3.КАТЕГОРИИ МАТЕРИИ И ПАРТИЙНОСТЬ ФИЛОСОФИИ

Время: 24-11-2012, 01:35 Просмотров: 1088 Автор: antonin
    
3.КАТЕГОРИИ МАТЕРИИ И ПАРТИЙНОСТЬ ФИЛОСОФИИ
Ленинское определение материи как подлинно науч¬ное решение основного вопроса мировоззрения тесно связано с разработкой принципа партийности в фило¬софии.
Поскольку решение основного вопроса философии вы-зывает ожесточенную борьбу двух основных философских направлений, разделение философов на два непримири¬мых лагеря сообразно тому, как они отвечают иа этот вопрбс, то и главная категория материалистической фи¬лософии— категория материи — всегда стояла в центра борьбы этих лагерей. В. И. Ленин отмечал, что опре¬деление основных понятий — материи и сознания — есть указание направления философской линии. Именно в зависимости от того, что считается первичным — мате¬рия или сознание, существует два основных вида миро¬воззрения, два основных направления в философии: ма¬териализм и идеализм.
Развивая положение Ф. Энгельса о мировоззренче¬ском значении категории материи, В. И. Ленин писал, что признание объективной реальности есть признание основ материализма, что материализм и идеализм — это две партии в философии, и их борьба в последнем счете вы¬ражает идеологию враждебных классов антагонистиче¬ских формаций. Отбрасывая с порога утверждения Бог¬данова и его последователей о том, что Маркс и Энгельс якобы не дали определения материи, В. И. Ленин писал: «Гениальность Маркса и Энгельса и проявилась между прочим в том, что они презирали гелертерскую игру в новые словечки, мудреные термины, хитрые „измы“, а просто и прямо говорили: есть материалистическая и идеалистическая линия в философии, а между ними раз¬ные оттенки агностицизма»2в.
«Маркс и Энгельс от начала и до конца были партий¬ными в философии...» , подчеркивает В. И. Ленин, по-следовательно проводили основной тезис материализма о первичности материи и ее познаваемости во всех областях знания, как в области естественных, так и общественных наук, двигали вперед одно основное направление в фило¬софии, вели беспощадную борьбу со всеми разновидно¬стями идеализма, с малейшими отступлениями от мате¬риализма, решительно и неуклонно критиковали всякого рода философские шатания в сторону идеализма и фиде¬изма.
Дальнейшее всестороннее развитие принцип партийно-сти в философии получил в работах В. И. Ленина. В эпо¬ху империализма идеологи буржуазии пытались и пыта¬ются представить модные реакционные философские течения как совершенно «новые», не связанные со старым субъективным или объективным идеализмом, опираю¬щиеся на самое последнее слово науки, упраздняющие якобы устарелое деление философии на материализм и идеализм. Для буржуазных философов эпохи империа¬лизма характерно стремление всячески скрыть свои взгляды и цели за ширмой новых понятий, терминов, на¬званий. Маскируя узкоклассовые, корыстные интересы империалистической буржуазии, они пытаются выдать свои отжившие воззрения за нечто преодолевающее «од¬носторонность» материализма и идеализма, выдать свой идеализм за «реализм». В. И. Ленин писал в этой связи: «В наше время нельзя философу не объявлять себя „ре¬алистом" и „врагом идеализма'1. Пора же понять это, господа махисты» .
Ленин рассматривает партийный подход к анализу модных реакционных философских течений как важней¬ший теоретический и методологический принцип. «О чело¬веке судят не по тому, что он о себе говорит или дума¬ет, а 'по делам его. О философах надо судить не по тем вывескам, которые они сами на себя навешивают („пози-тивизм",философия „чистого опыта", „монизм" или „эм-пириомонизм", „философия естествознания" и т. п.), а по тому, как они на деле решают основные теоретиче¬ские вопросы, с кем они идут рука об руку, чему оии учат и чему они научили своих учеников и последова¬телей» .
В. И. Ленин раскрывает теоретические и методологи¬ческие основы претендующих на «новизну» философских систем и дает блестящий пример партийного подхода. За словесным мусором «элементов», «принципиальной коор¬динации», теории «интроекции», принципа «экономии мышления» Ленин раскрывает сущность гносеологической линии той или иной философской системы. Таким обра¬зом, чтобы избежать ошибок в оценке философских на¬правлений, нужно не довольствоваться внешней терми¬нологией, а идти глубже: «за внешностью терминов, де¬финиций, схоластических вывертов, словесных ухищре¬ний» прослеживать две основные тенденции, две линии в философии. «Попытки выскочить из этих двух корен¬ных направлений о философии,— указывал Ленин,— не
содержат в себе ничего, кроме „примиренческого шарла-танства"» 30.
Ленин рассматривает любое положение гносеологии, иобой философский вопрос, поставленный новыми от-крытиями физики, с позиций партийности философии, т. е. углубляет его рассмотрение до проблемы отношений мышления к бытию, сознания к материи. Достаточно со-слаться на ленинский анализ махистского понятия «эле-мент», теории «принципиальной координации» Авенариу¬са, попытки Оствальда мыслить движение без материи и т. п.
Рассмотрение проблем под углом зрения основного вопроса философии направлено против эклектического смешения элементов идеализма и материализма, объек-тивистского скольжения по поверхности явлений и отка¬за от познания сущности вещей и процессов.
При определении понятия материи классики марксиз¬ма-ленинизма отмечали, что в отношении к материи наиболее ярко проявляется партийная направленность той или ииой философской системы. Наиболее всесто¬роннее определение материи дано Лениным в условиях ожесточенной философской борьбы, наступления идеа-лизма на материализм в физике, химии, биологии, физио-логии, психологии и т. п. В своем определении материи В. И. Лении по существу обобщает всю историю борьбы материализма с идеализмом, агностицизмом и метафи¬зикой. Это определение направлено против всевозмож¬ных разновидностей идеализма и агностицизма и прежде всего против тех подновленных идеалистических систем, которые зарождались при жизни Маркса и Энгельса и получили свое полное развитие в эпоху империализма.
Партийность философии превосходно иллюстрируется отношением философов к естествознанию и религии. В. И. Ленин писал, что весь махизм борется с начала и до конца со стихийным неоформленным, философски ие осознанным убеждением подавляющего большинства естествоиспытателей в объективной реальности внешне¬го мира, отражаемой нашим сознанием. Лении отмечал, что и соратники Маха и Авенариуса — имманенты — са¬мые отъявленные реакционеры, цельные в своем мрако¬бесии, с пеной у рта накидываются иа «метафизику» естествознания, на материализм естествоиспытателей за признание последними объективной реальности мате¬рии и ее частиц. Современные последователи махизма и всякого рода другие идеалисты также выступают против признания естествознанием объективной реальности ма¬терии и форм ее существования — пространства и време¬ни; утверждают, что естествознание не дает нам в своих теориях картины внешнего мира, а только символы, фор¬мы человеческого опыта.
За предательство науки и переход на сторону фидеиз¬ма бичевал естествоиспытателей, подобных Маху, вели¬кий русский ученый К. А. Тимирязев. В угоду идеалистам Мах извращает факты, называет атомистическую тео¬рию верой, а физиков — общиной верующих.
«Как неудачно это глумление над физиками, это об-зывание их общиной верующих в устах человека,— писал Тимирязев,— выбывшего когда-то из рядов физиков, что¬бы стать адептом учения его преосвященства, епископа Клойнского (Беркли)»31.
Борьба с этими противниками и их явными и тайны¬ми сторонниками составляет, по словам Тимирязева, одну из очередных задач современной науки.
Критикуя идеалистическую и агностическую теорию Маха об «экономии мышления», немецкий физик М. Планк отмечал, что величайшие ученые мира, зало¬жившие своими открытиями основы современного естест¬вознания, исходили из материалистического признания объективного существования мира, а не из идеалистиче¬ских положений о том, что задача науки—упорядочить ощущения по принципу экономии мышления или наи¬меньшей траты сил.
«Когда великие творцы точного естествознания про-водили свои идеи в науку,— когда Коперник удалил зем¬лю из центра мира, когда Кеплер формулировал свои за¬коны, когда Ньютон открыл всемирное тяготение, когда Гюйгенс установил волновую теорию света, когда Фара¬дей создал основы электродинамики,— едва ли все эти ученые опирались на экономическую точку зрения в борь¬бе против унаследованных воззрений и подавляющих авторитетов. Нет, опорой всей их деятельности была
незыблемая уверенность в реальности их картины мира. Ввиду несомненного факта трудно отделаться от опасе¬ния, что ход мыслей передовых умов был бы нарушен, полет их фантазии ослаблен, а развитие науки было бы роковым образом задержано, если бы принцип экономии Маха действительно сделался центральным пунктом теории познания» .
Об отношении махистов к естествознанию В. И. Ленин писал: «Философия естествоиспытателя Маха относится к естествознанию, как поцелуй христианина Иуды отно¬сился к Христу. Мах точно так же предает естествозна¬ние фидеизму, переходя По существу дела иа сторону философского идеализма»32а.
Важнейший вопрос, решение которого связывает ле-нинское определение материи с принципом партийности философии,— это отношение философии и религии. Ис-ходный пункт материализма: признание объективной реальности и -первичности материи ведет к атеизму, ибо оно включает в себя положение о несотворимости и не-уничтожимое™ материи, о ее вечном существовании. Действительно, если доказывается, что материя не вто-ричное, не производное, т. е. что она никогда и никем не была сотворена, а, напротив, является основой, причиной существования и развития каждого конкретного ее вида: живых существ, земли, солнечной системы, нашей галак¬тики и других галактик и звезд, иначе говоря, всего су¬ществующего, то тем самым доказывается вечность суще¬ствования материи во времени, ее бесконечность в про¬странстве и многообразие порожденных ею видов. Следо¬вательно, признание первичности материи предполагает, что все порождено ею, что многообразные явления в ми¬ре представляют различные виды движущейся материи, что мир материален по своей природе.
В. И. Ленин показал, что отрицание идеалистами пер-вичности материи и утверждение ее производного ха¬рактера ведет к представлению о бытии чего-то суще- гтвующего вне этого мира, ибо для того, чтобы «произ¬вести» материальный мир, надо существовать независимо от него и быть могущественнее его. С точки ярения идеа¬лизма, существует «нечто» вне природы, вне материаль¬ности мира и притом производящее его. Одни идеалисты называли это «нечто» абсолютной идеей (Гегель), дру¬гие— мировой волей (Шопенгауэр), третьи — богом (различные виды религии). Сущность этих утверждений одна и та же, различны только формулировки. Если от¬рицается первичность материи и ее существование до и независимо от сознания и утверждается, что сознание су¬ществует в виде «потенциального» центрального члена до того, как природа произвела человека, «... то почему не мыслить его по отношению к прошлой среде, т. е. после смерти человека?... И разве это ие мистика,— спрашивает Ленин,— не прямое преддверие фидеизма?» .
Если отрицается материя как объективный источник наших ощущений, то тогда отрицается к существование объективной истины. Действительно, например, у Богда¬нова под объективным понимается общезначимое и исти¬на определяется, как организующая форма человеческого опыта. Под это определение истины, указывал Ленин, подойдет и учение католицизма, тем самым Богданов стирает коренную разницу между наукой и религией.
Признание материи источником человеческих знаний, а следовательно, и признание объективной истины на-правлено против религии.
«Если существует объективная истина (как думают материалисты),— указывал Ленин,— если естествознание, отражая внешний мир в „опыте" человека, одно только способно давать нам объективную истину, то всякий фи-деизм отвергается безусловно. Если же объективной исти¬ны нет, истина (в том числен научная) есть лишь органи¬зующая форма человеческого опыта, то этим самым при¬знается основная посылка поповщины, открывается дверь для нее, очищается место для „организующих форм“ ре¬лигиозного опыта» .
Особенностью буржуазной философии в эпоху импе-риализма является то, что ее апологеты всячески рядятся в одежду фальшивой «надклассовое™», «надпартий- ности».
В. И. Ленин проделал большую работу по разоблаче¬нию фальшивой «надпартийности» буржуазной филосо¬фии. Махистская и позитивистская философия, напри¬мер, бешено атаковала 'Понятие материи, утверждая,^ что оно якобы устарело, опровергнуто «новейшей наукой» и «новёйшим позитивизмом»35.
«Материя исчезла», заявляли махисты, искажая но¬вейшие открытия в области физики. Понятия «материя и дух» устарели, их необходимо подвести под понятие энер¬гии, утверждает основоположник энергетизма Оствальд. Махисты пытались найти нечто третье: не физическое и не психическое. Эклектическим стремлениям махистов со-единить материю и сознание, материализм и идеализм, попытке создать «надпартийную» философию, стоящую якобы над материализмом и идеализмом, В. И. Ленин про-тивопоставил тезис об абсолютной противоположности ма-терии и сознания в пределах основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным.
Обосновывая положение, что партийность философии выражается в борьбе двух линий — материалистической и идеалистической, Ленин вскрывает за этой борьбой фи-лософских течений тенденции и интересы различных клас-сов современного общества. Признание или отрицание первичности материи и ее познаваемости — это не ака-демический вопрос, а вопрос об отстаивании и защите одной из двух философских партий, отстаивании и защи¬те идеологии определенного класса.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: