Ницше в России

Время: 25-02-2013, 18:51 Просмотров: 1120 Автор: antonin
    
Ницше в России
Одной из причин неослабевающего интереса к насле-дию Ницше в России является выдвинутое еще при первом знакомстве с его сочинениями предположение, что он яв¬ляется «самым русским» философом на Западе. Интенсив¬ное переиздание сочинений Ницше, как ни странно, не снимает, а лишь усугубляет трудности изучения его насле¬дия — это объясняется тем, что переводы Ницше изобилу¬ют устаревшими интерпретациями. Российская общест¬венность все еще воспринимает философию Ницше в по¬нятиях «сверхчеловек», «воля к власти» и «вечное возвра¬щение». Между тем давно пора сменить эти установки и осмыслить ее сквозь призму понятий «перспективизм», «интерпретация», «знаки», «справедливость» и др. Для того чтобы заявить «русского Ницше», т. е. творчески продол¬жить так удачно начатую в России в ХХ в. интерпретацию, необходимо ознакомиться с основными подходами и оценками ведущих ницшеведов. Некоторые, особенно французские (Ж. Делёз, Ж. Деррида), интерпретации из¬вестны в России и оказывают влияние на вновь начавшие¬ся дискуссии о Ницше. Вместе с тем они далеко не одно¬значны и могут восприниматься лишь на фоне критиче¬ских исследований, выполненных такими признанными философами, как М. Хайдеггер, К. Ясперс, Э. Финк, К. Лёвит и др. Вопрос о том, насколько радикально повли¬ял Ницше на формирование философии в России в ХХ в., является спорным. Одни продолжают утверждать, что Ницше воспринимался как «самый русский» и одновре¬менно подлинно христианский среди западных мыслите лей115. Другие столь же категорично это отрицают116. По¬добная постановка вопроса о влиянии Ницше на развитие философии не только в России, но и в других странах Вос¬точной и Западной Европы, Америки и Азии является весьма распространенной117.
Столь резкое различие в подходах может иметь опреде-ленное эвристическое значение в начальной фазе исследо-ваний рецепции Ницше в той или иной культуре, однако оно скорее препятствует, чем способствует выявлению сле¬дов его влияния на того или иного конкретного философа. «Прививка» наследия Ницше не является одноразовой, ибо прочтение его современными продуктивными мыслителя¬ми отличается от рецепций начала ХХ в. Если труды Канта и Гегеля изучали в университетах и актуализировали лек¬ционные курсы любительскими дискуссиями, то написан¬ные в открытой, почти художественной, форме сочинения Ницше сразу стали популярными среди самого широкого круга российских читателей. Но их доступность была ка-жущейся. Не случайно, не только восторженная толпа по-читателей Ницше, нашедших в нем кумира, но и профес-сиональные философы, причем такие крупные мыслите¬ли, как В. С. Соловьев, С. Л. Франк, Н. А. Бердяев, Л. Шес¬тов, В. В. Розанов, как правило, ограничивались лишь тем, что выхватывали из его текстов нечто знакомое и близкое.
Одна из задач современного российского ницшеведения состоит в том, чтобы, на волне новой популярности Ниц-ше, не допустить очередного «заказного» прочтения. Такие понятия, как «дух времени», «судьба», «ситуация», «на¬зревшая потребность», часто манифестируют эгоистиче¬ские интересы политической, финансовой или военной элиты, старающейся представить их как всеобщие и на¬сущные нужды. Поскольку сегодня философы уже не на¬стаивают на том, что чистый разум является самой автори¬тетной инстанцией принятия решений, постольку стоит стараться сохранять некоторую возможную дистанцию философии от перечисленных форм «веления времени». Ведь бывает, что время «сходит со своих кругов», и тогда ктото должен на это указать. Новое часто воспринимается через призму старого. Поэтому весьма распространенным является прочтение Ницше через Достоевского. Это харак¬терно как для начала, так и для конца ХХ в. В. В. Розанов писал: «Впервые в истории западноевропейский власти¬тель дум и прославленный философ во весь голос повторял то, что уже было добыто русской мыслью в лице Достоев ского»118. Примерно также думает и один из современных талантливых переводчиков и комментаторов Ницше К. А. Свасьян. Он пишет: «Впечатление нередко таково, что в последних произведениях Ницше философствуют разные герои Достоевского»119. Удивительно, что иммора¬лизм не принимался всерьез и прощался Ницше как твор¬ческому и к тому же пораженному неизлечимой болезнью человеку.
Хотя многие современные авторы считают, что созвуч-ность идей Ницше и Достоевского служит чуть ли не глав¬ным доказательством близости отечественного и европей¬ского типов ментальности120, тем не менее изучение пер¬вых работ о Ницше показывает, что большинство пишу¬щих ошибочно трактовали и во многом произвольно ис¬пользовали его высказывания. Парадоксально, что своих самых горячих почитателей в России Ницше нашел пре¬имущественно изза некорректного понимания его фило¬софии. Возможно, самое поразительное состоит в том, что идеи Ницше положительно воспринимались именно пред¬ставителями русской религиозной философии. У многих философов и теологов назрело убеждение, что современ¬ному поколению подобает иной образ Бога, нежели тот, что создан приходскими священниками для утешения ста-рушек и устрашения слишком игривых мужчин и ветреных женщин. Л. Толстой отказывался принимать причастие, ибо не верил в то, что можно вкушать Кровь и Плоть Хри¬стовы. Как и Ницше, он осознал извращение Евангелия церковью и предпринял попытку переписать его. В России заговорили даже о «Третьем завете» и о новом приходе Спасителя. Отсюда понимание «Сверхчеловека» как ново¬го Христа. Русская общественность восприняла филосо¬фию Ницше как новую религию. Но этим было нейтрали¬зована возможность ее фашистского прочтения в России.
Философская истина в России воспринималась как от-вет на вызов жизни, как то, за что страдает и умирает чело¬век. Страдание как бы создает нимб святости вокруг голо¬вы мученика. И сегодня пишущие о Ницше не могут удер¬жаться — одни в качестве оправдания, другие в качестве последнего критического аргумента — от того, чтобы не сказать, что он заплатил своею жизнью за великие или грешные мысли. «Ницше,— писал В. Соловьев,— искупи¬тельная жертва за грехи новых времен»121. Современный автор Т. А. Кузьмина начала критиковать Ницше, опираясь на статью М. Хайдеггера «Слова Ницше „Бог мертв“», и пришла к выводу, что и сам Ницше, и наше поколение, судьбу которого он пророчески предвидел,— это расплата за «убийство Бога»122.
Оригинальные и смелые высказывания Ницше не оста-лись незамеченными ни одним русским мыслителем и серьезно повлияли на интеллектуальное развитие россий-ской интеллигенции. Ницше стал широко известен в Рос-сии в 1892—1893 гг., после выхода очерка В. П. Преобра-женского, который считается первым русским ницшеан-цем. Можно дополнить и уточнить начатую В. П. Шеста-ковым и Ю. В. Синеокой периодизацию истории рецепций Ницше в России:
1- й период охватывает последнее десятилетие XIX в., когда появились первые переводы Ницше и критические статьи В. Преображенского, Н. Михайловского, В. Со¬ловьева, Н. Федорова, Л. Лопатина, Н. Грота и др.;
2- й период относится к первой четверти ХХ в. и характе¬ризуется изданием собрания сочинений Ницше и появле¬нием отечественных монографий, в которых предприни¬мались попытки сравнения Ницше с Толстым и Достоев¬ским; наряду с этим Л. Шестов, В. Розанов, Н. Бердяев,
Д. Мережковский критически анализируют и развивают его идеи;
3- й период продолжается до середины 20х годов ХХ в., когда наиболее значительные рецепции через призму фи¬лософии культуры осуществлены Ф. Зелинским, В. Ивано¬вым, В. Вересаевым;
4- й период включал в себя сначала сугубо одиозные оценки Ницше как родоначальника фашизма, а затем бо¬лее обстоятельные, но в основном критические исследова¬ния (впрочем, и в западной литературе того времени гос¬подствовала оценка Ницше с точки зрения воли к власти, понимаемой как проповедь насилия);
5- й период — ренессанс философии Ницше — начиная с 1990 г., когда после долгого перерыва вышел первый боль¬шой двухтомник его произведений, книги Ницше стали переиздаваться, причем большими тиражами; назрела по¬требность новых переводов, сверенных с критическим из¬данием наследия Ницше; количество статей о нем стреми¬тельно нарастает, появляются серьезные монографии (нельзя не отметить, что интерес к Ницше вызван тем, что в его философии, как и в начале ХХ в., ищут ответ на акту¬альные проблемы современности)123.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: