надо соединить, совместить с принципом развития. Только тогда, когда мы будем рас-сматривать материю как вечно изменяющуюся, мы мо¬жем установить связи даже между такими крайне дале¬кими понятиями, как метеорит и человек.
Идея неразрывности материи и движения лежит в основе единства материализма и диалектики. Объясняя все явления действительности как различные формы движения материи, взаимосвязанные и переходящие друг в друга, диалектика тем самым утверждала материали¬стический взгляд на природу, ие оставляла места для сверхъестественных сил, бога. Напротив, метафизиче¬ское понимание материи как неподвижной, неизменной, самой себе равной сущности неизбежно вело к представ¬лению о первопричине, первом толчке, который должен был вывести материю из ее неподвижного состояния.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: