МЮНЦЕР

Время: 25-09-2012, 18:06 Просмотров: 1201 Автор: antonin
    
МЮНЦЕР
Томас Мюнцер (ок. 1490—1525) — идеолог народного тече­ния в немецкой Реформации, предводитель крестьян и город­ского плебса в Крестьянской войне 1524—1525 гг. Происхожде­ние Мюнцера не ясно. Будучи проповедником и священником, он проявил резко оппозиционное отношение к католической цер­кви и сначала был ревностным сторонником Лютера. Однако уже к концу 1520 г. под влиянием нарастания революционных событий начал борьбу с лютеранами как идеологами княжеско- бюргерской Реформации. С этого времени Мюнцер укрепляется на позициях мистического пантеизма. Они получили свое отра­жение прежде всего в «Пражском, воззвании», опубликованном Мюнцером на немецком и чешском языках во время его пре­бывания в Праге в ноябре 1521 г. В этом документе его автор впервые развивает свое пантеистическое истолкование христи­анского вероучения. Главный вопрос, который рассматривается здесь, — вопрос о соотношении «святого духа» и Священного писания (в особенности Евангелия). Второй отрывок заимство­ван из «Проповеди перед князьями», которую Мюнцер прочитал 13 июля 1524 г. Общая тема проповеди: сон царя Навуходоно­сора и его объяснение пророком Даниилом (в Ветхом завете). В эту тему, не раз использовавшуюся мистической литературой средневековья, Мюнцер вводит мысль, согласно которой совре­менное ему немецкое государство представляет собой послед­нее (пятое по счету) царство, конец которого близок. Он при-
зываег крестьянско-плебей­ские массы к уничтожению этого царства, а перед князья­ми. ставит дилемму: или от­казаться от своих привилегий, или быть уничтоженными, ибо в грядущем государстве не может быть господ. Это госу­дарство представляется ему сообществом равноправных членов, объединенных в об­щины, которые с помощью омечаd поддерживают спра­ведливость. Наконец, послед­няя группа отрывков заим­ствована из «Разоблачения ложной веры» (1524). Здесь Мюнцер излагает свою теоло­гическую концепцию. Истин­ными христианами он при­знает лишь тех людей, ко­торые, испытывая глубокие сомнения и борения совести, слышат в себе голос бога. Таким образом, путь к божественному откровению и спасению открыт лишь для тех, кто переживает страдания и отчаяние, горе и нужду. Таких-то, подлинных, христиан можно найти лишь среди бедняков. Господа же и их прислужники — «безбожники», которые слово бога используют только как ширму. Революци­онный элемент, содержащийся в этом и других произведениях Мюнцера, состоит в том, что он призывает не к пассивному ожи­данию второго пришествия Христа, который уничтожит угне­тателей (как призывали к этому многие средневековые «ере­тики», предшественники Мюнцера), а к борьбе против «безбож­ников», за осуществление «царства божьего» на земле.
Все эти отрывки из названных произведений Мюнцера впервые публикуются на русском языке в переводе со старо­немецкого. Перевод сделан В. Первухиным по изданиям (в на­званном выше порядке): 1) Т h. Muntzer. Sein Leben und seine Schriften. Hrsg. von О. H. Brandt. Jena, 1933; 2) Th. Munt­zer. Polltische Schriften. Hrsg. von C. Hinrichs. Halle (Saale), 1950.
Автору переводов принадлежит и данный вступительный текст.

ПРАЖСКОЕ ВОЗЗВАНИЕ

Я, Томас Мюнцер пз Штольберга, заявляю [...], что я упо­требил все мое старание для того, чтобы получить или достичь более высокого образования в святой п несокрушимой христи­анской вере. Но в течение всей моей жизни я не мог научиться ни от одного монаха или попа ии истинному упражнению веры,
ни объяснению ее в духе страха божьего, причем таким обра­зом, что каждый избранный [человек] должен семь раз приоб­щаться к святому духу, [чтобы достичь истинной веры]. Ни от одного ученого я не слыхал ни единого слова в объяснение божьего порядка, содержащегося в каждом создании, и те люди, которые должны быть христианами, в особенности проклятые попы, никогда не признавали [познание] целого в качестве един­ственного пути познания всех частей. Я слышал от них лишь [изложение Священного] писания, которое они выкрали из Биб­лии подобно убийцам и ворам. Такую кражу Иеремия назы­вает кражей слова божьего из уст своего ближнего, слова, ко­торого они сами никогда не слыхали из уст бога. Хороши же должны быть эти проповедники, действующие по дьявольскому наущению. Но св. Павел пишет в Послании к коринфянам, что сердца людские — это бумага или пергамент, где бог перстом записал свою неизменную волю и вечную мудрость, [записал] не чернилами; и читать это Писание может каждый человек, поскольку он имеет особым образом открытый разум. Там же, как говорят Иеремия и Иезекииль, написал бог своп законы в третий день окропления. Если людям открывается их разум, то это делает бог изначала в избранных им, о чем они получают несомненное и определенное свидетельство от святого духа, который дает нашему разуму достаточное доказательство, что мы — дети божьи. Ибо тот, кто но чувствует в себе духа Христа и не уверен, что имеет его, тот не есть часть Христа, он — часть дьявола. [...]
Имелось и имеется много таких [людей], которые бросают им, [людям как детям божьим], хлеб, т. е. слово божье, как со­бакам. Но они не делятся им с ними. О заметь, заметь! Они не поделились им с детьми. Они не объяснили подлинный дух, [смысл], страха божьего, из чего они должны узнать ту истину, что они неизменно являются детьми божьими. Поэтому и полу­чается, что христиане подобно трусам не способны защищать истину и позволяют себе еще после этого болтать, что бог больше не говорит с людьми, как будто он стал немым. Они воображают, что достаточно того, что написано в книгах, и что они могут это [написанное] так же грубо выбалтывать, как выплевывает аист лягушек к птенцам в гнездо. Они [ведут себя] не как наседка, оберегающая и согревающая своих дете­нышей, они не доносят доброе божье слово, которое живет во всех избранных людях, до сердец, как [делает] мать, дающая молоко своему ребенку. Напротив, они поступают с людьми подобно Валааму: в устах у них буква, а сердцем они удалены от нее на добрую сотню миль.
[..,] Если мы будем учить истинному живому слову божьему, то мы сможем победить неверующего и указать ему ясный путь, ибо откроется тайна его сердца и он должен будет сми­ренно признать, что бог существует в нас. Посмотрите, это все доказывает Павел в I Послании к коринфянам, 14 главе, где он говорит, что проповедник должен иметь откровение, иначе же он не может проповедовать [божье] слово. [Пусть] даже
дьявол поверит, что христианская вера истинна. [Ведь] если бы слуги антихриста могли это опровергнуть, то бог должен был бы быть сумасшедшим пли глупым, сказав, что его слово не должно будет никогда погибнуть [исчезнуть].
Если же ты внимательно прочтешь текст, то будешь думать иначе: «Небо и земля погибнут, мое же слово не исчезнет ни­когда». Если эти слова были лишь записаны в книгах и бог, сказав их однажды, исчез затем в воздухе, то они не могли бы' быть словами вечного бога. Тогда это было бы лишь творение, извне привнесенное в память, и, таким образом, все это было бы против истинного порядка и правил святой веры. [...] Поэтому все пророки говорят так: «Это говорит господь». Они не гово­рят: «Это сказал господь», т. е. как бы в прошлом, но они говорят это в настоящем времени.
Такой невыносимый и злостный вред, наносимый христи­анству, я воспринял горестным сердцем, прилежно прочитав древнюю историю предков. Я нахожу, что после смерти главы апостолов чистая, целомудренная церковь сделалась блудницей по причине духовного прелюбодеяния, из-за ученых, которые всегда хотят сидеть наверху. [...] Ни в одном [церковном] со­боре мне не удалось обнаружить истинного соответствия прав­дивому слову божьему. Оно стало пустой детской игрушкой.
[...] Но никогда не должно быть допущено то — и слава богу! — чтобы попы и обезьяны представляли христианскую церковь. Избранные же друзья слова божьего должны также научиться проповедовать [...], чтобы они действительно моглп узнать, как дружественно, от всего сердца бог говорит со всеми своими избранными (стр. 59—62).
ПРОПОВЕДЬ ПЕРЕД КНЯЗЬЯМИ

II) [...] Дорогие князья, нам необходимо употребить в эти опасные дни всевозможные усилия, чтобы противиться этому злу [непочитанию бога]. А времена теперь опасные. [...] Почему? Да потому, что благородное могущество бога так ужасно опо­зорено и унижено, что бедных необразованных людей совра­щают своей болтовней безбожные книжники. [...]
III) [...] Если человек не получает божественного открове­ния от самого бога, то он не может знать о боге ничего сущест­венного, даже если он поглотил сотни тысяч Библий. Ясно по­этому, как все еще далек мир от христианской веры. [...] Таким образом, если человек желает достичь божественного открове­ния, он должен удалиться от всех утех [земных] и иметь му­жество познать истину. [...]
IV) [...] Для чего в Библии рассказываются различные истории? Это правда, и я знаю, что божий дух теперь открывает многим избранным, благочестивым людям необходимость и не­избежность скорой реформации. И она должна быть проведена, какое бы сопротивление ей ни оказывалось. Предсказание Да­ниила остается в силе. [...] Текст Даниила — ясный, как яркое
солнце, и [предсказанный им] конец пятого царства на земле [уже] начался и идет полным ходом.
Первое царство символизирует золотая голова. Это было Вавилонское царство. Символ второго царства — серебряная грудь и рука. Это было царство мидян и персов. Третье цар­ство — медное — это царство греков, прославившееся своей муд­ростью. Четвертое — [железное] — римское царство, которое бы­ло создано силой меча и было царством принуждения. А пятое царство — это то, что перед нами. Оно тоже создано из железа и стремится принуждать. Но оно запачкано гряаью [...], напол­нено ложью и лицемерием, которое распространилось по всей земле. Ибо тот, кто не умеет обманывать, считается глупцом. Ясно видно, как угри и змеи развратничают, сидя в одной куче. Попы и все злые священнослужители — это змеи [...], а светские господа и правители — это угри. Вот и замазало себя царство дьявола грязью. Ах, дорогие господа, как славно пройдется гос­подь по старому горшку железной палкой [и разобьет его]. По­этому, дражайшие правители, принимайте свои решения, полу­чая их из уст бога, не давайте совратить себя лицемерным по­пам и не позволяйте сдерживать себя лживыми речами о терпении и доброте божьей. Ибо камень, оторвавшийся от горы, стал огромным, и бедные крестьяне и ыпряне видят его гораздо лучше, чем вы. Да, слава богу, камень стал огромным [...], и если другие господа, [правители], станут преследовать вас из за Евангелия, [т. о. реформации], то они будут свергнуты их соб­ственным народом. Это я япаю наверное.
Да, камень стал огромным! Глупый мпр давно боялся этого. Ведь камень упал на него, когда был еще невелик. Что же нам делать теперь, когда он стал таким большим и могучим и раз­бил огромный столп как старый горшок?
О любезные правители Саксонии, смело встаньте на крае­угольный камень, [дух Христа], [...] и ищите истинную прочную опору в божественной воле. Ваш путь будет верным. Добивай­тесь всегда только божьей справедливости и мужественно от­стаивайте Евангелие. Вы и не представляете себе, как близок к вам бог. Почему же вы позволяете запугать себя человече­скими призраками? (Стр. 5—28.)
РАЗОБЛАЧЕНИЕ ЛОЖНОЙ ВЕРЫ

ОБРАЩЕНИЕ К НЕСЧАСТНОМУ ХРИСТИАНСКОМУ ЛЮДУ
[,..]Наши ученые очень желали бы представить в высшие школы доказательство [понимания ими] духа [учения] Христа. Но это им не удастся до тех пор, пока они не будут учить тому, что благодаря их науке мирянин становится равным им. Напротив, они рассуждают о вере, опираясь на свое ложное толкование [Священного] писания, хотя сами они никакой ве­рой ни в бога, ни в людей вообще не обладают. Ведь каждому яспо и понятно, что они стремятся лишь к славе и богатству. Поэтому ты, о мирянин, должен сам себя обучить, чтобы [они] тебя больше не совращали. В этом поможет тебе тот самый дух Христа, который наши ученые превратили в насмешку, что приведет их к гибели.
ТОЛКОВАНИЕ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ ЕВАНГЕЛИЯ ОТ ЛУКИ
Все Евангелие от Луки есть для христиан неопровержимое доказательство того, что святая христианская вера стала таким редким и необычным явлением, что было бы неудивительно, если бы добросердечный человек заплакал бы кровавыми сле­зами при виде слепоты христианской общины. [...] Поэтому, о мои дорогие братья, мы должны внимательно рассмотреть данную главу от начала до конца. Тогда мы ясно увидим, как в избранных людях исчезает неверие.
[...] Сын бога сказал: «Писание дает свидетельство [веры]». Ученые-книжники, напротив, говорят, что оно дает веру. О нет! [...] Если даже человек никогда в жизни не видел и не слышал Библию, он может обладать истинной христианской верой через истинное учение [святого] духа, и точно так же, как обладали верой все те [лица], которые создали Священное писание, не имея перед собой каких-либо книг [...].
Существо этой первой главы — усплепне духовной стороны в вере, [усиление духа в вере], т. е. учение о том, что всевыш­ний бог [...] желает ниспослать нам святую христианскую веру, [веру во Христа], посредством очеловечивания Христа. При этом мы как бы приобщаемся к его страданиям и образу жизни бла­годаря скрытому [присутствию в нас] святого духа, в отношении которого мир страшно грешит и над которым грубо насмехается (стр. 31—70).

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: