5.НЕОБХОДИМОСТЬ И ТРУДНОСТЬ ГЛУБОКОГО ЗАКЛАДЫВАНИЯ ОСНОВ

Время: 3-09-2012, 21:46 Просмотров: 779 Автор: antonin
    
5.НЕОБХОДИМОСТЬ И ТРУДНОСТЬ ГЛУБОКОГО ЗАКЛАДЫВАНИЯ ОСНОВ
Таким образом, с различных сторон возникает совершен¬но обоснованная и настоятельная критика экзистенциаль¬ной философии, и если, подобно нам, в ней видят устойчи¬вое ценное начинание, то возникает необходимость реши-тельного расширения и изменения имеющихся доныне форм экзистенциальной философии. Однако проблема была бы вновь недооценена, если бы стремились попросту к дополнению и расширению основ этой философии, что¬бы теперь «наряду» с ее несомненными достижениями ох-ватить также и право противоположной стороны. Экзис-тенциальная философия настолько замкнута в себе и в сво-ем роде настолько совершенна, что, кажется, исходя из самой себя не допускает никакого потрясающего ее осно¬вы расширения. При этом если руководствоваться возра-жениями против чисто формального характера экзистен-циального образа человека и в противоположность этому подчеркивать значение содержательной реализации и про-израстающих отсюда человеческих связей, то экзистенци-альная философия, наоборот, может усмотреть в этих воз-ражениях недостаточное понимание ее своеобразного фун-даментального опыта и основывающегося на нем понятия экзистенциального существования, ведь именно благода¬ря этому опыту оказывается относительной значимость любых возможных содержательных определений. Отсюда с уверенностью представляется, что для преодоления про-тиворечий не остается никакой возможности, если же, воп-реки этому, не желать сбрасывать со счетов право другой стороны, то остается по-видимому, лишь возможность выдерживаемого, но неразрешимого напряжения.
Исходя из этого отношение экзистенциальной филосо-фии к любому содержательному истолкованию жизни точнее всего можно было бы разъяснить на примере сле-дующего образа: подобно тому как при чересчур ярком све-те глаз слепнет по отношению к окружающим краскам, сливающимся в нераздельную темь, а при ограничении доступа света зрение, наоборот, обретает остроту и красоч-ное многообразие мира становится различимым, точно так же происходит и с переживанием существования. Подле его безусловности неизбежно исчезает любое собственное определение жизни и мира. Но это не означает, что их не существует. Никто не может жить одним лишь экзистен-циальным существованием, такое бывает обычно лишь в отдельные моменты переживающего необычайный подъем личного бытия, когда же экзистенциальное суще¬ствование нисходит и человек возвращается в сеть посто¬янных жизненных отношений, вновь становится очевид¬ной несущая основа и все то, что перед этим обесценилось в результате опыта экзистенциального существования в от-ношении содержательных определений мира и жизни.
Для философии это означает следующее: расширение основ экзистенциальной философии могло бы совершить¬ся не в непрерывно-последовательном развитии ее поня-тийного определения, чтобы такое расширение выступи¬ло бы теперь в качестве составной части более крупного целого, но лишь таким образом, что подле философии су-ществования должна развиваться еще и другая философия жизни и мира, которая и займется теми ранее исключен-ными вопросами содержательной реализации. И хотя пос-ледняя должна затем постоянно соотноситься с экзистен-циальной философией, сама она, по-видимому, не проис-ходит из общего с ней истока и не должна постигаться в рамках единой, непротиворечивой целостности. Между обеими системами скорее останется неразрешимое проти-воречие, и напряжение между ними придется выносить как выражение неупразднимого напряжения в самом че-ловеческом бытии.
Однако этого едва ли достаточно. Целиком отстраня¬ясь от того, что данное отношение, выстроенное на проти-воположности между «голым* существованием и содержа-тельными определениями, удовлетворяло бы лишь части выдвинутых возражений, в отношении же других возра-жений вопрос, наоборот, оставался бы совершенно откры-тым, это напряженное отношение тем не менее могло бы рассматриваться хотя бы в качестве временной меры, ко-торой необходимо довольствоваться лишь до тех пор, по-куда более глубокое видение предмета отсутствует, в тече-ние же всего этого времени следовало бы оберегаться от ошибочных упрощений. Но между этими двумя, антино- мично разорванными меж собой сторонами, существуют совершенно определенные отношения, пренебречь которы¬ми в полной мере не может ни одна из них. С одной сторо¬ны, некоторая содержательная философия жизни и мира могла бы быть ответственно достижимой лишь в том слу¬чае, когда в ее собственное здание одновременно была бы включена за счет экзистенциального начала относитель-ность любых ее отдельных высказываний. Но это отразит¬ся в меньшей степени на содержательном корпусе подоб¬ной философии, нежели на внутреннем отношении к тому философствующего, которое здесь будет заключаться в ти-хой сдержанности, а также в памятовании о том, что все высказывания экзистенциальной философии все же не являются чем-то окончательным, но выражают всегда лишь совершенно определенную, исторически обусловлен-ную точку зрения, имеющую подле себя другие, столь же возможные и принципиально равноправные с ней воззре-ния, и что окончательное единство исходит все же лишь из плоскости экзистенциального. С другой стороны, как это уже только что было подмечено, философия некоего в самом себе непременно чисто формального существова¬ния, если она не желает выродиться в безответственный авантюризм, не может стать независимой от конкретного содержательного смыслового наполнения.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: