3.«БОЛЬШАЯ» И «МАЛАЯ» СМЕРТЬ

Время: 3-09-2012, 21:29 Просмотров: 825 Автор: antonin
    
3.«БОЛЬШАЯ» И «МАЛАЯ» СМЕРТЬ
Однако наряду с подобным истолкованием в смысле некой романтической философии жизни одновременно следует другое, единственно посредством которого «смерть в жиз-ни» становится определяющей и насущной задачей. Это новое истолкование находит выражение в уже затронутом различии между «чужой» и «собственной» смертью. Толь¬ко с разделением на две противоположные возможности отношение к смерти теперь становится той задачей, кото-рую человек может выполнить или же от которой он мо¬жет отказаться.
«Малая смерть» (95) — это такая смерть, которая насти-гает человека непредвиденно, умирание в обезличенном массовом бытии мира man. Приблизительно так в «Часос-лове» говорится о вырождающейся жизни в больших горо-дах с ее мучениями, нищетой и умиранием в госпиталях: «Там... малая смерть, как там ее разумеют» (II273). Одна¬ко в первую очередь эта мысль затем потрясающе проводит¬ся в «Мальте»: «Сейчас умирают на 559 койках. Естествен¬но, фабричным способом. При огромном производстве от-дельная смерть выполняется (ausftihren) не столь удачно, но что из того? То делает масса. Кто придает сегодня хоть какое-то значение хорошо выделанной (ausgearbeit) смер-ти?.. Желание иметь свою собственную смерть становится все реже. Еще немного, и она станет такой же редкой, как и собственная жизнь. Боже, и это все. Приходят, находят жизнь готовой, остается лишь надеть ее на себя... Умирают как придется; умирают смертью, заложенной в той болез-ни, которой болеют (ибо с тех пор как все болезни известны, известно также, что различные летальные исходы относят¬ся к болезням, а не к людям; больному же, как говорится, больше нечего делать)» (V13). Этот отрывок был приведен здесь столь обстоятельно потому, что он с особой чистотой выявляет совместный с экзистенциальной философией ос¬новополагающий опыт: нивелирование особенной прожи¬той людьми жизни в man бесцветного массового бытия, где жизнь исполняется лишь в подбираемых извне формах, и даже смерть не является более пробуждением и призывом к подлинному самобытию, но оказывается исходом в среде этих поступающих извне форм. Рильке весьма метко ис¬пользует обороты, взятые из современного индустриально¬го массового производства, передавая тем самым отношение человека к его обезличенным жизни и смерти.
Против этого вырождения затем восстает крик «Часос-лова»: «Господи, дай каждому его собственную смерть» (II273) (96), а именно смерть, исходящую из неповтори¬мой жизни отдельного человека. И в связи с этим далее воз-никает осознание задачи, имеющейся у человека в отно-шении его собственной смерти: исполнить (vollziehen) эту смерть исключительно в качестве своего собственного ре-зультата — как говорилось в приведенных выше словах, «выделать» ее. Лишь в этом стремлении к достижению ♦большой смерти» человек поднимается от неподлиннос- ти своего существования к подлинности.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: