Управление будущим Земли

Время: 25-02-2013, 19:40 Просмотров: 971 Автор: antonin
    
Управление будущим Земли. На основе учения о воле к власти Ницше разрабатывал новую концепцию «большой политики», главной задачей которой является управление хозяйством всей Земли. И раньше, когда Ницше говорил о смерти Бога и наступлении нигилизма, он подчеркивал, что теперь задачу управления делами на Земле должен взять на себя человек, который ставит перед собой конеч¬ные цели. Люди не способны постичь порядок мира в це¬лом, ибо он кажется хаосом. Сами они также являются ча¬стью этого «хаоса». В «Веселой науке» Ницше утверждал, что мир представляет собой вечный хаос в смысле отсутст¬вия не необходимости, а порядка, формы, красоты, совер¬шенства и мудрости — всего того, что считается у человека эстетическим. Он писал: «С точки зрения нашего разума промахи суть правила, исключения отнюдь не составляют тайной цели, и все произведение извечно повторяет свой мотив, который никогда не может быть назван мелодией. Но как могли бы мы порицать или восхвалять вселенную! Остережемся приписывать ей бессердечность и неразум¬ность либо их противоположности: она не совершенна, не прекрасна, не благородна и не хочет стать ничем из этого, она вовсе не стремится подражать человеку! Ее вовсе не трогают наши эстетические и моральные суждения! Ей чуждо и всякое стремление к самосохранению и вообще всякое стремление; она не ведает также никаких законов. Остережемся утверждать, что в природе существуют зако¬ны. Существуют лишь необходимости: здесь нет никого, кто распоряжается, никого, кто повинуется, никого, кто нарушает. Зная, что нет никаких целей, вы знаете также, что нет и никакого случая, ибо только рядом с миром целей слово „случай“ вообще имеет смысл. Остережемся гово¬рить, что смерть противопоставлена жизни. Живущее есть лишь род мертвого, и притом весьма редкий род.— Остере¬жемся думать, что мир создает вечно новое. Нет никаких вечно сущих субстанций; материя — такое же заблуждение, как Бог элеатов. Но когда придет конец нашим предосто-рожностям и попечениям? Когда все эти тени Бога пере-станут нас омрачать? Когда обезбожим мы вконец приро-ду? Когда будем мы вправе оприродить человека чистою, наново обретенною, наново освобожденною природою!»162
Ницше считал образцом большой политики Римскую империю как антипод тенденциям современной Европы. Действительно, есть империи и империи. Для нас это сло-во стало символом колониализма или тоталитаризма. Ме-жду тем империализм XIX в. имеет мало общего с задачами империи времен Рима, главная из которых состояла в ци¬вилизации, а не в покорении и эксплуатации народов, на¬селяющих Европу. Именно в свете этой проблемы и возни¬кает вопрос об управлении будущим Земли, вопрос о «ми¬ровом правительстве». Его миссия состоит в том, чтобы ре¬шать и брать на себя ответственность за последствия вы¬бора будущего. Собственно, главное назначение «мирово¬го правительства» и состоит в осуществлении переоценки ценностей. Деятельность же всемирных организаций, в том смысле, какой вкладывал в нее Кант или интернацио-налисты, может оказаться губительным. По Ницше, ника-кое планомерное, сознательное управление человечеством вообще невозможно, если не решен вопрос о том, каковы условия культуры.
Ницше писал о насильственной природе социальных организаций и сравнивал политика с художником. Но для описания «общего управления Землей» этот образ уже не используется. Ницше разрабатывал новый язык, в котором центральную роль играет понятие не насилия, экономии. На него повлияла работа Е. Германа — профессора полити¬ческой экономии в Вене,— на которой он оставил множе¬ство пометок. Герман трактовал организацию хозяйства как продолжение эволюционного и культурного процессов и опирался на экономическую интерпретацию теории эво¬люции Дарвина. Благодаря книге Германа Ницше смог из¬бавиться от механистического понимания эволюции и дать ей «экономическую» интерпретацию. Сложные системы организованы на основе принципов экономии. Точно так же «экономически» интерпретировались культурные фе-номены. Например, религиозную мечтательность Ницше расценивал с хозяйственной точки зрения и интерпрети-ровал ее как способ легче переносить страдания в этом мире. Эти «небесные фантазии» характеризуются им как разновидность неадекватных инвестиций. Таким образом, порядок дискурса теологии сопоставляется с режимом экономии. Точно так же государство расценивается как промежуточная формы организации мирового хозяйства, как определенная машина, управляемая вождем. Герман считал, что экономическая конкуренция в конце концов приведет к всеобщей гармонии. Ницше оспаривал эту точ-ку зрения и предрекал, что инструменталистская позиция приведет к катастрофе. Он полагал, что последствия реали¬зации законов экономии для будущего человечества анало¬гичны последствиям нигилизма. Экономика, по мнению Ницше, будет все сильнее определять деятельность лю¬дей — люди станут все меньше стремиться к тому, чтобы вырасти до «сверхчеловека». С моральной точки зрения машинерия уравняет людей подобно тому, как подогнаны друг к другу зубчатые механизмы. В этом направлении бу¬дут действовать и государства, заменяющие воспитание дисциплиной.
«Мировое хозяйство» рассматривается Ницше с внемо ральной точки зрения как целое. Его масштабом становит¬ся не длительность отдельного, а сохранение существова¬ния рода. С точки зрения этого сверхморального суждения преобразуется и идея Бога — из «движущей силы» Бог пре¬вращается в максимум воли к власти. Но, полагал Ницше, с этой точки зрения ничего не волящий Бог как сумма все¬го нелогичного бесполезен, и, к счастью, такая суммирую¬щая сила отсутствует.
Экономическая позиция значима и для интерпретации идеи Ницше о вечном возвращении. Понимаемая космо-логически эта идея является бессмысленной и бесполез-ной. Научную аргументацию Ницше использует как пред-варительную для доказательства правдоподобности своей идеи. Космологическая интерпретация не посылка, а следствие его веры в возвращение того же самого. Ницше видел свою задачу в том, чтобы интерпретировать отдель¬ное с точки зрения целого. В мировом целом, которое ка¬жется хаосом, можно только ориентироваться — и это единственное средство в ситуации заброшенности, поки¬нутости человека высшими силами. Оно помогает обрес¬ти уверенность в ситуации оставленности, дает возмож¬ность сказать «да» случайным различиям. Вечное «да» пред лицом вечного становления — это основная идея учения о вечном возвращении. В таком мире единственно эффективным способом философствования становится ориентирование, которое опирается на понимание жизни как кругообразной смены кризисов и подъемов163. По¬скольку не вполне ясно учение Ницше о вечном возвра¬щении того же самого, то мы не можем решить и вопрос о нигилизме. Если бытие мыслится как нечто законосооб¬разное и упорядоченное, то становление — это, так ска¬зать, «хронический» процесс либо вечного возвращения одного и того же, либо беспорядочное хаотическое изме¬нение. Ницше известен как сторонник «вечного возвра¬щения». Правда, осталось не известным, что, собственно, возвращается?
Следует определить отличие «большой политики» Ниц¬ше от идей Канта о мировом правительстве. Разграничение проходит по линии признания общечеловеческой морали. Если посмотреть, как Кант обосновывал необходимость всемирногражданского состояния человечества, то мож¬но сказать, что его предложение о мировом правительстве последовательно развивает теорию общественного догово¬ра во всемирном масштабе. Наоборот, Ницше исходит из неэффективности стандартизации жизни на основе мора¬ли и идеологии. Он пишет: «...все средства, которые до сих пор должны были сделать человечество нравственным, были совершенно безнравственными»164.
Ж. Деррида весьма настороженно относится к «боль-шой политике» Ницше. Он отмечает: «Мы прочтем имя Ницше только в тот момент, когда большая политика вступит в игру на деле»165. Что такое «большая политика»? Означает она управление земным шаром или воссоздание рейха? С кем конкурировал Ницше: с Бисмарком или с самим Господом? Он писал: «У меня только две руки, а нужны миллионы сторонников. Лучшие из них офицеры и еврейские банкиры, ибо они репрезентируют волю к власти»166. Поскольку, признает Деррида, возможны не только фашизм и демократия, но и демократический фа¬шизм, постольку следует разобраться с альтернативными интерпретациями, не покидая текста, или же восприни¬мать их как перформативы и политическое использова¬ние цитат.
Следует признать, что «большая политика» Ницше — принципиально новая форма власти, опирающаяся не на военную силу, а на символическую власть. Понятие поли-тики, пророчествовал Ницше, совершенно растворится в духовной войне. Все формы власти старого общества, ко-торые покоятся на лжи, взлетят на воздух — будут войны, каких еще никогда не было на Земле. Ницше утверждал, что только с него начинается на Земле большая политика. Это высказывание часто интерпртировали как претензию на фюрерство. Между тем Ницше говорит о конце старой политики, которая велась военными средствами (война — это продолжение политики), и начале новой стратегии воли к власти — борьбе идеологий. Современность Ницше описывал не только черными красками. Он понимал не¬возможность возвращения «прекрасного прошлого» и ви¬дел перспективу в развитии новой культуры. Расценивая прошлую историю как стихийный, неуправляемый про¬цесс, он считал возможным создание лучших условий для существования людей. Они, полагал Ницше, «могут рассу¬дительно управлять миром как целым, взаимно оценивать и распределять общие силы человечества»167.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: