4.СМЕРТЬ КАК ПЛОД

Время: 3-09-2012, 21:31 Просмотров: 903 Автор: antonin
    
4.СМЕРТЬ КАК ПЛОД
Для этой смерти, предстающей в качестве задачи, выпол-няемой человеком в исключительном напряжении сил, здесь возникает особый, характерный для трактования смерти на данной стадии развития Рильке образ: смерть как некий внутренний плод, который человек должен до-вести до состояния зрелости (die Reife). Так, о малой смерти далее говорится: это
«не наша смерть; та,
что в конце нас забирает,
ведь для нее мы вовсе не созрели»
(II274) (97).
Умирающим в неподлинности противопоставляется их
подлинная, невыполненная ими задача:
«Их собственная (смерть) висит зеленой,
без сладости — не зреющий в них плод»
(II273) (98).
И этому затем противостоит по-настоящему исполнен-ная «большая смерть*:
«Большая смерть, что каждый в себе носит, есть плод,
который средоточие всего»
(II273) (99).
Лишь иным ракурсом этой же самой идеи затем пред-стает образ смерти как ребенка, что должен быть рожден человеком в качестве исключительно личного, внутренне-го результата, который ему необходимо произвести в сво¬ей жизни. Так, в «Мальте» дитя и смерть обозначаются как «два плода» женщин. Так, Рильке пишет о человеке как «смертеродителе» (der «Tod-Gebarer») (II275), и посред-ством этого образа потом, соответственно, говорится об от-казе человека от подобной его задачи:
«И если время родов, то рождаем
мы нашей смерти мертвый выкидыш*
(II275) (100).
Итак, в обеих картинах общим является аллегория органического роста, которая предлагается здесь в каче-стве истолкования «собственной смерти»: смерть как не¬что, что зачаточно включено в нашу жизнь и что должно нами в ней заботливо выращиваться.
Может быть, сильнее всего в «Мальте» говорится о смерти камергера: «Эта была грозная, роскошная смерть, которую камергер всю свою жизнь в себе носил и из себя же приближал... Как посмотрел бы камергер Бригге на того, кто пожелал бы, чтобы он умер другой смертью, нежели этой. Он умер своей тяжкой смертью. И если я думаю о дру¬гих, которых я видел или о ком слышал, — это всегда то же самое. У всех у них была своя собственная смерть. Эти мужи несли смерть под доспехами как “пленника”» (V 21 f,).
Большая и малая смерть образуют тему, обращение к ко¬торой в «Мальте» совершается на протяжении всей книги все с новых и новых сторон, которая испытывается в посто¬янно возобновляющихся изображениях смерти. Только те¬перь подле мыслей о растительной «зрелости» последней сильнее выступает мысль об активно формирующих «де¬лах» (die gestaltende «Arbeiten»), насколько это уже было запечатлено в приводимом отрывке, где речь шла о хорошо «выделанной смерти», или же в «Реквиеме» («Reqviem»):
«Это была смерть хорошей работы, полно развитая,
та своя смерть, что нам присуща, ведь мы ею живем»
(II 341) (101).

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: