3.ОТНОШЕНИЕ К АЗИАТСКОЙ МЫСЛИ

Время: 3-09-2012, 19:45 Просмотров: 809 Автор: antonin
    
3.ОТНОШЕНИЕ К АЗИАТСКОЙ МЫСЛИ
Возможно, еще более уместно здесь было бы вспомнить ве-ликие образы азиатской религиозности, которые в пере-живании «ничто» запечатлевают избавление от мирских страданий. Так, весьма сходным образом это звучит в ре¬чах Будды: «И потому, монахи: все то, что относится к те-лесному, прошедшее, будущее, настоящее, собственное или чужое, грубое или изящное, простое или благородное, далекое или близкое: по истине, с совершенной мудростью, все телесно: это не принадлежит мне, это не есть я, это не моя Самость. Так же и то, что относится к чувству... и то, что относится к восприятию... и то, что относится к разли-чиям... и то, что относится к сознанию... (и далее в тех же словах). В этом смысле, монахи, опытному истинному при-верженцу надоест тело, и надоест чувство, и надоест вос-приятие, и надоест различие, и надоест сознание... “исся-кание есть рождение, аскеза завершается, труд выполнен, мир уже не здешний” — становится теперь ему ясно» . Сходство описания настолько убедительно, что представ-ленное здесь, являющееся развитой формой азиатской ме-тафизики, можно было бы отнести прямо-таки к описанию экзистенциального переживания: в результате снятия всех конечных определений «ничто» остается в качестве под-линного абсолюта.
Однако и с этой стороны экзистенциальную философию можно понимать неверно, пытаясь истолковать ее в совре-менном смысле как нигилизм. В действительности же под-ле подобного внезапного сходства тем сильнее выступает различие, в котором выражается общее различие между азиатским и европейским образом духа: азиатский путь, насколько он приближен к нам, в первую очередь, Шопен-гауэром, означает растворение воли к жизни в позиции чи-стого созерцания. Одновременно он означает растворение напряжения в чистой пассивности. Но экзистенциально-философское «ничто» ведет к совершенно противополож-ному. Оно ведет к высочайшему напряжению существо-вания, которое под давлением этого «ничто» одновремен¬но из человека выдавливается. Для экзистенциальной мысли «ничто» остается тревожным фоном, который раз¬рывает все хорошо знакомые жизненные отношения, вы¬нуждая человека к исключительнейшему напряжению своего существа. «Ничто» является не тем, в чем человек растворяется, подобно тому как азиат входит в нирвану, а тем, что отбрасывает человека к самому себе и обрекает на такое состояние (25), которое затем выразительно раз-вивается у Хайдеггера под названием «решимость» (die ♦Entschlossenheit»). Это одновременно означает: в то вре¬мя как азиатский тип поведения выводит к упразднению всего времени в вечности, в экзистенциальном типе вре¬менность и историчность человека выступают в их предель¬ной остроте.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: