АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

Время: 22-11-2012, 15:39 Просмотров: 1200 Автор: antonin
    
В отечественной философской литературе понятие аналитическая философия (далее в тексте — АФ) лишь недавно получило достаточ¬но широкое распространение. Им обозначают одно из наиболее влия¬тельных направлений современной философской мысли Запада. При этом как в русской, так и в зарубежной литературе встречаются раз¬личные, даже противоположные, трактовки данного понятия. У нас об АФ серьезно заговорили лишь в 80-е гг., хотя исследование конкрет¬ных концепций аналитиков осуществлялось и до этого.
Мы будем говорить о двух смыслах, в которых уместно употреб¬лять данное понятие. В узком смысле под АФ мы будем понимать доминирующее направление в современной англоязычной философии. Интересно, что речь идет о философском направлении, история кото¬рого хронологически совпадает с нашим столетием. Подобное обстоя¬тельство, разумеется, заставляет задуматься о дальнейшей судьбе это¬го направления на рубеже нового века. По данному вопросу высказы¬ваются самые разнообразные мнения и некоторые Из них представле¬ны в настоящей антологии (см. статьи Н. Решера, Р..Рорти, Б. Страу¬да и X. Патнэма).


В широком смысле слова АФ можно квалифицировать как опре¬деленный стиль философского мышления. Он характеризуется таки¬ми, например, качествами, как строгость, точность используемой тер¬минологии, осторожное отношение к широким философским обобще¬ниям, всевозможным абстракциям и спекулятивным рассуждениям. Для философов аналитической ориентации сам пррцесс аргументации подчас не кенее важен, чем достигаемый с его помощью результат. При этом аргументированной убедительности, логичности выводов отдается явное Предпочтение перед их эмоциональным (или каким- либо иным) воздействием. Язык, на котором формулируются фило¬софские идеи, рассматривается не только как важное средство иссле¬дования, но и как самостоятельный объект исследования. Многие аналитики — хотя и не все — предпочитают опираться на формаль¬ную логйку, эмпиристскую методологию и данные науки. Конечно, некоторые из перечисленных качеств присущи и другим направлени¬ям западной философской мысли. Но ни в одном из них эти качества не являются Преобладающими.

Предложенное широкое определение аналитического стиля фило¬софствования, разумеется, позволяет включать в АФ весьма разнооб¬разные явления. Так н происходит в действительности. Данная фило¬софия не представляет собой единой школы, ориентирующейся на же¬стко сформулированный набор принципов. Правильнее, на наш взг¬ляд, говорить об аналитическом движении в философии XX столетия, по аналогии, скажем, с феноменологическим движением. Можно до¬бавить к сказанному еще, что представители различных направлений современной философской мысли рассматривают АФ как своеобраз¬ную метафил ософскую дисциплину, которая может служить основой для широкого обмена мнениями. Дискуссии на Всемирных философ-ских конгрессах последних лет демонстрируют не только нарастание интегративных тенденций, но и то, что терминология и подходы ана¬литической философии все более осваиваются мировым философским сообществом.

Как в отечественной, так и в зарубежной литературе сложилось немало стереотипных представлений об АФ, которые требуют кор-рекции. Так, рассмотрим соотношение понятий АФ н неопозитивизм. Известно, что долгое время в наших публикациях фигурировало только последнее название. Согласно господствовавшей точке зрения, неопозитивизм представляет собой третий — новейший — этап эво¬люции позитивистской философии. В таком плане любая строгая фи¬лософия, уделявшая значительное внимание логико-лингвистической стороне обсуждаемых вопросов, однозначно квалифицировалась как неопозитивизм. Последний же характеризовался как субъективный идеализм н феноменализм, дополненный некоторыми идеями совре¬менной логики. Изучение нсгорнн аналитического движения в XX столетии свидетельствует, однако, о другом. Позитивистские черты были присущи лишь отдельным разновидностям АФ на определенных этапах ее развития. Так, несомненно, позитивистская тенденция пре¬обладала в концепциях членов Венского кружка, в некоторых фнзн- калнстских теориях 40-х—50-х гг. и связанных с ними попытках соз¬дания «унифицированной науки». Позитивистская окраска также свойственна «натуралнзнрованой эпистемологии», не усматривающей принципиальной разницы между философским и естественнонаучным знанием, н некоторым другим течениям. Тем не менее ошибочно на основе отдельных эпизодов из истории аналитического движения ка¬тегорически оценивать его как неопозитивизм. Ведь концепции множеством ведущих аналитиков, как наглядно показывают материалы анто-логии, имели четко выраженную антипоэитивистскую Направленность.

К сожалению, констатация краха программы Венского кружка до сих Обр воспринимается многими как окончательный приговор любой возможной разновидности АФ. Но выявленные реальные слабости и Противоречия этой амбициозной программы (крайняя антиметафизиче- СКая установка, односторонний индуктивизм, верифюсацвонизм и ре¬дукционизм в методологии науки, резкая дихотомия аналитического и Синтетического, феноменализм в эпистемологии и пр.) в историче¬ском плане способствовали преодолению этапа логического позити¬визма. Воинствующее неприятие традиционной философской («мета¬физической») проблематики сменилось интересом к ее освоению но¬выми логико-лингвистическими методами.
В 70-е—90-е гг. АФ претерпела существенные изменения, кото¬рые в известном смысле можно охарактеризовать как прогрессивные. Ее роль в культуре и образовании стала более заметной. Аналитики Качали осваивать нбвые для себя проблемные области и оперативно реагировать на различные веяния в общественной жизни. Более явной стала связь АФ с традициями классической философской мысли прошлого. Это опровергало взгляды тех, кто считал, что АФ оконча¬тельно порывает со всеми формами «традиционного» философствова¬ния. Принято считать АФ продолжением и законной наследницей британской эмлиристской традиции. В значительной мере это дейст¬вительно так. Однако следует учитывать, что у истоков данной фило¬софии не только Т. Гоббс, Д. Локк, Д. Беркли, Д. Юм, Д. С. Милль, що и Аристотель, Р. Декарт, Г. Лейбниц, И. Кант, Ф. Брентано. Непо¬нимание этого обстоятельства сказывается и на оценках н интерпре¬тации АФ — таких ее разновидностей, например, как ранние учения Б. Рассела и Л. Витгенштейна.
Обратимся теперь к другой теме. На разных этапах развития АФ та или иная аналитическая дисциплина играла роль своеобразного лидера. Если последовательно проследить этот процесс, то предста¬вятся следующая картина. Так, на ранном этапе ведущей дисципли¬ной была «философия логики» (это название ввел Рассел) и связан¬ная с ней антипсихологистская эпистемология. На следующем этапе уже эпистемология, получившая более эмпиристскую окраску (в осо¬бенности у логических позитивистов), выходит на первый план. В щнтре внимания аналитиков 60-х—70-х гг. оказывается проблематика философии языка, а позднее — философии сознания (philosophy of mind). Интересная ситуация сложилась в АФ последних лет, когда среди аналитических дисциплин на лервый план начала выходить по-литическая философия !. И это явление достаточно симптоматично, ибо АФ теперь не только осваивает новые проблемные области (на-пример, гендерную проблематику, вопросы биоэтики, искусственного интеллекта, права и многие другие), но и стремится преодолеть сте-реотипный образ ее как консервативной и чисто академической дис-циплины, искусственно изолированной от процессов в общественной и культурной жизни. Акцент, сделанный на политической философии, в которой, разумеется, используются характерные аналитические про-цедуры, отражает данную тенденцию и изменившиеся настроения аналитиков. Кстати, в предыдущие периоды переход на лидирующую позицию происходил более плавно: так, скажем, философия сознания долгое "время выступала как дополнение философских теорий языко¬вого значения.
Положение лидера той или иной аналитической дисциплины на определенном этапе, разумеется, не следует преувеличивать. Исследо¬вания в других проблемных областях отнюдь не прекращаются. Кро¬ме того, в согласии с возникшей еще в античности традицией корпус аналитических дисциплин обязательно включает три главные состав¬ные части: онтологическую (метафизика), логико-эпистемологическую и этическую. Наличие последней также опровергает мнение об АФ как исключительно сциентистском по духу направлении в западной философии. Феномен лидирующей дисциплины отличается в наши дни от того, что имело место в нрошлом. Сейчас для АФ не характерно выдвижение широких программ или теоретических манифестов (это было свойственно, например, логическим позитивистам 20-х—30-х гг.). Исследования приняли более специализированный характер, а вы¬движение на первый план политической философии, отмеченное вы¬ше, обусловлено скорее внешними причинами (обсуждение статуса АФ в сравнении с другими областями знания и вопроса о ее роли в культуре), чем имманентным развитием самой этой философии. По¬мимо этого новейшей АФ ие свойственно заимствование и экстрапо- ляцш концептуального аппарата «лидера» на другие дисциплины, что имело место в прошлом.
* • •
Исследователи АФ выделяют различные ее виды и этапы раз¬вития. В настоящую антологию, представляющую собой первое у нас достаточно полное введение в проблематику этой философии, мы стремились включить наиболее репрезентативные явления ее главных этапов. Книга дает представление как об историческом развитии АФ от ее ранних вариантов до новейших теоретических построений, так и способствует выявлению концептуального ядра и стилистических осо¬бенностей, присущих АФ на всем протяжении ее эволюции, Такое концептуальное ядро связано прежде всего с осмыслением аналити¬ками характера и предмета своей деятельности, роли языка для фило-софии 2, а также центральной проблемы дознания — проблемы исти¬ны. Разумеется, в публикуемых текстах обсуждаются и многие другие вопросы, а именно, специфика сознания н его отношение телесному (физическому), возможность моделирования психической деятельно¬сти, соотношение семантических категорий и пр.
Материал онтологии условно (используя хронологический кри¬терий) можно разделить на несколько частей. Во-первых, выделяются тексты «классического» периода становления философского анализа, к которым следует отнести тексты Б. Рассела, Ф. Рамсея, Р. Карнапа, Ф. Вайсмана и отчасти А. Тарского. Статья Рассела «Логический атомизм», написанная в 1924 г., в сжатом виде дает обзор всего, что было достигнуто данным философом к тому времени. А ведь первая четверть века была, на наш взгляд, наиболее плодотворной во всей долгой творческой эволюции кембриджского философа. В отличие от своих публичных лекций 1918 г. по логическому атомизму, здесь ав¬тор предлагает естественнонаучное обоснование доктрины, подробно объясняет роль логических конструкций (физическое событие, мате¬рия, субъект н др.) в познании. Особый интерес вызывает рассказ Рассела о полемике с идеалистической теорией внутренних отноше¬ний. Данная полемика, как известно, оказалась важным отправным
2

Специально этот вопрос рассматривается в публикуемом тексте ка¬надского философа И. Хакинга, который переход от философской клас¬сики к периоду анализа связывает с изменением объекта исследования: на' место «идей» приходят лингвистические сущности — предложения.
пунктом для всего аналитического движения, а самого английского философа привела к построению плюралистической онтологии, в ос¬нове которой была логика* внешних отношений.
Небольшая статья рано умершего коллегн Рассела по Кембриджу Фрэнка Рамсея (1903—1930) показывает его складывавшееся пред-ставление о философии как деятельности по прояснению мышления и
отой ролн, которую играют в этом определения. Знаменитая статья одного из лидеров Венского кружка Р. Карнапа является своеобраз-ным манифестом раннего — радикального — этапа логического пози¬тивизма. Она может служить крайним выражением антиметафизиче- ских настроений «континентальных* аналитиков в 30-е гг. В ряде дру¬гих статей данной антологии (например, в статьях Б. Страуда и Д. Дэ¬видсона) обосновывается совершенно иная позиция по отношению к метафизической проблематике, что наглядно демонстрирует эволюцию взглядов аналитиков в этом принципиальном вопросе. «Младший* член Венского кружка Ф. Вайсман долгое время сотрудничал с Л. Вит¬генштейном. Материалы об их беседах в конце 20-х—начале 30-х гг. существенно дополняют наши представления о «среднем» периоде идейной эволюции Витгенштейна, творчество которого получило ши¬рокое освещение в отечественной литературе в последние годы . Ста¬тья знаменитого польского логика н математика А. Тарского, кстати, разделявшего некоторые философские иден логического позитивизма, содержит краткое изложение семантической концепции истины для формализованных языков. Данная концепция, как известно, служит экспликацией нашего интуитивного представления об истине как со¬ответствии реальности. Позитивистское настроение автора статьи проявляется, в частности, в декларируемой им нейтральности концеп¬ции истины по отношению к собственно философским спорам (реализм — идеализм н пр.). Впоследствии американский философ Дэвидсон доказал применимость семантического определения истины и для естественных языков. В публикуемой нами статье он показыва¬ет, как семантическая концепция истины способствует выявлению он¬тологической (метафизической) подосновы языка.

К «классическому* этапу эволюции АФ, безусловно, должна быть отнесена и деятельность кембриджского философа Д. Э. Мура.
Ведь именно Мур вместе с Расселом, подняв «бунт» против господ¬ствовавшего в Великобритании в конце XIX — начале XX в. учения Абсолютного идеализма, разработал основополагающие установки аналитического подхода. Однако, в отличие от Рассела, опиравшегося на новую — математическую — логику, Мур обратился к естествен¬ному языку и способам выражения в нем реалистических убеждений здравого смысла, в том числе и убеждения в существовании внешнего мира . Его «защита здравого смысла» и метод лингвистической пе-рефразировки явились одним из источников поздней позиции Вит¬генштейна, а также лингвистической философии, представленной в настоящей антологии такими именами, как Г. Райл, Д. Остин н П. Стросон, деятельность которых была связана с Оксфордским универ¬ситетом. Их творчество условно можно отнести ко второму этапу эволюции АФ.
Статья Райла не просто вводит читателя ft проблематику лин¬гвистической философии, но и конкретно демонстрирует возможности анализа центральных понятий этой философии: «обыденное» и «употребление»: В отличие от аналитиков первой волны, Райл убеж¬ден в том, что повседневный дискурс не поддается формализации. Статья Остииа, осуществляющего тончайший анализ выражений анг¬лийского языка, призвана прояснить употребление в естественном язы¬ке предложений со словом «истина». При этом оксфордский аналитик четко различает предложение как таковое и утверждение, которое явля-ется прежде всего носителем истинностных значений — истины и лжи. Необходимо, по мнению Остина, учитывать ситуативность н конвеи- циональиость употребления слова «истина», понимать, что есть масса других употреблений языка, помимо «соответствия фактам».
Лекция Стросона — младшего из названной группы оксфордских аналитиков (р. в 1919 г.) — затрагивает проблематику более позднего периода АФ — противостояние коммупикативно-интенци опального подхода к языку (который разделяет сам Стросон, а также Остин в своей теории «речевых актов», П. Грайс, трактовавший языковое зна¬чение в контексте намерений говорящего с целью воздействия на ау¬диторию, Д. Сёрл в своей иллокутивной логике и многие другие) и подхода сторонников так называемой формальной семантики (в лек¬ции упоминается только Дэвидсон, но главной мишенью критики
Стросона является его коллега по Оксфорду М. Даммнт). Противо¬стояние этих подходов сохраняется и в новейшей философии языка. Поэтому читателю будет интересно ознакомиться с аргументами обе* их сторон.
Даммнт, основная известность которого в западном философском мире приходится на 70-е—80-е гг., представлен в онтологии статьей «Истина*. При изучении текста статьи следует принимать во внима¬ние ее несколько необычный стиль, связанный с тем, что в ее основе лежит публичная лекция аналитика. В противовес сторонникам ком¬муникативного подхода Даммит видит задачу философии в выявле¬нии формальных механизмов, делающих возможной передачу и по¬нимание языкового значения от говорящего к слушающему. При этом он сочетает семантическую терминологию Фреге с идеями математи¬ческого интуиционизма. В последнем он видит альтернативу реализму и логическому принципу бивалентности. Даммнт — главный предста¬витель антиреалнстнческой (инструменталистской) тенденции в но-вейшей западной философии.
Включенная в антологию короткая статья Э. Геттиера по своему уникальна. До публикации ее автор был практически неизвестен. И хотя в дальнейшем Геттнер почти ничего не напнсал, ни одно серьез¬ное исследование в области эпистемологии теперь не обходится без учета результата, достигнутого в данной статье 1963 г. А результат этот имеет негативный характер, что, тем не менее, ни в коей мере не снижает его значимости. Дело в том, что Геттиер доказал, что опреде¬ление знания как «истинного и обоснованного мнения* (имеющее, кстати, корни в древней философии) не содержит достаточных усло¬вий для квалификации чего-то в качестве знания. Негативный ре¬зультат американского философа стимулировал аналитиков на фор¬мулировки иных определений знания.

Статья американского аналитика М. Маккинсн вводит читателей в новейшую проблематику философии языка. Он рисует противо¬стояние двух основных трактовок языкового значения: интерналист- ской, имеющей корни в картезианской теории ментального, и экстер- налистской, получившей распространение в 70-е—80-е гг. нашего сто¬летия и представленной в современной аналитической литературе С. Крипке, Д. Капланом и X. Патнэмом . Согласно последней трактовке, значение выносится из внутреннего ментального мира говорящего и рассматривается как внешний, социальный феномен. Собственная по¬зиция автора статьи заключается в доказательстве возможности соз¬дания теории значения, учитывающей все новейшие достижения в этой области и сохраняющей при этом определенные черты интерна- листского подхода. Главное условие такого решения, по мнению, Маккинси, — отказ от Пропозициональной теории, рассматривающей пропозицию как основной носитель истинностного значения. Статья швейцарского философа Г. Кюнга также касается вопросов семанти¬ческой терминологии, в частности, теории референции, как она сло¬жилась в работах Рассела и Фреге. При этом автор проводит сравне¬ние подобной терминологии с соответствующей терминологией фено¬менологической философии. Он приходит к выводу о наличии из¬вестного параллелизма точек зрения англосаксонского логико¬философского анализа и «континентальной» феноменологии, отдавая, правда, некоторое предпочтение последней. Статья Кюнга — харак¬терный пример исследования, написанного в жанре философской компаративистики.
В одном смысловом поле со статьями Маккинси н Кюнга нахо¬дится и статья ведущего американского философа У. Куайна, также посвященная семантической проблематике, рассматриваемой, правда, в более широком контексте языкового обучения. Главная цель статья — показ того, как возникает «объективная референция». Кроме того, в статье так или иначе затрагиваются и другие аспекты оригинальной концепции гарвардского аналитика. Куайну в силу ряда причин (одна из них — труднопереводимость его языковых конструкций) до сих пор не везло с изданиями на русском языке. Можно надеяться, что публикуемый нами текст в какой-то степени заполнит этот пробел.
Одной нз наиболее интенсивно развивающихся в последние годы аналитических дисциплин является философия психологии. В на* стоящей антологии данная дисциплина представлена текстами Д. Ден- иета и Д. Фодора и Ч. Чихары. Деинет — одни из самых плодовитых не сегодняшний день американских философских авторов — в публи¬куемом тексте оценивает принципиальные споры в области онтологии сознания. Он решительно выступает против сторонников отождеств¬ления ментального и физического, а также дуалистов. Позиция Ден- нета, в целом следующего линии Райла, изложенной в книге «Поня¬тие сознания», заключается в учете специфики употребления менталь¬
ных (интенциональных, прежде всего) терминов в естественном языке, что, по мнению аналитика, снимает дилемму: тождество — дуализм.
Д. Фодор, соавтор статьи об операционализме, является яе толь¬ко известным философом, но и психологом-когиитивистом. Цель ста¬тьи — выработать альтернативу так называемому логическому бихевио¬ризму, уходящему своими корнями в идеи позднего Витгенштейна * и разделявшемуся Райлом, Куайном и многими другими. Авторы в жег сткой аналитической манере аргументирования (статья весьма сложна для восприятия и требует максимальной концентрации внимания) стремятся обосновать возможность небихевнористского подхода к обучению ментальным терминам.
Вопросы философии психологии и обучения языку так или иначе затрагиваются в статьях Д. Сёрла и братьев Дрейфус. Однако центр их внимания смещен в другую область, а именно, в область возмож¬ности компьютерного моделирования психики человека, его интеллек¬туальной деятельности, в частности. Авторы публикуемых статей из¬вестны своими предостережениями в отношении чересчур оптими¬стичных прогнозов в этой области. Так, Сёрл выступает против «сильной* версии искусственного интеллекта, приписывающей совер¬шенному электронному устройству человеческую способность понима¬ния н обучения. Знаменитый мысленный эксперимент американского философа, получивший название «Китайская комната*, призван пока¬зать, чтб манипулирование формальными символами, лежащее в ос¬нове «вычислительной* модели сознания, не дает понимания смысла высказываний. Как подчеркивает калифорнийский философ, компью¬терным программам присущ синтаксис, но у них совершенно отсутст¬вует семантика. Последняя же не может рассматриваться в отрыве от интенциональности языка и субъективности сознания. Аргумент «Ки¬тайской комнаты* был задуман его автором в противовес распростра¬ненным толкованиям теста Тьюринга на интеллектуальность .
Философ Хьюберт Дрейфус (Стюарт Дрейфус — специалист по компьютерным системам) в своих последних публикациях несколько смягчил раннюю позицию, отвергавшую возможность моделирования психики. В публикуемом нами тексте Дрейфусы по-прежнему высту¬пают против «вычислительной» модели и «атомистического» подхода к сознанию. X. Дрейфус, в отлнчне от многих американских аналити¬ков, прекрасно знает «континентальную» философию (в США он, к примеру, считается ведущим специалистом но Гуссерлю, Хайдеггеру и Фуко). Это дает ему основание подчеркивать перспективность холи* стского подхода в компьютерном моделировании нейронвых сетей. А философское обоснование для этого он находит в работах позднего Витгенштейна и Хайдеггера. Статья Дрейфусов вообще интересна тем, что новейшая проблематика искусственного интеллекта рассматрива¬ется в ней в широком историко-философском контексте.

В антологию включены два текста, в которых дается критическая оценка АФ н делается довольно пессимистический прогноз относи¬тельно ее перспектив. Составитель антологии исходил из того, что читатель.должен познакомиться н с позициями многочисленных оп¬понентов АФ, тем более, если речь идет о таких крупных фигурах, как Ропер и Рорти. Специалист в области философии науки, Н. Решер рассматривает основополагающие идеи АФ со времени их возникно-вения в работах Рассела, Мура и Витгенштейна. При оценке новейше¬го состояния этой философии он различает ее доктринальную (идео¬логическую) сторону, которую счцтаег умершей, н методологическую, которая еще способна-приносить результаты.
Более известна оппозиция англосаксонскому философскому ана¬лизу со стороны Р. Рорти. До 70-х гг. он сам был одним из ведущих аналитиков США, причем в ряде вопросов отстаивал наиболее край¬ние позиции (например, по проблеме сознания и психики в целом придерживался линии элнмияативизма, согласно которой развитая нейронаука в будущем позволит полностью исключить слова мен¬тального словаря, используемые для описания психических процес¬сов). Причины радикального изменения позиции Рорти многочислен¬ны: тут и разочарование в результатах деятельности аналитиков, в их сознательной изоляции от злободневных вопросов современной гума-нитарной культуры, и влияние «континентальных» идей (герменевти¬ка, деконструктивизм), и, наконец, обращение к истокам националь¬ной философской традиции, наиболее ярко выраженной в классиче¬ском прагматизме. Статья Рорти показывает, как изменился в послед¬ние годы общественный и академический статус АФ.
Публикуемые тексты гарвардского философа X. Патнэма взяты из одного из последних сборников его статей. Среди всех действую¬щих на сегодня аналитиков Патиэм выделяется особой широтой об* суждаемых вопросов: его интересы (и познания) простираются от квантовой теории и математической логики до проблем современной демократии н образования, а также истории американской филосо¬фии, в которой он отдает предпочтение прагматистской традиции. Свою общефилософскую позицию, начиная с 80-х гг., он характеризу-ет как «внутренний реализм*, который противопоставляет метафизи¬ческому реалйзму и релятивизму (к последнему он, между прочим, относит взгляды Рорти и французских постмодернистов). В статьях Патнэма читатель найдет развернутые аргументы в пользу новой вер¬сий философского реализма.
Текст калифорнийского аналитика Б. Страуда можно рассматри¬вать как своеобразный комментарий к другим текстам, включенным в антологию. В известном смысле статья носит обзорный характер: в ней представлены основные этапы и направления эволюции аналити¬ческой философии. Особый интерес для читателя представит сопос¬тавление публикуемого в антологии текста Рассела С оценкой его фи¬лософии Страудом. В целом американский исследователь приходит к выводу, что новейшая АФ возвращается к свои истокам, в ней возрож¬дается интерес к метафизической, онтологической проблематике, кото-рый был отчетливо выражен в начальный — «классический* — период.
Составитель настоящей антологии не ставил своей целью макси¬мально полно представить все разновидности АФ. В книгу включены наиболее характерные и значительные материалы, которые отражают основную проблематику и альтернативные типы философского анали¬за, а также главные исторические периоды и этапы эволюции рас¬сматриваемой философии. Имеется еще огромное множество заслу¬живающих внимание текстов, написанных философами-аналнтиками, работа по переводу ж изданию которых на русском языке, надеемся, будет цродолжеда. Данная же антология избранных текстов по АФ может быть полезна всем, изучающим основные направления совре¬менной мировой философской мысли, в особенности интересующимся вопросами «строгой* эпистемологии, онтологии, философии языка и философии психологии. Материалы, включешше в антологию, дума¬ется, способны заинтересовать также логиков, лингвистов, психологов, специалистов в области информатики и искусственного интеллекта.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: