ЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ: НАУЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVII в. И АКТУАЛЬНЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Время: 3-10-2012, 18:46 Просмотров: 3171 Автор: antonin
    
ЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ:
НАУЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVII в.
И АКТУАЛЬНЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
Содержание учебного материала
9.1. Периодизация.
9.2. Социально-экономические и культурные изменения в Европе XVII в.
9.3. Проблема метода научного познания: эмпиризм (Ф. Бэкон) и рационализм (Р. Декарт).
9.4. Механистическая картина мира.
9.5. Проблема субстанции (Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц).
9.6. Учебная и дополнительная литература.
9.1. ПЕРИОДИЗАЦИЯ
Философия Нового времени охватывает XVII—XIX века. С определенной долей условности в ее развитии можно выделить несколько периодов (основные философские идеи см. схему 24).
1. Ранний период (начало XVII в.). Новые тенденции в фило­софии Возрождения усиливаются. Натурфилософская и научная проблематика выходят па первый план.
2. Период научной революции (XVII в.). Строго говоря, начи­нается он несколько раньше — в конце XVI в. Но всесторонняя трансформация традиционных представлений о мире и человеке и оформление повой (первой научной) картины мира происходит только к концу XVII века.
3. Период Просвещения (XVIII в.). В Европе распространяет­ся идеология Просвещения — оригинального культурно-философ- ского феномена Нового времени.
4. Расцвет немецкой философии (вторая половина XVIII — вторая половина XIX в.). Сюда относится классический немецкий идеализм и материализм.
5. Зарождение неклассической философии (примерно со вто­рой четверти XIX в.).
6. Поздний период (конец XIX — начало XX в.). На фоне ортодоксального материализма и позитивистских тенденций уси­ливается влияние религиозной и эзотерической философии. По­являются синтетические учения, в которых объединяются фило­софские традиции Запада и Востока.
9.2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ЕВРОПЕ XVII в.
Разложение феодального общества, начавшееся в период ран­него Возрождения, активно продолжается. Этот процесс затраги­вает все сферы жизни: политическую, экономическую и культур­ную. Сначала в Голландии (конец XVI— начало XVII в.), а затем в Англии (середина и конец XVII в.) происходят первые буржу­азные революции. В обществе формируется новый предприимчи­вый, деятельный класс — молодая буржуазия.
В экономической сфере все больший вес приобретает ману­фактурное производство. Ремесленным цехам все труднее выдер­живать конкуренцию с рационализированными, отлаженными предприятиями буржуа. И это закономерно: внедрение машин и механизмов, разделение труда способствуют увеличению эффек­тивности производственного процесса.
Церковные догматы оказались слабыми помощниками в сфере практической экономики. Новый тип производства требовал знаний другого типа, основанных на опыте, достоверных и чисто практиче­ских, знаний, которые могли бы объективно способствовать развитию производственной деятельности. Поэтому изучение природы как в философском, так и в научном смысле приобретает значимость и даже необходимость. Наука становится опорой не только экономики, но и философии.
Изменение социально-экономических отношений, ослабление влияния церкви, развитие науки неизбежно отражаются на всей куль­туре Нового времени, и прежде всего на философии. Она все активнее выступает с критикой схоластической учености, стремится к достовер­ности и сближению с наукой. Отсюда вытекает и одна из основных проблем новой философии — проблема метода научного познания.
9.3. ПРОБЛЕМА МЕТОДА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ:
ЭМПИРИЗМ (Ф. БЭКОН) И РАЦИОНАЛИЗМ (Р. ДЕКАРТ)
Эмпиризм — гносео­логическая концеп­ция, согласно кото­рой основу челове­ческого познания составляет чувст­венный опьп.
Решение проблемы метода познания в философии Нового времени связано с двумя течениями — эмпиризмом, у истоков которого сто­ял крупный английский философ, лорд-канцлер Фрэнсис Бэкон (XVI — XVII вв.), и рационализмом, ярким представителем которого был французский мыслитель и математик Рене Декарт (конец XVI — первая половина XVII в.).
«Знание — сила», — провозглашает Бэ­кон. Смысл этого афоризма в том, что под­линное знание, по мнению философа, дол­жно обеспечивать человеку власть над природой и служить об­ществу. Наука здесь понимается в чисто практическом смысле — как средство, по не самоцель. Аристотель бы такую пауку не воз­вел па пьедестал, ведь для него высшую значимость имело позна­ние истины вне всяких прикладных, меркантильных интересов. Но Бэкон — человек своего времени, для ко­торого оторванные от действительности «Знание — сила» философские спекуляции теряют привле- Фрэнсис Бэкон
кательность.
Что же мешает человеку в достижении объективного знания? Особенности его сознания: различного рода предрассудки, субъ­ективные искажения реального положения вещей, которые Бэкон называет «идолами» (или «призраками»). Их несколько видов: идолы пещеры (человек воспринимает мир как бы из своей пеще­ры; русский сказал бы: судит обо всем со своей «колокольни»);
идолы театра (приверженность мнению «авторитетов» и догматам схоластики, по русской поговорке: «петь с чужого голоса»); идолы торжища, рынка (со своими спекулятивными, конвенциональны­ми ценами); идолы рода (антропоморфные особенности разума и чувств человека, связанные с самой его сущностью).
Победу над идолами человеческого сознания и приобретение достоверного знания, согласно Бэкону, может обеспечить подлин­но научный метод изучения природы. Античность и Средневе­ковье пользовались преимущественно дедуктивным методом. Его суть: из общих самоочевидных положений (аксиом, или постула­тов) делаются частные выводы. Бэкона такой подход не устраива­ет, так как здесь, по его мнению, не обеспечивается достаточная достоверность. Подлинное знание должно опираться па опыт (эм­пиризм — от гр. эмпейриа — «опыт»), а значит, предполагает об­ращение к конкретным фактам, явлениям и процессам. Изучив эти частные факты, исследователь может делать общие выводы. Дан­ный мегод называется индукцией (от лат. inductio — «наведение»).
Абсолютной достоверностью обладает полная индукция. На­пример: в аудитории 10 человек; каждый из них обладает россий­ским паспортом; следовательно, все они граждане России. Но полную индукцию, основанную па переборе всех фактов данного класса, в пауке использовать, как правило, затруднительно. Обыч­но применяется неполная индукция. Например: в аудитории 13 че­ловек; у 10 из них выборочно посмотрели паспорт — он оказался российским; делается вывод, что все 13 человек — граждане России. Очевидно, что такой вывод имеет вероятностный харак­тер. Бэкон это понимал и стремился увеличить достоверность неполной индукции, дополняя метод перечисления методом иск­лючения. То есть, исследуя какое-либо явление, нужно искать факты, где оно есть и где его нет, выявлять общий признак и на его основе делать вывод о сущности этого явления.
Наиболее значительные последователи эмпирической ли­нии в философии Нового времени: Т. Гоббс, Д. Локк, Дж. Берк­ли, Д. Юм — в Англии; Э. Кондильяк, К. Гельвеций, П. Гольбах. Д. Дидро и др. — во Франции.
Рене Декарт, подобно Бэкону, высту­пает с критикой схоластической филосо­фии за ее отвлеченность и созерцатель­ность. Подобно Бэкону, цель науки он видит в достижении господства над при­родой и пытается разработать настоящий научный метод ее изучения, позволяющий добиться систематического производства научных открытий. Но на первое место он выдвигает не чувствен­ный опыт, а разум человека (отсюда и название этого течения - рационализм: от лат. ratio - «разум»).
Рационализм —
гносеологическая концепция, соглас­но которой основу человеческого по­знания составляет деятельность разума.
Логика здесь такова. Необходимо преодолеть все традицион­ные заблуждения, говорит Декарт. Не авторитетное суждение, а самоочевидность являются основанием всякого знания. Поэто­му провозглашается принцип сомнения.
«Мыслю, следова­тельно, сущест­вую».
Репе Декарт
Последовательно сомневаясь во всем,
Декарт погружается в глубины своего сознания. Тут он находит искомое не­зыблемое основание: можно сомневать­ся в существовании любой вещи, но только не в существовании самого сомневающегося разума. «Мыслю, следовательно, существую» (cogito ergo sum), утверждает философ. Таким образом, мышление или разум является исходной точкой и фундаментом научного метода познания.
В центре его Декарт как поклонник математики видит де­дуктивную логику, т.е. логический метод, при котором умо­заключения делаются от общего к частному. Зная общие акси­омы, можно устанавливать частные факты. Например: извест­но, что все присутствующие 10 человек - граждане России; следовательно, каждый из них должен обладать российским паспортом. Но как установить исходные аксиомы? Декарт считает, что они порождаются интеллектуальной интуицией, которая опирается на врожденные идеи. В этом аспекте гно­сеология Декарта во многом созвучна позиции Платона, так же предполагавшего врожденное знание.
Наиболее крупные представители рационализма после Декарта - Б. Спиноза, Г. Лейбниц.
Эмпиризм Бэкона, ориентированный на наблюдение и экспери­мент, и рационализм Декарта, ориентированный на теоретическое исследование, оказали большое влияние на развитие научного по­ знания. Но, разумеется, паука не могла принять пи тот, пи другой метод в качестве единственного. Каждый из них имеет свои досто­инства и недостатки. Рационализм и эмпиризм не противосто­ят, а дополняют друг друга.
9.4. МЕХАНИСТИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА
В период позднего Возрождения начинается научная рево­люция, которая завершается к концу XVII в. созданием первой научной (механистической) картины мира (НКМ). Разумеется, уже в древности существовали определенные на­учные представления и теории. Но согласно западной куль­турной парадигме (а ее представления далеко не бесспорны), настоящая наука начинается с экспериментально-математиче­ского естествознания, которое в Европе формируется только в XVII в. Поэтому механистическая НКМ называется первой.
Важнейший вклад в становление НКМ внесли Н. Копер­ник (гелиоцентризм), Дж. Бруно (бесконечность Вселенной), Т. Браге (измерение положения Марса, астрономические таблицы и т.д.), И. Кеплер (законы движения планет), Г. Га­лилей (принцип относительности, применение телескопа в астрономических наблюдениях), Ф. Бэкон (эмпирический метод), Р. Декарт (аналитическая геометрия и рационализм), И. Ньютон (законы механики и всемирного тяготения, дифференциальное исчисление), У. Гарвей (открытие крово­обращения) и некоторые другие философы и естествоиспыта­тели.
Немалое влияние па отцов первой НКМ оказали эзотери­ческая традиция и тяготевшие к пей алхимия, астрология и магия. Идеи неопифагореизма, неоплатонизма, герметиче­ские («Corpus Hermeticum») и каббалистические (каббала) теории способствовали разрушению теологической картины мира и развитию научной революции. По мнению известных итальянских историков философии Д. Реале и Д. Аптисери, это «является неопровержимым фактом». Другое дело, что когда нарождающаяся паука несколько окрепла, она стала ак­тивно отторгать свои оккультпо-эзотерические основания и в конце концов дистанцировалась от них.
Сегодня, когда со стороны ортодоксов эзотерическая филосо­фия порой подвергается незаслуженной критике, необходимо об­ратиться к объективному изучению реальной, а не купированной истории философии. Тогда справедливое мнение о том, что су­ществуют «ненаучные идеи, которые оказываются плодотворны­ми для науки» и «положительно влияют па ее развитие»1, пока­жется достаточно обоснованным.
Основанием первой НКМ выступила механика. И это законо­мерно: других разработанных естественнонаучных теорий (в об­ласти химии, магнетизма, биологии, ядерных взаимодействий) в то время еще не существовало. Поэтому Ньютон будет стремиться «вывести из начал механики и все остальные явления природы» («Математические начала натуральной философии»). Такой иод- ход изначально предопределял ряд существенных недостатков ме­ханистической картины мира. Но сначала восстановим ее основ­ные контуры.
Мир создан Богом и подчиняется законам механики. Бог, со­здав небесные тела и явив причину их движения («первотол­чок»), не вмешивается в закономерное течение событий. Природа материальна. Материя имеет внутреннюю инерцию, протяжен­ность, фигуру, непроницаемость. Ее взаимодействия понимаются как простые механические перемещения. Механическое движение, следовательно, — основная форма движения материи. Жизнь и человек тоже объясняются с механистических позиций. Предпо­лагается, что, зная начальные условия, можно безошибочно рас­считать положения и состояния материальных тел в будущем, ес­ли умело применить законы механики.
Это представление о мироздании имеет три важнейших не­достатка.
1. Причина движения выносится из природы и передается Боту. С ним же связывается и происхождение небесных тел и всей природы.
2. Редукционизм — попытка объяснения высших форм движе­ния материи движением ее низших форм. Проще говоря, сведение сложного к простому. Отсюда возникает вульгаризированное, ис­каженное представление о жизни, сознании, разуме и вообще о за­конах движения материи. Позже было установлено, что законами механики можно описать весьма ограниченный класс явлений природы.
' Реале Дж., Антисери Д. История философии от истоков до наших Эней. СПб., 1996. Т. 3. С. 57.
3. Метафизичность понимание
Недостатки первой научной картины мира:
• неполный разрыв с теологическими догмами
• редукционизм
• метафизичность
природных явлений, процессов и мате­риальных тел вне их изменения, разви­тия и влияния друг па друга. Например, история развития небесных тел не рас­сматривалась. Считалось, что с момента их божественного творения пи они сами, пи законы их движения не изменились.
(В данном случае термин «метафизика»
используется как противоположный термину «диалектика».)
Тем пе менее, несмотря на все свои слабые места, механисти­ческая НКМ явилась большим достижением повой культуры, так как впервые в европейской истории была предпринята попытка разработать достоверные, научно обоснованные представления
о мире и человеке.
9.5. ПРОБЛЕМА СУБСТАНЦИИ
(Р. ДЕКАРТ, Б. СПИНОЗА, Г. ЛЕЙБНИЦ)
В центре метафизических (здесь термин «метафизика» исполь­зуется в его аристотелевском значении) размышлений европей­ских философов XVII в. находилась проблема субстанции. В широ­ком смысле термин «субстанция» обозначает некое первоначало: то, что лежит в основе всех вещей. Вопрос этот был поставлен еще в древней философии. Но он пе теряет своей актуальности и в Новое время.
По определению Декарта, субстанция — это вещь, которая пе нуждается для своего бытия ни в каких иных основаниях, кроме себя самой. Под это определение, строго говоря, у Декарта подпа­дает только Бог. Но он находится за природной сферой. В послед­ней же философ выделяет вещи, нуждающиеся в участии только Бога (это и есть субстанции в природе), и вещи, нуждающиеся в участии иных божественных творений (это атрибуты и качества).
В природном мире, согласно Декарту,
есть две субстанции: духовная (substantia Субсганщм
cogitas) и материальная (substantia extensa). сущность, первона-
Первая неделима, ее основной атрибут — чало, то, что лежит
в основе всех
мышление. Модусы мышления — воображе- вещей ние, чувство и желание. Вторая делима до
бесконечности, основной атрибут — протяженность. Модусы про­тяженности — фигура, положение, движение. Эти субстанции не­зависимы друг от друга (дуализм). Согласовываются они между собой Богом.
Материальную субстанцию Декарт соотносит с природой. Ее законы изучаются механикой. Духовная субстанция образует ду­ши, способные мыслить. Она изначально содержит в себе опреде­ленные фундаментальные представления, поэтому души имеют врожденные идеи (идею Бога, постулат «из ничего пе происходит ничего», идею чисел и др.). Законы духовной субстанции изуча­ются психологией.
Иное решение проблемы субстанций предложил голланд­ский мыслитель Бенедикт Спиноза (XVII в.). Он преодолева­ет декартовское противоречие между Богом как субстанцией песотворениой и двумя природными субстанциями, которые являются конечными и сотворенными. Субстанция, согласно Спинозе, есть то, что является причиной самой себя: Бог, отождествляемый с природой (пантеистический монизм). То есть первоначало одно, по это не божественная Личность в ее теологическом средневековом понимании, а безличная духов­ная сущность, выступающая причиной всего бытия. Таким об­разом, Спиноза продолжает традицию возрожденческого пан­теизма.
Единая субстанция имеет два важнейших атрибута — мышле­ние и протяженность. Все остальное — это только модусы (видо­изменения) субстанции — все протяженные предметы и мысля­щие существа. Модусы мышления согласованы с модусами протя­женности и зависят от божественной субстанции. Все в мире подчинено высшей необходимости, ничего случайного пе сущест­вует. Спиноза — механистический детерминист. Причем детерми­низм он распространяет пе только на природу, но и па сферу че­ловеческих поступков, вызываемых аффектами (чувствами). Сво­бода, по мнению философа, есть осознанная необходимость.
Немецкий философ и математик Готфрид Лейбниц (XVII—
XVIII вв.) выступил с учением о множественности субстанций (плюрализм субстанций), которые он назвал монадами (от гр. — «единое», «единица»). Монада — нечто вроде атома Демокрита, по понимаемого в духовном смысле. Она неделима, пе обладает протяженностью, активна, нематериальна. Активность ее состо­ит в восприятии и стремлении. Чувствами монады пе восприни­маются, только разумом. Но тела, которые образованы из монад, доступны чувственному восприятию. В монадах вследствие их активности происходит постоянная смена внутренних состоя­ний. Это ведет к их развитию. Лейбниц выделяет два различных типа причин развития: «действующие» - они порождают преоб­разования в соединениях монад (телах); «целевые», или «фи­нальные», - это внутренние причины развития отдельных монад. Соединения монад регулируются «предустановленной гармонией».
Уровень развития монад неодинаков. Лейбниц пишет, что есть монады низшей (субстанциальной) формы - они обладают только пассивной способностью восприятия. Далее - монады- души. Они имеют чувства и способны к достаточно четким представлениям. Самые высокоразвитые - монады-духи. Они обладают разумом. Следовательно, все в природе предстает на­полненным активностью и жизнью. Все движется и развивается. Лейбниц первым среди философов Нового времени выдвигает идею всеобщего развития в природе. Монады, не погибая, но по­степенно видоизменяясь, образуют в своем непрерывном разви­тии иерархическую цепь живых существ: минералы - растения - животные - человек. Высшая ступень на этой лестнице эволюции жизни - Бог. Не будучи посвященным в сокровенные доктрины эзотерической философии, немецкий философ подходит к ним практически вплотную.
Из онтологического учения о монадах вытекает теория позна­ния Лейбница. Ее основные черты: убеждение в реальности врож­денного знания (но не как готовых идей, а как склонностей и по­тенций), примирение чувственного познания («истины факта») и рационального («истины разума»); причем рациональное ста­вится выше чувственного, так как позволяет постигать общие по­ложения и имеет необходимый характер. (Философские представ­ления о субстанции см. схему 26).
9.6. УЧЕБНАЯ И ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
1. Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс. М., 1996.
2. Радугин А.А. Философия. Курс лекций. М., 1997.
3. Философия. Учебник для высших учебных заведений / Отв. ред. В.П. Кохановский. Ростов н/Д, 1996.4. Введение в философию: Учебник для вузов. В 2 ч. / Под
общ. ред. Н.Т. Фролова. Ч. 1. М., 1989.
5. История философии: Запад — Россия — Восток. В 4 кн. /
Под ред. Н.В. Мотрошиловой. Кн. 2. М., 1996.
6. Реале Д., Антисери Д. История философии от истоков до на­ших дней. Т. 3. Новое время. СПб., 1996. С. 43-214, 231-296.
7. История философии: Учебное пособие для вузов / Под ред. В.М. Манельмап и др. М., 1997.
8. История философии в кратком изложении / Пер. с чешек. И.И. Богуба. М., 1991. С. 345-377, 383-406.
9. Лешкевич Т.Г. Философия. Вводный курс. М., 1998. Темы 18, 21.
10. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: