1.ПОНЯТИЕ ИСТОРИЧНОСТИ

Время: 3-09-2012, 21:41 Просмотров: 816 Автор: antonin
    
1.ПОНЯТИЕ ИСТОРИЧНОСТИ
В качестве последующей, более сложной структурной формы человеческого бытия на почве временности выс-тупает историчность. Подобно тому как различают меж¬ду временем и временностью, следует различать между историей и историчностью. При этом под историей пони-мают объективную и протекающую во времени взаимо¬связь событий, под историчностью же — субъективную структурную форму таких сущностей, которые определе¬ны в их внутреннем бытии тем, что они обладают истори¬ей. В то время как до сих пор философское внимание было направлено исключительно на объективную историю, внимание экзистенциальной философии, учитывая основ-ное свойство субъективности ее мышления, должно было направиться на отношение человека к истории, при этом ее особенным достижением явилось первостепенное при-дание статуса решающего философского вопроса вопросу об историчности как своеобразной структуре историооб- разующего субъекта.
Так, Хайдеггер лишь отчетливо выделяет то, что зак-лючено в общей сути экзистенциальной философии: «Лич-ное бытие фактически всегда имеет свою «историю» и мо-жет таковую иметь, поскольку бытие этого сущего консти-туировано посредством историчности» (SuZ. 382) (122). Тем самым история (объективная) вновь выводит к исто-ричности (субъективной) человека.
При этом своеобразное экзистенциально-философское понимание теперь определяется за счет того, что именно история воспринимается в качестве выражения человечес-кой конечности. В силу этого данное понимание в содер-жательном аспекте резко отличается от всех идеалистичес-ких и жизнефилософских представлений об истории. В широком смысле историчность нередко выступает вообще как нечто равнозначное заброшенности, как выражение того, что человек всегда уже находится в ситуации, кото-рую он не выбирал, и чье однократное своеобразие всегда остается неразрешимым для рационального постижения. В этом плане понятие историчности близко прежде всего Ясперсу, когда он в качестве примера противопоставляет «историческую определенность» общепринятому закону (III215, II325 ff. и т. д.). Понятие историчности обозна¬чает у него преимущественным образом рационально не-постижимую неповторимость той или иной ситуации .
Полную же остроту понятие историчности обретает лишь на почве временных определений. Если до сих пор действие подлинной временности определялось в реши-мости мгновения собирающегося (zusammengerissen) су-ществования, то при этом содержание и цель подобной ре-шимости все же оставались вне поля зрения, в то время как теперь, при дальнейшем продвижении, на этом мес¬те используется понятие историчности. Эти содержание и цель не могут происходить из самого существования, но неизбежно должны быть заданы извне, из «мира», в который человек заброшен, или точнее: из ситуации, в ко-торой он очутился, за счет чего одновременно ситуация открывает свой истинный временной характер. В ситуа¬ции человек всегда уже оказывается определен результа¬тами прошлого, а именно, не только посредством реше¬ний своего собственного индивидуального прошлого, но и истории конкретного сообщества, в котором и с кото¬рым он живет.
Поступающий отсюда материал, из которого решимость должна заимствовать содержательные возможности свое¬го подлинного существования, Хайдеггер терминологичес¬ки запечатлевает как ♦наследие» (das ♦Erbe»): ♦Решимость, в которой личное бытие возвращается к самому себе, откры-вает соответствующие фактические возможности подлин-ного суще-ствования из наследия, которое она, будучи заб-рошенной, перенимает» (SuZ. 383) (123). Стало быть, в пла-не историчности заброшенность человеческого бытия более четко определяется тем, что продвигающееся в будущее со-вокупное поведение человека никогда не может начинать-ся с нулевой точки, что, стало быть, свои цель и содержа-ние оно не может свободно выбирать или же произвольно вырабатывать из себя самой, но должна разворачивать свои достижения лишь в напряженном взаимодействии (124) с заданным наследием. Следовательно, в этом месте струк-тура историчности выходит за рамки того, что развертыва-ется из чистой временности. Тогда как временность может еще пониматься в качестве структурной формы отдельного особенного личного бытия (das Sonderdasein), историчность неизбежно предполагает неразрывность с сообществом, в котором живет отдельный человек, в особенности с реша-ющим, исторически самостоятельным жизненным един-ством — народом. Подобно тому как человеческое бытие сущностно является бытием-в-мире и, в частности, совмес-тным бытием с другими, наследие, которое человек обна-руживает ему переданным (125), неизбежно является об-щим наследием, и он, будучи связан со своими ближними посредством общей истории, оказывается внутри него.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: