Де Роберти.

Время: 25-02-2013, 18:55 Просмотров: 1033 Автор: antonin
    
Де Роберти. Возражая против оценки Ницше как ирра ционалиста, Е. В. де Роберти писал: «Многие вполне ис-кренне пришли к выводу, что философия Ницше является чемто вроде сплошного междометия, глухого стона боли, затаенной жалобы нежной благородной натуры, которую коробит от прикосновения с грубой действительностью»180. Между тем, утверждал де Роберти, Ницше — острый поле¬мист и последовательный логик. Он ставит самые трудные проблемы, а в качестве объекта критики выбирает кажу¬щиеся наиболее убедительными утверждения крупных мыслителей. Де Роберти протестовал против трактовки Ницше как идеолога новой германской империи, так как полагал, что Ницше беспокоила судьба всей Европы. Ее главными недугами де Роберти считал ослабление индиви-дуальности, развитие стадного, точнее казарменного, духа, а также вялость, безволие и трусость. Люди, существующие в условиях комфорта и безопасности, начинают чрезмерно бояться опасностей, они перестают рисковать и напрягать свои силы для достижения великих целей. Де Роберти при¬знает Ницше оригинальным социологом и обращает вни¬мание коллег на эффективность его проекта. Антиномию, над решением которой бился Ницше,— столкновение аб¬солютной свободы и относительного знания,— де Роберти, в отличие от Шестова, решает в духе детерминизма; при-чем следует признать, что его решение выглядит убеди-тельно: знание является формой власти, но оно же обеспе-чивает свободу человека.
Вызывает уважение позитивная оценка де Роберти сочи¬нений Ницше. Де Роберти проницательно отметил, что именно в критике христианской морали и научного разума Ницше выступает как чистый альтруист и честный ученый. «Если приглядеться к нему внимательно, если вникнуть в его скрытые побуждения,— писал де Роберти,— он ока¬жется, пожалуй, на поверку наиболее искренним и твер¬дым человеколюбием всей нашей эпохи»181. Ницше считал демократию тупиковой по той причине, что она нейтрали¬зовала власть сильных и устанавливала власть «средних». Однако аристократический идеал Ницше де Роберти трак¬тует как проект «аристократизации толпы», т. е. воспита¬ния сильных, свободных и независимых личностей, возве-личивания всех и каждого. Ницше, писал де Роберти, «ока¬жется также, пожалуй, на поверку, революционером чистейшей крови, настоящим демократом, освободителем несчастных, обезличенных и обездоленных, забитых на-родных масс»182.
Почему мы не принимаем и осуждаем философию Ницше? Нам кажется, что она может внушить молодежи нигилизм. А молодежь должна верить в смысл и цель жиз-ни, иначе она перестанет учиться и работать, и станет, на-пример, употреблять наркотики. Между тем на это можно посмотреть и подругому: не потому ли молодежь прибе-гает к наркотикам, чтобы жить? Их жизнь устроена столь безобразно, что без наркотиков никак нельзя. Но, если серьезно, привычка к наркотикам создается до и помимо интеллектуальных практик. Интеллектуал может поста-вить проблему, но разрешить ее мыслью он не в силах. Для этого нужны дисциплинарные меры. То, чем пугают критики Ницше, не является следствием его философии. Нигилизм — это следствие половинчатой политики, когда все знают, что нет ни Бога, ни смысла, но боятся, что без веры жизнь станет еще хуже. А она уж и без того хуже не-куда. Поскольку в бытии нет ни истины, ни смысла, то каждый сам должен их устанавливать, в зависимости от своего места в жизни. Ницше вовсе не отвергал ни истину, ни добро, ни красоту (без них человек остался бы живот-ным), он отвергал абсолюты, считая их допущение пара-личом воли.
Ницше писал о том, что каждый из нас чувствует, но не решается говорить. Де Роберти поднимает вопрос, от чьего имени говорит Ницше. От имени зла, которое присуще че¬ловеческой природе; зла, с которым ведет борьбу цивили¬зация и нравственность путем воспитания и повышения уровня комфорта? Или языком Ницше говорит наша душа, забитая повседневными заботами выживания, а может быть, наше тело, наша родовая сущность, искаженная ци¬вилизацией? По мнению де Роберти, кроме недозволен¬ных и осуждаемых моралью переживаний и поступков Ницше дал голос страхам, которые испытывает каждый образованный и обеспеченный человек, заботящийся о бу¬дущем. Это не только леденящий душу ужас личной смер¬ти. Мы както смиряемся с ее неизбежностью. Но мы бо¬имся за будущее своих детей, родины, цивилизации. Наша «большая политика» както недальновидна и ориентирова¬на на сиюминутную выгоду, более того она зависит уже не от человеческих, а, скорее, от технологических предпосы¬лок и факторов. И эти страхи, запущенные как ни странно самим прогрессом, не только не утихают, но становятся все сильнее.
Катастрофизм, ощущение кризиса Европы стали после Ницше темами академической философии. Наоборот, де Роберти указывал, что мы боимся в Ницше не того, чего надо бояться. Ощущение близкой катастрофы есть не что иное, как порождение ускоренного развития технической цивилизации. По мнению де Роберти Ницше — этот «фи-лософ подозрения» — оказался доверчив к страхам (он принимал их за тайные предчувствия души!), которые были искусственными, хотя быть может и побочными, продуктами цивилизационного процесса.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: