2.АБСОЛЮТНАЯ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ МАТЕРИИ И СОЗНАНИЯ В ПРЕДЕЛАХ ОСНОВНОГО ВОПРОСА ФИЛОСОФИИ

Время: 24-11-2012, 01:34 Просмотров: 1011 Автор: antonin
    
2.АБСОЛЮТНАЯ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ МАТЕРИИ И СОЗНАНИЯ В ПРЕДЕЛАХ ОСНОВНОГО ВОПРОСА ФИЛОСОФИИ
Развитие и конкретизация основного вопроса фи-лософии и его диалектико-материалистическое решение связано с ленинской постановкой проблемы об абсолют¬ной противоположности материи и сознания.
Противопоставляя материализм идеализму, Ленин от-мечал, что идеализм не придает значение различию между сознанием и материей, отождествляя сознание, духовное с материей, превращая материю в нечто производное от духовного: либо в совокупность ощуще¬ний, либо в преходящую ступень развития духа, идеи, в ее инобытие.
Ленин выдвинул положение, что в пределах основного гносеологического вопроса первичность материи, проти-воположность материи и сознания имеет абсолютное зна-чение, и провел его во всех своих произведениях. Это положение входит в ленинское определение материи как философской категории.
Определение материи состоит в утверждении, что ма терия первична по отношению к сознанию, что она су-ществует до сознания, вне и независимо от него.
Ввиду особых условий философской борьбы в конце XIX и начале XX в. определение материи прежде всего было противопоставлено взглядам субъективных идеали¬стов как господствующих в эпоху империализма, начи¬ная от их основоположника епископа Беркли.
Беркли считает, что вещи, природа не могут сущест¬вовать вне восприятия. Утверждение о существовании «материи или телесной субстанции» вне ощущений и восприятий — это такой абсурд, заявлял он, что нечего тратнть время на его опровержение. Идеи Берклн заим¬ствовали махисты. Этому субъективно-идеалистическому
положению Ленин противопоставляет тезнс об абсолют-ном существовании вещей, материи вне человеческого по-знания, вне ощущений. Сами ощущения, например, того или иного цвета естествознание объясняет различной длиной световых волн, «существующих вне человеческой сетчатки, вне человека и независимо от него. Это и есть материализм: материя, действуя на наши органы чувств, производит ощущение. Ощущение зависит от мозга, нер¬вов, сетчатки и т. д., т. е. от определенным образом орга¬низованной материи. Существование материи не зависит от ощущения. Материя есть первичное. Ощущение, мысль, сознание есть высший продукт особым образом органи¬зованной материи»5.
Независимость существования материи от сознания В. И. Ленин доказывает и в борьбе с теорией «прин¬ципиальной координации» Авенариуса. Эта теория поль¬зуется большим успехом и распространением в совре¬менной буржуазной философии. Сторонники многочис¬ленных разновидностей позитивизма яростно выступают против «метафизического» признания существования вещей, мира независимо от человеческих переживаний, независимо от чувственного опыта. Эту «теорию» прин¬ципиальной координации пытаются навязать квантовой механике сторонники так называемой копенгагенской школы. Субъективно-идеалистические положения Маха и Авенариуса о том, что «физическое», материя не суще¬ствует вне связи с психическим и независимо от него, приводят их неизбежно к вопросу «существовала ли при¬рода до человека», при решении которого махистская фи¬лософия неизбежно впадает в фидеизм, мистику, перехо¬дит на позиции признания сотворения мира, бессмертия души и т. п.
«Принципиальной координации» Авенариуса, зависи-мости объекта от субъекта Ленин противопоставляет по-ложение естествознания, что «земля существовала в та¬ком состоянии, когда ни человека, ни вообще какого бы то ни было живого существа на ней не было и быть не могло. Органическая материя есть явление позднейшее, плод продолжительного развития... Материя есть пер¬вичное, мысль, сознание, ощущение — продукт очень высокого развития. Такова материалистическая теория позиания, на которой стихийно стоит естествознание»6.
Таким образом, определяя материю как объективную реальность, Ленин прежде всего подчеркивает, что под этим нужно понимать ее существование до, вне и неза¬висимо от созиаиия человека и человечества. Субъек¬тивные идеалисты, особенно в XX в., не отрицают реаль¬ное существование предметов, окружающих человека. Даже Беркли, который, рассуждая простовато, откро¬венно защищал идеализм, старался также прикрыть идеалистическую наготу своей философии, изобразить ее свободной от нелепостей и приемлемой для «здравого смысла». Он писал, что придерживаясь этой философии «мы не теряем ни одной вещи в природе... и различие между реальностью и .химерами сохраняет полную свою силу» 7. Природа остается, остается и различие реальных вещей от химер,— только «и те и другие существуют оди¬наково в духе и в этом смысле суть одинаково идеи» .
Итак, ленинское положение об абсолютном значении противоположности материи и сознания в пределах ос-новного вопроса философии направлено прежде всего про-тив субъективно-идеалистического положения, что пред меты объективного мира и ощущения — одно и то же. Более того, единственной реальностью признаются ощу¬щения. Объективная же реальность сводится к субъек¬тивной, растворяется в ней, и таким образом «уничто¬жается».
Отличие реального от иллюзорного, от химер субъек-тивный идеализм видит в различии между коллективным и единичным восприятием, отождествляет объективное с общезначимым. Беркли признавал реальным то, что признает группа лиц. Повторяя нелепости берклеанства, махисты подменили объективное общезначимым. Богда¬нов утверждал: «Объективный характер физического мира заключается в том, что он существует ие для меня личио, а для всех» .
Выписав это положение, Ленин замечает: «...Неверно!». Объективный мир «существует независимо от „всех"» . Ленин указывает, что объективность определяется махистами так, что под это определение подходит учение религии, несомненно обладающее или обладавшее в свое время «общезначимостью». Философский идеализм не исчезнет от замены сознания индивида сознанием че¬ловечества, так же как капитализм не исчезает от заме¬ны одного капиталиста акционерной компанией. Искаже¬ние истинного, научного смысла понятия объективной реальности характерно и для современного позитивизма. Современный позитивизм, так же как и махизм, воюет с понятием «материи», «объективной реальности», заме¬няет их расплывчатым понятием реальности.
Ленинская критика идеализма характеризуется, с одной стороны, конкретным анализом особенностей каж¬дой разновидности идеализма, а с другой стороны, выяв¬лением общего, главного, присущего всем разновиднос¬тям идеализма, а имеиио: отрицания существования внеш¬него мира вне и иезависмо от сознания и утверждения первичности психического по отношению к физическому. Приведем несколько примеров. Когда неокантианец
О. Эвальд назвал теорию «принциальной координации» Авенариуса точкой зрения, которая ничем не отличается от абсолютного идеализма, Ленин в скобках отметил: «Термин неверный; надо было сказать: субъективный идеализм, ибо абсолютный идеализм Гегеля мирится с существованием земли, природы, физического мира без человека, считая природу лишь „инобытием абсолют¬ной идеи» 11.
Ленин подверг критике Плеханова за то, что он игно-рировал отличие махизма от субъективного идеализма Беркли, заключающееся в связи махизма с определен¬ной школой в новой физике, в паразитировании на от¬крытиях физики конца XIX в. «Разбирать махизм, игно¬рируя эту связь,— как делает Плеханов,— значит,— пи¬сал Ленин,— издеваться над духом диалектического ма¬териализма» .
Ленин показал также различия между кантианской и юмистской разновидностями идеализма.
Наряду с этим он учил, что за всеми различиями идеалистических систем необходимо вскрывать их сущ¬ность, общность их классовых и гносеологических кор¬ней, их объективную роль в борьбе прогрессивной, мате-риалистической и реакционной идеалистической идео¬логий.
Лении отмечал, что идеалисты берут за исходное в гносеологии абстракции «психического». «Все равно, как называть эти абстракции: абсолютной ли идеей, универ-сальным ли Я, мировой волей и т. д., и т. п. Этим раз¬личаются разновидности идеализма, и таких разновид¬ностей существует бесчисленное множество. Суть идеа¬лизма в том, что первоисходным пунктом берется психи¬ческое...» Ленин подчеркивал, что с точки зрения ма- тепиализма различия между разновидностями философ¬ского идеализма несущественны.
Поэтому совершенно ошибочным является утвержде¬ние, которое иногда можно услышать и даже встретить в философской литературе, что ленинское определение материи как независимой от сознания объективной реаль-ности якобы ничем, в сущности, ие отличается от неото- мистического признания существования источника чело-веческих ощущений и мыслей вне его сознания и что это определение недостаточно в борьбе с объективным идеа- лизмом .
Ленинское определение материи подрывает основы любой идеалистической системы. «Раз вы отрицаете объективную реальность, данную иам в ощущении, вы уже потеряли всякое оружие против фидеизма...»,— ука¬зывает Ленин .
Всесторонне рассматривая проблему объективной реальности внешнего мира, Ленин подвергает критике объективный идеализм Платона, Гегеля, фидеистические течения эпохи империализма.
В известном развернутом определении материи Лении пишет: «...говорить о том, что такое понятие может „уста¬реть", есть младенческий лепет, есть бессмысленное по¬вторение доводов модиой реакционной философии. Могла ли устареть за две тысячи лет развития философии борьба идеализма и материализма? Тенденций или ли¬ний Платона и Демокрита в философии? Борьба рели¬гии и науки? Отрицания объективной истины и призна¬ния ее? Борьба сторонников сверхчувственного знания с противниками его?» 1в. Таким образом, само определе¬ние материи В. И. Лении связывает с борьбой материа¬листа Демокрита против сторонника сверхчувственного знания объективного идеалиста Платоиа, с борьбой науки против религии.
Ленинское положение об абсолютности противопо-ставления материи сознанию в пределах основного во¬проса философии направлено также против объектив¬ного идеализма, это выражается в том, что единственной объективной реальностью является материя, а не абсо¬лютная идея, дух, бог. Именно это положение особенно ие понравилось объективному идеалисту — неотомисту Г. Веттеру, который заявил, что ленинское определение материи «произвольно ограничивает всю действитель¬ность материальной действительностью». По мнению этого фидеиста, кроме материальной действительности, есть еще особая духовная реальность, которая создает и оживляет, одухотворяет материю.
Чем же вызвано утверждение, что ленинское опреде¬ление материи недостаточно в борьбе против объектив¬ного идеализма? Ограниченность этого определения материи Е. Эйльштейи, иапример, видит в его связи с основным вопросом философии. Но ведь и объективный идеализм, заявляет оиа, также признает существование природы независимо от человеческого сознания и тот факт, что мир познаваем, игнорируя, что природу объек¬тивные идеалисты понимают как нечто духовное или со¬зданное богом. Отсюда делается вывод, что природе, ма¬терии нужно дать определение вие ее отношения к со¬знанию, дать такое определение, чтобы с ним согласились и неотомисты.
Если же, по мнению Эйлыптейн, определить материю как нечто протяженное, развивающееся во времени, за-кономерное и т. д. и доказать на основании науки, что вещи и процессы обладают этими свойствами, то наши противники якобы вынуждены будут признать, что дей-ствительно мир материален .
Сторонники этой точки зрения заявляют, что основной вопрос философии и ленинское определение материи как гносеологической категории и вся гносеология не имеют якобы никакого отношения к утверждению, что мир мате-риален. У Леиииа, по утверждению Е. Эйльштейн, да¬ется гносеологическое определение материи, а в борьбе с неотомизмом, который является главным, или даже чуть ли не единственным врагом марксистской философии, необходимо дать онтологическое определение материи. Е. Эйлыптейн исходит сознательно или бессознательно из широко распространенного в буржуазной литературе рассмотрения гносеологии в отрыве от онтологии, от со-держания познания. Процесс познания не связывается с действительностью, с объектом познания, оставляя этот вопрос на долю онтологии. Материален или духовен объ¬ект познания — это вопрос, якобы выходящий за преде¬
лы гносеологии, она с ним не имеет дела. С таким пони-манием гносеологии было покончено уже давно, более ста лет тому назад, когда диалектический материализм доказал, что гносеология, онтология и логика представ¬ляют единую философскую науку.
Категория материи отражает наиважнейшее свойство, сторону всех вещей, их свойств и отношений, а именно: сторону быть объективным, ие зависящим от субъекта, сознания, духа и т. п. Абсолютная идея Гегеля, бог нео-томистов — понятия, созданные идеалистической фило-софией и выражающие нечто иное, как то же человече¬ское сознание, но только гипертрофированное до чрез¬мерности.
Ленинское определение материи есть теоретическое обобщение с позиций самой совершенной, высшей ступе¬ни материалистической философии, сделанное иа основе величайших достижений человечества.
Вопрос о том, как в процессе практической деятельно¬сти человечество приходит к убеждению о существова¬нии внешнего мира, очень важен, так как доказывает, что материализм укоренился в сознании большинства чело-вечества. Всякий здравомыслящий человек, не побывав¬ший в сумасшедшем доме или в иауке у философов-идеа- листов, как отмечал В. И. Ленин, убежден, что вещи, сре¬да, мир существуют независимо от нашего сознания и от всяких сверхъестественных сил.
Пытаться утверждать, что ленинское определение ма¬терии «разоружает нас в борьбе... с определенными раз-новидностями объективного идеализма, например, с то-мизмом», значит в сущности абсолютизировать разлития между субъективным идеализмом и фидеизмом. Это раз¬личие стараются раздуть современные субъективные идеалисты, например, неопозитивисты, которые стремятся доказать, что их философия враждебна религии, высту¬пают с критикой томизма и различных разновидностей объективного идеализма. В этом они неоригинальны, так как продолжают линию махизма. Махисты-ревизионисты, и в их числе Богданов, утверждали, что из субъективного идеализма логически нельзя прийти к идеям о существо¬вании бога, бессмертии души и свободе воли. Богданов заявлял, что поскольку Мах отрицает всякую «вещь
в себе», то для этих идей в его философии не может быть места.
В этом отношении для иас очень важно ленинское положение о том, что все виды идеализма, в том числе и субъективного идеализма Беркли, Юма, Фихте, махи¬стов и т. п., так или иначе связаны с признанием веры в бога. «„Не может быть места" для этих идей,— писал В. И. Ленин,— исключительно в философии, которая учит, что существует только чувственное бытие,— что мир есть движущаяся материя,— что известный всем и каж¬дому внешний мир, физическое — есть единственная объ¬ективная реальность, т. е. в философии материализма» .
Утверждение о том, что ленинское определение мате¬рии односторонне 'и недостаточно для борьбы с объектив¬ным идеализмом, равносильно заявлению, что диалекти¬ко-материалистическое положение о первичности мате¬рии и вторичности сознания, о независимости внешнего, физического мира от сознания противопоставляет мате-риализм только субъективному идеализму, а следователь¬но, и материалистическая формулировка основного во¬проса философии об отношении мышления к бытию, со¬знания к материи касается только субъективного идеа¬лизма.
Чтобы опровергнуть эту ошибочную точку зрения, рассмотрим кратко историю определения основного во-проса философии и тем самым историю определения по-нятия материи в марксистской философии.
Как известно, основной вопрос философии наиболее полно сформулировал Энгельс в книге «Людвиг Фейер¬бах и когец классической немецкой философии». В «Пре-дисловии» к этой книге Энгельс, отмечая возрождение не-мецкой философии в ряде стран, писал: «Ввиду этого мне все более и более казалось своевременным изложить в сжатой систематической форме наше отношение к геге-левской философии,— как мы из нее исходили и как мы с ней порвали» .
Формулируя основной вопрос философии, Энгельс при-вел пример идеалистического решения его Гегелем. Энгельс показал, что идеалистическое решение основного
вопроса философии имеет исторические причины, связан¬ные с ограниченными представлениями людей юрвобыт- иого общества. Идеалистическое решение вопроса об от¬ношении мышления к бытию связано с религиозными представлениями людей о том, что мышление и ощуще¬ния есть деятельность какого-то особого начала — бес¬смертной души. Рассматривая далее борьбу материализ¬ма и идеализма в средине века и в период становления капитализма, Энгельс писал: «Вопрос об отношении мышления к бытию,— о том, что является первичным: дух или природа,—это вопрос, игравший, впрочем, боль¬шую роль и в средневековой схоластике, иазло церкви принял более острую форму: создан ли мир богом или он существует от века?»20.
Энгельс и в ряде других мест особо останавливался на критике объективно-идеалистического решения основного вопроса философии. «Философы,— указывал он,— разде-лились иа два больших лагеря сообразно тому, как от¬вечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следова¬тельно, в конечном счете, так или иначе признавали со¬творение мира,— а у философов, например у Гегеля, со¬творение мира принимает нередко еще более запутанный и нелепый вид, чем в христианстве,— составили идеали¬стический лагерь. Те же, которые основным началом счи¬тали природу, примкнули к различным школам материа¬лизма» 21.
Таким образом, материалистическое решение основ¬ного вопроса философии Энгельсом направлено против всех разновидностей идеализма, в особенности против объективного идеализма.
Особое внимание Лении уделял критике субъективно¬го идеализма. Об этом говорят его определения линии материализма и идеализма. «Материализм — признание „объектов в себе" или вие ума; идеи и ощущения — ко¬пии или 'отражения этих объектов. Противоположное уче¬ние (идеализм): объекты не существуют „вне ума“; объекты суть „комбинации ощущений"»22. И далее:
м К. Маркс, Ф. Энгельс. Избр. произв., т. 11, стр. 350. S1 Там же.
«От вещей ли идти к ощущению и мысли? Или от мысли и ощущения к вещам? Первой, т. е. материалистической, линии держится Энгельс. Второй, т. е. идеалистической, линии держится Мах» . «...для идеализма нет объекта без субъекта, а для материализма объект существует не¬зависимо от субъекта, отражаемый более или менее пра¬вильно в его сознании» . И, наконец, Лении дает такое синтетическое определение основного вопроса философии и его материалистическое решение, содержащее ответ иа все ухищрения идеализма, охватывает все оттеики «но¬вых» философских направлений. «Взять ли за первичное природу,— пишет он,— материю, физическое, внешний мир — и считать вторичным сознание, дух, ощущение (— опыт, по распространенной в наше время терминологии), психическое и т. п., вот тот кореииой вопрос, который на деле продолжает разделять философов на два большие лагеря» .
Если у Ф. Энгельса основной вопрос философии фор-мулируется как вопрос об отношении мышления к бы¬тию, духа к природе, то В. И. Лении в соответствии с не-обходимостью вести борьбу с субъективным идеализмом, выступающим против понятия материи и рассматриваю¬щим вещи и явления физического мира как совокупности ощущений, дополнил и развил формулировку Энгельса положением о противоположности материи ощущениям.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: