Михайловский

Время: 25-02-2013, 18:56 Просмотров: 1053 Автор: antonin
    
Михайловский. Имморализм Ницше Н. К. Михайлов-ский связывает с реакцией на определение человека как орудия общества. Мораль — это форма подавления инди-видуальности, требующая самопожертвования, отказа от себя в пользу общества, которое превращается в стадо. Нравственность есть не что иное, как форма стадного ин-стинкта. В имморализме Ницше Михайловский увидел «протест личности против условий, нарушающих ее досто¬инство и интересы, полноту и, так сказать, многогранность ее жизни»183. Михайловский указал на своеобразие Ниц шева «индивидуализма», оторвав его от либеральных или анархических интерпретаций. Ницше протестовал против сведения человека к общественному орудию. «Индивидуа¬лизм», по мнению Михайловского, не ограничивается со¬ответствующей идеологией. Быть человеком — значит об¬ладать не только «духом», но и телом.
Современное образование сделало разум средством под¬чинения человека обществу. Михайловскому понравилась мысль Ницше о том, что наука является формой власти и может использоваться как средство угнетения. В противо¬положность просветительскому пониманию знания, он осознал, что «факты» и «законы» могут использоваться для управления и манипуляции людьми. Этим вызвано его ам¬бивалентное отношение к науке. Наука, с одной стороны, открывает новые возможности существования, а с другой стороны, опирается на инстинкт приспособления к окру¬жающей среде. Будучи революционной силой обществен¬ной жизни, наука на удивление консервативна. Роль лич¬ности в современной технонауке становится ничтожной. Дело даже не в том, что открытия делаются крупными ис-следовательскими коллективами, а в том, что эти открытия служат исключительно прагматическим, производствен¬ным целям. Наука и философия утратили инновационн ныйдух. Их идеи перестали открывать новые возможности.
Отстаивая свободу личности, Ницше объявляет челове-ка эгоистом. Но это и есть болезнь европейцев. Кажущееся недоразумение, по мнению Михайловского, снимается тем, что эгоистом считается лицемер, который говорит не так, как думает. Ницше вовсе не был продолжателем рас¬пространенной в XIX в. идеологии «разумного» эгоизма, сторонники которой разоблачали альтруистическую этику как форму реализации эгоизма. У Ницше встречается эта «критикоидеологическая» риторика, но она служит лишь разоблачению господствующей морали. Между тем если бы мораль и другие формы «возвышенного» были только формами индивидуального поведения, т. е. своего рода «цивилизованным эгоизмом», то не было бы никакого смысла в отрицании общепринятой морали. Если она яв-ляется формой воли к власти, то зачем ее отвергать? Может быть, критике подлежит лишь ее «альтруистическая» вер¬сия или разоблачается ее «нечестное» использование? Оба возможные решения реализованы Ницше. Он не отвергает мораль, а предлагает «перспективистское» ее истолкова¬ние. Взамен господства всеобщей морали он предлагал множество индивидуальных моралей. Но перспективизм Ницше не сводится к свободе мнений, ибо определяется местом человека как телесного существа. Человеческий «эгоизм» не является следствием принципа автономии. Каждый индивид представляет собой отдельную монаду и должен заботиться о самосохранении, он далеко не всем может поделиться с другим. Понимая человека как само-стоятельную, сильную личность, Ницше вовсе не исклю-чал ее связей с другими. Парадокс альтруистической мора¬ли состоит в том, что ее «подсознанием» является нена¬висть к другому. Наоборот, реализация своей индивидуаль¬ности толкает человека к поискам близости с другими. Наиболее близким отношением к другому человеку у гре¬ков, например, была дружба. Идеал близкого и сильного взаимодействия Ницше и противопоставил социализму, в котором он видел продолжение стадного инстинкта. В противоположность стадному коллективизму Ницше предлагал «дивидуализм», в котором отдельные самостоя¬тельные индивиды оказываются звеньями цепи жиз¬нитраты (в противоположность жизниэкономии).
Сказанное является, к сожалению, лишь допущением того, что мог сказать Михайловский. На самом деле он не смог или не захотел (сослался на отсутствие времени и мес¬та) предпринять глубокое содержательное исследование и ограничился приведением стандартных поверхностных возражений. Михайловский отметил псевдонаучный ха¬рактер Ницшевой генеалогии морали и высмеял идеал «бе¬локурой бестии». В этом он, пожалуй, прав. Хотя мы не много знаем о «морали» доисторических и даже раннеис¬торических народов, но очевидно, что в прошлом не суще¬ствовало ничего похожего на сверхчеловека. А ведь Ницше проецирует в будущее наше «славное» прошлое. Михай¬ловский не поддается историческому романтизму и указы¬вает на жестокость и грубость первобытных нравов. Сего¬дня общество имеет возможность позволить себе сострада-ние, но проявляет его весьма скромно.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: