Ницше и Маркс

Время: 25-02-2013, 18:58 Просмотров: 1285 Автор: antonin
    
Ницше и Маркс. Новое оживление вокруг Ницше возни¬кает среди революционно настроенной интеллигенции. Особенно часто обсуждается сходство и различие учений К. Маркса и Ницше. Г. Струве, А. Трубецкой высказывались о важных точках их соприкосновения188. В истории отечест¬венной мысли отмечено духовное движение, называемое «ницшеанским марксизмом», к представителям которого относят М. Горького, А. Луначарского, А. Богданова и С. Вольского. Они пытались соединить идеалы социальной справедливости и индивидуальной «заботы о себе»189. Впро¬чем, ницшеанский период у будущих видных деятелей пар¬тии был недолгим — вскоре он сменился «богоискательст¬вом». В искусстве того времени, особенно у М. Горького,
А. Куприна, Л. Андреева, появляются герои ницшеанского типа. Некоторые исследователи находят их и у С. Эйзен¬штейна. В послереволюционной России влияние Ницше со¬хранилось в философии культуры, развиваемой В. Ивано¬вым, Ф. Зелинским, В. Вересаевым, А. Лосевым.
На ницшеанские мотивы у Маркса и особенно у Ленина, а также Горького, Луначарского, Белого, Блока и других «сочувствующих» указывали американские советологи. В частности, А. Игнатов оценивает идеи Достоевского и Ницше как гениальные пророчества тоталитаризма. Он пишет: «В середине самодовольного, близорукого, веря¬щего в свои иллюзии буржуазного XIX в. они почувствова¬ли нечто проявившееся только в нашем (ХХ.— Б. М.) сто¬летии,— тот новый, неизвестный ранее, но повсеместный опыт человечества, который позже был назван „тоталита ризмом“»190. В отечественной и зарубежной литературе уже неоднократно отмечалась концептуальная связь Достоев¬ского с социализмом, а Ницше — с националсоциализ¬мом. При этом Достоевский критикует социалистическую идею обществамуравейника, где царит равенство рабов, и экспериментирует в образах Раскольникова, Кириллова и Ивана Карамазова относительно возможностей личности, осознавшей, что «все позволено». Ницше — также абсо¬лютный противник социализма, противопоставивший ра¬венству концепцию «сверхчеловека». Игнатов пишет: «„Новый человек“ Достоевского и „сверхчеловек“ Ницше не боятся смерти, хотя не верят ни в Бога, ни в бессмертие; они сами себя чувствуют Богом»191. Свою статью Игнатов заключает выводом о том, что произведения Ницше и До¬стоевского предупреждают нас о той цене, которую чело¬вечеству пришлось заплатить за «убийство Бога»: вытекаю¬щая из этого бунта ликвидация морали обесценивает чело¬века и порабощает его самым ужасным способом,— через тоталитаризм; «страшная свобода» ведет к «страшному рабству». По этой логике получается, что интерес к Ницше со стороны большевиков был прерван только тем обстоя¬тельством, что их инициативу перехватил Гитлер.
В. П. Визгин характеризует «отчуждение» Маркса и «во¬лю к власти» Ницше как основные понятия «метафизики подозрения». Несколько подзабыв эволюцию Маркса, он утверждает: «Ницше начинает с того, чем закончил Маркс (свободный индивид)»192. Они одинаково критично отно¬сятся к буржуазному обществу, но приходят к разным ре¬шениям: Маркс видит «самоотрицание» капитализма в пролетарской революции, а Ницше — в его «декадансе» и «нигилизме», из которых вырастет «сверхчеловек». При этом теория освобождения Маркса опирается на науч-норационалистическую утопию, а Ницше в абсолютиза-ции разума видит начало «физиологического» упадка евро¬пейской культуры193.
Визгин отмечает ницшеанский характер русского боль-шевизма и высказывает предположение, что антифашист-ская критика Ницше Д. Лукачем является скрытой полеми¬кой со сталинизмом. Издательскую деятельность итальян¬ского марксиста М. Монтинари он связывает с увлечением коммунистов идеями Ницше, а также высказывает предпо¬ложение о том, что именно марксизм позволил М. Фуко трансформировать «волю к власти» к «воле к истине».
Попытка разрушения прежних ценностей, для того что-бы поставить на их место новые, кажется Визгину само противоречивой: на роль «сверхчеловека» претендовали фашисты и коммунисты, а воля к власти обернулась гос-подством техники. Расценивая эти события как отрица-тельные результаты реализации ницшеанских идей, он пи-шет: «Не ясно ли нам сегодня, по крайней мере, одно: со-ревнование с Богом, в частности в деле „идеалостроитель ства“, кончается крахом, кто бы ни брал его тяжесть на свои плечи — государство или индивид? Не в этом ли и урок марксизма и урок Ницше?»194
В Советской России в результате новой культурной по-литики сочинения Ницше перестали издаваться. Еще до начала второй мировой войны Ницше был причислен к идеологам германского фашизма и работы о нем имели одиозно критический характер195. Конечно, если согла-ситься с Т. Манном, который упрекал европейскую интел-лигенцию за эстетическую нейтрализацию имморализма Ницше, то следует полагать, что такие статьи направлены против вульгарного фашистского понимания Ницше. Но, к сожалению, при этом «доставалось» и Ницше, а не толь-ко его фашистским интерпретаторам.
Работы С. Ф. Одуева выражают официальное отноше-ние к философии Ницше в СССР196. Впрочем, судя по ци-татам из многочисленных зарубежных изданий, на кото-рые ссылался Одуев, такая оценка Ницше была распро-страненной не только в Советском Союзе. Как известно, сегодня активизируются фашистские партии, а они, как правило, проявляют специфический интерес к наследию Ницше. Влиянию этих партий должна противостоять не только политическая борьба, в ходе которой можно до-биться, например, запрета на издание произведений Ниц-ше, но и работа интеллектуалов, направленная на критику фашисткой интерпретации философии Ницше. В связи с этим необходимы новые переводы, прежде всего перевод критического издания сочинений Ницше. Некоторым на-ивным людям кажется, что фашизм давно ушел и только по какомуто недоразумению (в России — по причине рас-слоения, обнищания и озлобления населения) произошла вспышка этой чумы в ХХ1 в. Русские фашисты появились как общественное движение на волне демократии. Как и появление других «меньшинств», их появление иногда рас¬ценивают как необходимую плату за свободу. И все же воз¬никает подозрение, что демократия платит такой ценой, не потому что предоставляет свободу всем, в том числе и та¬ким монстрам, какими являются фашисты, а потому что она их сама порождает. Защитникам «прав человека» такая мысль может показаться ужасной. Но, поскольку идеаль¬ных форм правления не существует, полезно помнить и о недостатках демократии. Если теоретики «развитого со¬циализма» преодолевали недостатки общества идеологией «светлого будущего», то фашисты объясняют нереализуе мость своих идей поисками врагаеврея. Если общество не хочет оставаться слепым относительно перспектив своего развития, то оно должно поддерживать критически на¬строенную интеллигенцию, напоминающую об опасности фашизма.
Запад внимательно отслеживает проявления фашизма и антисемитизма в России, но гораздо меньше озабочен по-вторением этих форм зла внутри себя. Фашизм в России рассматривается как реабилитация наиболее опасного и воинственного коммунизма. Вопрос об их соотношении слишком сложен, чтобы решать его походя, но всетаки стоит обратить внимание на их несходство (возможно, взаимодополнительность), проявляющееся в том, что ком¬мунизм имеет вселенский характер и вызван научнотех¬ническими утопиями, в которые вписано христианское желание и мечта о земном рае, а фашизм принципиально и открыто недемократичен, не чуждается зла, а главное, яв¬ляется выражением голоса «крови и почвы». Фашизм воз¬рождается не столько в условиях нужды, сколько в более благоприятных условиях западных демократий, когда воз¬никает опасность утраты национальной идентичности. И в последнем случае он является стихийным движением са¬мосохранения. Не только коммунистический интернацио¬нализм, но прежде всего то, что Маркс называл формиро¬ванием транснационального капитала,— вот что угрожает существованию нации и ведет к ее растворению.
Фашизм и коммунизм являются формами протеста. Они различаются не только по форме, но и по содержанию. К протесту трудящихся против эксплуататоров фашисты до¬бавляют протест против растворения нации, и это дает им дополнительную силу. Итак, классы и нации — то, что со¬ставляло основу буржуазного общества,— сегодня претер¬певают инфляцию, и именно это порождает реакции, имеющие специфический цвет.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: