4.ГЕРОИЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ

Время: 3-09-2012, 21:43 Просмотров: 813 Автор: antonin
    
4.ГЕРОИЧЕСКАЯ ПОЗИЦИЯ
В этой подлежащей исполнению в качестве чистого повто-рения решимости оказывается достигнута та прочная точ-ка, в которой экзистенциальная философия может за счет собственных сил противостоять растворяющему релятиви- рованию исторического сознания. Пусть любое содержание исторической жизни оказывается преходящим, пусть спо-собны изменяться любые цели и ценности человеческой жизни у разных народов в разные времена: в этой безуслов¬ной вовлеченности в рамках любой заданной извне ситуа¬ции заключается окончательная и абсолютная ценность, возвышающаяся над любой относительностью историче¬ского положения и содержательных целевых установок.
Тем самым совершается принципиальный поворот про-тив идеалистического и жизнефилософского понимания истории. Последнее рассматривало историю с точки зре¬ния ее объективного хода, участие же в ней единичного человека видело лишь до тех пор, покуда этот человек зах-ватывался потоком истории и продолжал действовать в нем в качестве последующего участника. Любое объективное истолкование истории могло усматривать смысл челове-ческого деяния лишь исходя из продолжительности успе¬ха. Оттого-то оно неизбежно недооценивало субъективную вовлеченность человека в собственном ее значении. И нао-борот, эта вовлеченность могла стать явной лишь в экзис-тенциальной философии, начавшей исходить более не из объективного хода истории, а из субъективного отношения к ней человека. Развиваемое прежде напряженное отноше-ние человека к миру теперь в общем виде в более отчетли-вой форме повторяется в отношении исторической действи-тельности. Тревожность мира и незащищенность челове-ческого положения одновременно обуславливают в ней новое отношение к истории, в котором человеческое дея-ние отныне предстает не поддерживаемым с самого начала определенным смыслом объективного хода истории, но попадает в темноту еще не различимого будущего. Лишь теперь, когда человеческая жизнь подводится к настояще-му риску, становится явственен окончательный смысл бе-зусловной вовлеченности, которая независима от последу-ющих успеха или неуспеха. Лишь теперь раскрывается новое величие и новая твердость человеческого отношения к истории.
Это с необходимостью ведет к героической позиции. «Отважный страх», происходящий для Хайдеггера из «по-гружения в ‘‘ничто”» (128), также характеризует экзис-тенциальное отношение к истории, подвергающее себя риску экзистенциальной вовлеченности со всей полнотой знания об опасности и возможности гибели. На этом месте во французском экзистенциализме затем возникает поня-тие «Ангажемент» (129), которое по своей функции в зна-чительной мере соответствует хайдеггеровскому понятию решимости и которое, пожалуй, можно перевести прежде всего при помощи понятия «вовлеченность» (128). Поэто¬му и Сартр может формулировать в совершенно сходном ключе: «Сплошная вовлеченность — это единственное, что наличествует» . Понятие «ангажированности становится там основой страстной активистской морали, оказавшей¬ся непосредственно действенной даже в развитии полити-ческих событий. Впрочем, здесь более нет возможности следовать этим разработкам. Ограничившись немецким развитием, мы увидим, что дальше всего продвинулся Яс-перс, который вообще отрицает возможность продолжи-тельного успеха и развивает трагический образ мира, где крушение является неизбежным концом любой экзистен-циальной вовлеченности: «Шифры истории — это круше-ние подлинного» (III183). «То, что подлинно, вступает в мир прыжком, затем теряет силу, в чем и осуществля¬ется (III227 f.). Следовательно, крушение здесь — окон-чательное. Но даже если вопрос о том, стоит ли истолко-вывать неизбежную точечность экзистенциального мгно-вения в качестве крушения, оставить открытым, то тем не менее останутся существовать возможность крушения и абсолютная неизвестность исхода любой экзистенциаль¬ной вовлеченности. В противоположность этой «совер¬шенно неприкрытой оставленности в таинственном и не¬известном, т. е. в проблематичном» (130), о чем говорит Хайдеггер, возникает мужественная решительная пози¬ция, сознательно эту проблематичность воспринимаю¬щая. Так, Хейзе высказывает (хотя и на несколько ином основании) лишь следствие, в действительности же уже лежащее в качестве определенной возможности в основе
экзистенциально-философского начинания: «Поскольку существование, оказывающееся постоянно перед бытием и хаосом, лишь тем решительнее и храбрее пытается удер¬жаться в бытии, ожидая гибели как глубинной возможно¬сти, постольку истинное существование является герои- чески-трагическим существованием»

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: