Рецепции Ницше в Америке

Время: 25-02-2013, 18:50 Просмотров: 917 Автор: antonin
    
Рецепции Ницше в Америке
В Америке — стране эмигрантов и маргиналов — к Ницше, кажется, не должны испытывать предубеждения. И действительно, именно там был благосклонно встречен «французский Ницше», которому Старый Свет отказал в «легитимации». Американское прочтение, сфокусирован-ное на философии политики, немыслимо без учета евро-пейской истории вокруг «дела Ницше». Философ, рито-рика которого использовалась националсоциалистиче¬ской идеологией, долгое время расценивался исключи¬тельно негативно. В большинстве американских работ Ницше характеризуется как противник демократии. Од¬нако во второй половине ХХ в. в Америке стали появлять¬ся исследования его философии, свободные от ярлыков антидемократизма, более того, раскрывающие плодо-творность его наследия для разработки новых перспек-тивных политических доктрин, развивающих принципы демократии в условиях нового многополярного мира. К числу наиболее ярких работ такого рода относится книга
А. Данто «Ницше как философ» (1965). Автор попытался спасти Ницше от идеологических оценок тем, что перенес центр тяжести с политики на проблематику языка и, та¬ким образом, заложил литературнофилологическую ре¬цепцию Ницше в Америке. Данто сравнил философию Ницше с лабиринтом Минотавра и попробовал техника¬ми аналитической философии дополнить постструктура листские стратегии нейтрализации натуралистического истолкования его идей. Американские дискуссии враща-ются вокруг главного вопроса: является Ницше против-ником демократии или же ее сторонником, который, кри-тикуя недостатки, стремился к освобождению людей от фальшивых кумиров. Новым в этих дискуссиях является то, что борьба ведется не против, а за Ницше. При этом обсуждаются точки зрения европейских как ницшеанцев, так и антиницшеанцев, дискуссии Делёза с гегельянцами, постструктуралистов с академическими ортодоксами, а также французских «новых философов» с их немецкими оппонентами — Ю. Хабермасом и М. Франком. Эта от-крытость делает американские дискуссии весьма интерес-ными и плодотворными. Если раньше наследие Ницше оценивалось сквозь призму расизма, сексизма и элита-ризма, то теперь чаще обращают внимание на критику на-ционализма, догматизма, идентичности, на аргументы в пользу плюрализма. Особое внимание американцев при-влекает агональный мотив, который кажется им важным для стимулирования демократии.
В американских дискуссиях прослеживается тенденция разделения наследия Ницше на две части: если его фило-софские идеи представляются весьма актуальными в усло¬виях современности, то его политические убеждения — ус¬таревшими и консервативными. Трудно удержаться от критической оценки механистического разделения фило¬софских и политических взглядов. Можно ли считать по¬литические убеждения Ницше прамодернистскими, а его философские взгляды — постмодернистскими? Такие «бо¬танические» эксперименты не учитывают органики фило¬софствования. Хотя, несомненно, есть противоречие меж¬ду политической и эпистемологической философиями Ницше, всетаки не трудно показать, что именно благода-ря критике науки, метафизики и теологии Ницше развивал свои политические идеи. Проблема состоит в том, что он критиковал социальные институты с точки зрения своей концепции индивидуальной «воли к власти». Понимание же структуры власти как субъективности, перенос ее на по¬литические и социальные институты общества осуществил М. Фуко. Фуко был, конечно, многим обязан Ницше, но было бы ошибкой отождествлять их взгляды.
Не менее спорными, хотя и интересными, кажутся по-пытки оправдать с современной точки зрения именно по-литические воззрения Ницше. Если определить позицию Ницше как «аристократический радикализм», то он ока-жется своеобразным защитником либеральных ценностей от опасных тенденций маргинализации общества. Ницше критиковал сторонников равенства и призывал к «сильной власти», суть которой видел в свободной борьбе сил. Такой «агональный» подход импонирует американцам, которые, отстаивая «общечеловеческие ценности», одновременно ищут наиболее эффективные способы самореализации ин¬дивида.
Кроме антидемократизма, другим нервным пунктом американских дискуссий о Ницше является антимора-лизм. И тут тоже возникает заманчивая перспектива — превратить Ницше из критика морали и религии в их за-щитника. Такую перспективу указал Р. Рорти, который, следуя примеру Ницше, пытался показать, что эстетиче-ская позиция предпочтительнее этической, ибо моралисты чаще всего служат осуждению зла, а не его искоренению, в то время как художники и поэты, описывая страдания лю¬дей, делают нас чувствительными к чужой боли.
Трактовка философии Ницше как своего рода «литера-турной жизни» становится весьма популярной. Ницше строил свою жизнь как произведение искусства, а свою философию моделировал по литературным канонам. От-сюда его отношение к миру — это интерпретация. Все то, что принимается как призывы к практическим и полити-ческим акциям или указание на некие реальные предметы или процессы, такие как «нигилизм» или «воля к власти», есть не более чем знаки или риторические приемы. Спосо¬бом избежать объектных фиксаций для Ницше стало мно¬гообразие стилей. Меняя их, он, собственно, и оставался не таким, как о нем думали другие. Подобный подход сни¬мает трудности целостной, систематической реконструк¬ции наследия Ницше и вообще всякие претензии на аутен¬тичное прочтение. «Воля к власти», «генеалогия», «вечное возвращенине» — это не какието положительные, космо¬логические или моральные, а критические понятия, спо¬собствующие преодолению собственных односторонних взглядов. Философия Ницше направлена не столько на мир, сколько на самого себя, на интеграцию собственного характера.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: