1.ВЫДВИЖЕНИЕ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ

Время: 3-09-2012, 19:36 Просмотров: 886 Автор: antonin
    
1.ВЫДВИЖЕНИЕ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ
Именем философии существования, или же экзистенци-альной философии (3), обозначают философское течение, которое возникло прежде всего около 1930 года в Герма-нии, с тех пор продолжало развиваться в различных фор-мах и затем распространилось за пределы Германии. Един-ство этого, в свою очередь, внутренне еще очень разнооб-разного, движения состояло в возврате к великому датскому философу Сёрену Кьеркегору, лишь в эти годы по-настоящему открытому и приобретшему значительное влияние. Образованное им понятие экзистенциального су-ществования (4) обозначает общий исходный пункт полу-чившей тогда свое название экзистенциальной философии.
Это философское движение лучше всего понимается в качестве радикализации первоначального выступления философии жизни, как оно было воплощено на исходе XIX и в начале XX в., прежде всего Ницше и Дильтеем (этими двумя, между собой опять-таки столь различными, нату-рами стоит с самого начала наметить диапазон, в котором здесь должно браться понятие философии жизни). Постав-ленная философией жизни задача — понять человеческую жизнь, исключая все внешние установки, непосредствен¬но из нее самой, — в свою очередь, является выражением совершенно определенного конфликта и принципиально нового начинания в философии. Философия жизни пово-рачивается против любой всеобщей систематики и против любой воспаряющей метафизической спекуляции, веря-щей в возможность освобождения от связи с особенным местоположением философствующего к «чисто теоретичес-кой» позиции, и обнаруживает человеческую жизнь в ка-честве той предельной связующей точки, где укоренено все философское познание, а также вообще все человеческие достижения, точки, с которой они всегда должны быть об-ратным образом соотнесены (5). Иначе говоря, эта фило-софия отрицает покоящееся в себе царство духа, собствен-ную сущность (6) и самоцель великих сфер культуры: ис-кусства, науки и т. д., старается понять их исходя из жизни, откуда они произошли и где должны воплотить со-вершенно определенный результат. Итак, философия жиз-ни означает известный поворот от объективного к субъек-тивному, или, лучше сказать: от мышления, не связанно¬го субъективным началом, к мышлению, связанному таковым (7),
Однако с самого начала философии жизни было сужде-но терпеть неудобства от неопределенности взятого ею за основу понятия «жизнь». Должно ли было пониматься под этим особенное бытие отдельного человека с его неповто-римыми особенностями или нечто всеобщее, объемлющее индивидуума, куда было бы вложено любое отдельное лич-ное бытие (8), или же речь шла об особом надындивиду-альном жизненном единстве между обеими крайностями? Жизнь, какой она здесь представляется, видится бесконеч-но многообразной и многозначной, в самом человеке уже подразделяются различные пласты, вступают в противо-речие различные побуждения и склонности, в результате чего оказывается неясным, где же искать ту связующую точку, с которой должно соотноситься все остальное. Так в качестве следствия жизнефилософского начинания воз¬ник всеобщий релятивизм, грозивший полностью упразд¬нить окончательную безусловность в философии. Недаром философия жизни с особой предрасположенностью соеди-нялась с историческим сознанием, исходившим из разно-образия любых жизненных проявлений у разных народов в разные времена. Жизнь, этот «Сфинкс», в ходе истории постоянно изменяется, и вместе с ней изменяются любые человеческие воззрения и оценки. Нигде тут не должно полагаться чего-то устойчивого.
Здесь нет надобности прослеживать, насколько этот релятивизм укоренен в существе философии жизни, на-сколько он может быть преодолен посредством более глу-бокого осмысления ее основ. В любом случае, он имел мес-то как фактическая разработка и определил то положение, исходя из которого понимают выступление экзистенциаль-ной философии. Последняя, в отличие от возникшего та-ким образом релятивистского растворения и распада, вновь попыталась добыть прочную опору, нечто абсолют¬ное и безусловное, что находилось бы по ту сторону любой возможной изменчивости.
Подобная задача неизбежно возникала внутри фило-софского развития уже из разработок философии жизни и исторического сознания. Однако в том духовном положе-нии, что господствовало в Германии по окончании Первой мировой войны, она должна была ощущаться тем более настоятельной и привлекать к себе также и широкие кру¬ги общественного сознания. В то время, когда всем проч¬ным порядкам угрожал распад и все обычно считающиеся нерушимыми ценности оказывались сомнительными, то есть тогда, когда релятивизм отныне перестал быть уделом одинокого мышления и начал разлагать объективные жиз-ненные порядки, неминуемо должна была пробудиться потребность в окончательной, безусловной опоре, которая была бы неподвластна стихии этого всеобщего распада. Поскольку же человек разочаровался в любой объектив¬ной вере и для него всё стало сомнительным, поскольку все содержательные смыслы жизни (die Sinngebungen des Lebens) были поставлены изменчивостью под вопрос, ос-тался лишь возврат к собственному внутреннему, чтобы здесь, в окончательной, предшествующей всем содержа-тельным установкам глуби, добыть ту опору, которая бо¬лее не принадлежала бы объективному миропорядку. Это предельное, глубинное ядро (9) человека обозначают заим-ствованным у Кьеркегора понятием существования.
Тем самым, по крайней мере в первоначальных очер-таниях, выявляется исходное ядро экзистенциальной фи-лософии. Тем самым одновременно вырисовывается при-чина, почему в период после Второй мировой войны экзи-стенциальная философия вновь столь сильно привлекала к себе ожидания широкой общественности. В противопо-ложность релятивистским устремлениям философии жиз-ни и всеобщему распаду своего времени она вновь приня-лась отыскивать безусловную опору, при этом ей откры-лось, что последнюю нельзя обрести путем возврата к ка- кому-либо объективному порядку. Экзистенциальная философия стоит на жизнефилософской почве соотнесения всех объективных порядков с их происхождением в чело-веке, однако внутри него она разыскивает такую прочную точку, на основании которой была бы преодолена неопре-деленность философии жизни.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: