Ницше: адвокат Бога или черта? (Штегмайер)

Время: 25-02-2013, 18:43 Просмотров: 814 Автор: antonin
    
Ницше: адвокат Бога или черта? (Штегмайер)
ХХ век стал веком морали, возвышением которой Европа отвечала и на мировые войны, и на новые современные уг¬розы, такие как атомная война или глобальное истощение ресурсов Земли. Массовыми гуманистическими движения¬ми моралисты пытаются спасти мир. Даже националсо¬циалисты исходили из моральных соображений, когда хоте¬ли улучшить человеческую породу. Точно так же массовые движения протеста, терроризм, фундаментализм, новый национализм, призывают принести себя в жертву ради луч¬шего будущего. Моральное осуждение этих движений не дает успеха, а подразумевает, будто наша мораль является лучшей. Любая мораль считает себя самой лучшей и предпо¬лагает борьбу за ее утверждение и защиту. В ходе крушения тоталитарных идеологий происходит разочарование — вера в превосходство своей морали осознается как слепая. При этом потребность морального самоутверждения не исчеза¬ет, происходит смена мест: то, что казалось добром, оказа¬лось злом. Но само зло лишь убеждает, что добро есть. Ана¬логичная вера питает современные моральные движения за эмансипацию, за экологию в Америке и Европе. Их привер¬женцы слепо верят в превосходство своей морали.
По мнению В. Штегмайера, Ницше был мужественным критиком морали и мышления, ибо осознавал, что мораль кладет предел его мышлению. Мы нуждаемся в морали, когда действуем. Она ограничивает произвол, цивилизует поступки. Но если мораль оправдывает поступок, то сама она уже ничем не оправдывается. Попытка ее оправдания снова приводит к морали. Тот, кто действует на ее основе, слеп. В этом, утверждает Штегмайер, проявляется опас-ность морали. Мораль тем выше, чем чаще мы привлекаем ее для оправдания действия. Если мы мыслим, то мыслим морально. Мораль определяет наше мышление и кажется нам очевидной, но эта очевидность — порождение нашей морали для нас.
Начиная с Сократа философия занимается анализом границ нашего мышления. Кант называл это критикой чистого разума. Он хотел ограничить мышление самим мышлением. Сократ и Кант видели в мышлении оконча-тельную инстанцию для проверки и обоснования поступ-ка. Само различие добра и зла в конце концов выводилось из различия истины и заблуждения. По Сократу, мы дейст¬вуем, если сознаем свою правоту. После Ницшевой крити¬ки морали мышление также утрачивает свою очевидность. Поэтому, считает Штегмайер, вера мышления в то, что оно выступает последним основанием поступка,— великая опасность для него. Оно может стать врагом жизни, пред¬писывая ей свои принципы как безусловные. Поэтому мышление нуждается в морали, которая ограничивает его необходимостью жизни. Благодаря морали мы способны ориентироваться62.
Ницше, по мнению Штегмайера, вовсе не хотел ликви-дировать мораль, так как хорошо понимал, что это невоз-можно. Его целью была проблематизация безусловной ценности морали для жизни. Ницше писал: «...все этики были до сих пор настолько глупы и противоестественны, что от каждой из них человечество сгинуло бы, овладей они человечеством.»63 Ницше не был противником просвеще¬ния, предпринятого Сократом и Кантом, хотел идти даль¬ше их и развенчать самоочевидность морали и мышления. Он покусился на прежние жизненные устои; и это считали опасным. Для приверженцев старых принципов критика Ницше кажется фривольной. Но следует учитывать, что критика — это только средство его философии. Ницше ис¬кал новый образ этики, которая уже не претендует на обос¬нование морали, а является этикой рефлексии собствен¬ной морали в морали других. Кто осознает мораль как гра¬ницу своего мышления, тот уже не ждет, что его мораль будут признавать другие. Не мораль определяет взаимодей¬ствие людей, наоборот, чтобы взаимодействие стало воз¬можно, все должны рефлектировать свою мораль относи¬тельно моралей других. Речь идет не о господстве, а о при¬знании собственных границ. Ницше, считает Штегмайер, стремился укрепить и усилить индивида, призывая его жить на основании собственной морали. В этом есть опас-ность, но и преимущество, состоящее в том, что другие также могут жить по своей морали. Следует воздерживать¬ся от того, чтобы судить других. Критика морали Ницше направлена не только на защиту индивидуальной морали, но и на признание права других на свою мораль. Рефлек¬сия своей морали с позиции морали других открывает воз¬можность этики свободной индивидуальности.
Подводя итоги анализа аскетического идеала, Ницше указал, что его настоящим врагомвредителем являются комедианты этого идеала. Он писал: «Безусловный поря-дочный атеизм, не пребывает поэтому в противоречии с этим идеалом, как могло бы показаться; скорее, он пред-ставляет собою лишь одну из последних фаз его развития, одну из заключительных форм его во внутренней логики становления — он есть импозантная катастрофа двухты-сячелетней муштры к истине, которая под конец возбраня¬ет себе ложь в вере в Бога»64. Сегодня Ницшева критика мо¬рали кажется еще более ужасной, чем раньше. Его совре¬менники остались к ней безучастными. Их собственная мораль казалась им незыблемой. Сам же Ницше восприни¬мался как аутсайдер. Действительно, профессор на пен¬сии, печатавший на свою небольшую пенсию книги, кото¬рые читались немногими, больной человек, постепенно впадающий в безумие. Только во время мировых войн и со¬циальных революций, в эпоху крушения старого порядка Ницше обрел славу демонического гения. А после 60х го¬дов ХХ в. он стал предметом научных исследований и пре¬вратился в «классика». В какойто степени это возвысило Ницше и одновременно удалило от людей, для которых он писал,— поскольку за него взялись ученые, постольку он оказался нейтрализован от масс. Возможно, время адек-ватного восприятия Ницше еще не наступило, так как мы все еще живем в той трагедии, которую он предрекал.
В статье «Новое понимание философии у Ницше» Штегмайер раскрывает своеобразие ницшеанского фило-софского проекта65. Он реконструирует духовную ситуа-цию времени и выявляет предпосылки столь необычного предложения, что оно до сих пор еще не было понято. 1870 г., когда Ницше писал «Рождение трагедии», отмечен вспышкой борьбы вокруг понимания гегелевского насле¬дия. Политические и хозяйственные преобразования в Гер¬мании стимулировали развитие науки и философии, появ¬ление большого числа школ и направлений. Основными понятиями стали «логика», «теория познания», «система», «мировоззрение». Штегмайер отмечает, что в противопо¬ложность этому Ницше поставил вопрос о ценности фило¬софии. Он вернулся к философской традиции, чтобы по¬казать актуальность философии для своего времени. Ее ценность определяется полезностью для жизни, способно¬стью управлять культурой.
Мысль о необходимости управлять культурой кажется сегодня неприемлемой. Однако Ницше имел в виду не по-литику, а достижение единства художественного стиля во всех формах жизни. Гердеровскому определению культуры как искусства он противопоставил римское понимание ее как воспитания и образования индивида. При этом Цице ронова cultura animi совпадает с философией. Ф. Шиллер и Г. Лессинг тоже мечтали о культурном воспитании челове¬ческого рода. Однако Ницше противопоставил их эстетиз¬му «органологический» подход, подхваченный впоследст¬вии О. Шпенглером. Он говорил о расцвете культуры, не ограничиваясь развитием искусства и науки, и предпола-гал также рост политического, военного и экономического потенциала. При этом Ницше учитывал не только расцвет, но и упадок культуры. В частности, он одним из первых за¬говорил о болезни европейской культуры. Управление культурой — это и есть управление жизнью. Основой лю¬бых достижений является рост культуры. Культура — это не приспособление к природе, а ее изменение, создание но¬вой искусственной среды обитания.
Вопрос о роли философии особенно остро встал для Ницше тогда, когда он осознал глубокую болезнь европей¬ской культуры. Ставка на философию была характерной для мыслителей XIX в., так как никто не сомневался в ее возможностях. По мнению Штегмайера, своеобразие про¬екта Ницше состояло в том, что понимание философии как управления культурой он противопоставил тенденци¬ям ее политизации или академизации. Гегель определял философию как время, схваченное мыслью. Наоборот, Ницше поставил под вопрос само отношение времени и философии. Философия не вневременна, наоборот, она сама является условием того, каким будет будущее. Это важное нововведение определило понимание философии в ХХ столетии.
Молодой Гегель оценивал ситуацию в философии точно так же, как молодой Ницше. Он осуждал академическую дифференциацию философских дисциплин и призывал повернуться к проблемам жизни. В «Энциклопедии» Ге¬гель понимает задачу философии подругому и прежде все¬го выражает несогласие с утверждением о несоединимости науки и религии. Отсюда центральным понятием его фи¬лософии становится не разум, а дух. По Гегелю, почвой фи-лософии является религия.
Ницше осознал беспочвенность самой религии. Как и Гегель, он не считал, что новой почвой философии стала наука, и не сводил ее к учению о методе или к теории по-знания. В отличие от науки, которая помогает ориентиро-ваться в объективном мире, философия — это искусство жизненного ориентирования. По мнению Штегмайера, на место догматизированной религии Ницше ставит саму жизнь. Ее понятие оказывается у него центральным для философии. Жизнь как целое иррациональна, и превраще-ние ее в центральное философское понятие создает угрозу иррационализма. В отличие от философии жизни, которая склонялась к иррационализму, Ницше определял рацио¬нальность философии как меру и устойчивость жизни. Мера — это единство, ограничивающее многообразие внутри многообразия. Это понятие характеризует не физи¬ческое, а историческое время. Оно также характеризует не универсальновсеобщее, а границу индивидуальности. Если наука унифицирует объекты, то философия позволя¬ет ориентироваться в многообразии индивидуального.
Сегодняшнее восхищение перед наукой не позволяет понять пафос Ницше. Его своеобразие видят в стремлении поставить науку на службу обществу. Но Ницше делал ставку не на науку, а на управление культурой. При этом он вовсе не призывал к уничтожению науки. Ницше полагал, что наука должна опираться на собственные принципы, а не прибегать к ссылкам на внешние авторитеты. Он гово¬рил об управлении наукой на основании философии и ис¬кусства. Единство философии и искусства проявляется в оценке науки не как познания, а как формы жизни.
Штегмайер поднимает вопрос об отношении Ницше к религии66. Он полагает, что в тезисе Ницше о смерти Бога речь идет не об отрицании религии, а об утрате очевидно-сти. Действительно, Ницше говорит не только о смерти Бога, но и о том, что мы его убили. Раньше боги убивали людей, в христианстве люди убивают Бога. Можно убить лишь такого Бога, который является созданием людей. Ницше говорит о тени мертвого Бога, которой поклоняют¬ся люди. Он пишет: «Бог мертв: но такова природа людей, что еще тысячелетиями, возможно, будут существовать пе¬щеры, в которых показывают его тень. И мы — мы должны победить еще и его тень!»67 Летом 1882 г. Ницше интенсив¬но размышлял о Боге и христианстве, что нашло отражение в его «Утренней заре». Он пережил разрыв с Саломе и о бе¬седах с ней вспоминал: «Если бы ктото услышал нас, то по¬думал бы, что разговаривают два черта»68. Отсюда Штег майер формулирует свой тезис: говорить о Боге и «теоло¬гии» у Ницше, значит привлекать черта в качестве защит¬ника Бога. Таким парадоксальным способом Ницше хотел защитить религию от плоской морали «добра и справедли¬вости». Он писал, что является противоположностью рели¬гиозной натуры, так как знает черта и его перспективу для Бога69. Религиозный тип человека характеризуется, по Ницше, тесной связью с Богом и столь же сильным сомне¬нием. Эти сомнения, полагает Штегмайер, проявлялись в том, что Ницше не признавал Бога подобным человеку. Как «вещь в себе» Бог не может стать предметом исследования. Его перспектива не является божественной. В теологии это перспектива черта. Только он знает и видит Бога как Бога. Человеку же это не дано. В «По ту сторону добра и зла» Ниц¬ше писал: «У черта открываются на Бога самые широкие перспективы; оттого он и держится подальше от него — черт ведь и есть закадычный друг познания»70.
Итак, Штегмайер заостряет внимание на том, что Бог предполагает для своего наблюдения черта, мудрого змия познания. Именно наблюдение и познание Бога таит в себе опасность зла. Бог, который есть добро, рассматривается философией в перспективе различия добра и зла, т. е. в пер¬спективе морали. При этом если отказаться от одной сторо¬ны, то исчезает другая. Чтобы быть мыслимым, Бог должен быть не только добр, но и зол. Ясно, что добро и зло — это всего лишь предрассудки самого человека. Согласно Биб¬лии, именно за различие добра и зла человек был изгнан из рая. Бог сам хотел их различать и запрещал это человеку. Ницше считал заблуждением не только человеческое, но и божественное различие добра и зла. Если черт — это зло, если он познает Бога на основании противоположности до¬бра и зла, то само это различие можно расценивать как зло. Зло состоит еще и в том, что человек не только на Бога, но и на другого человека смотрит через призму этого различия.
Ницше жил во время пика критики религии, и его «К ге-неалогии морали» можно считать завершением этой кри-тики. Если прежде критика сводилась к опровержению ре-лигии и утверждению морали, то Ницше ставит своей зада¬чей «ниспровержение морального Бога»71. Если А. Шопен¬гауэр и Л. Фейербах минимизировали религию и возвыша¬ли мораль, то Ницше наоборот критиковал замену религии моралью. Он писал: «Религия сама по себе не имеет с мора¬лью ничего общего, они соединяются вместе только в иу¬дейской религии»72. Новое понимание религии Ницше связывал с новым пониманием морали. Он писал: «Новое представление о Боге и черте; чтобы морально жить, необ¬ходимо освободиться от морали»73. Итак, боги, которые представляются людьми и народами,— это боги их морали. Следовательно, боги морализируются, а мораль обожеств¬ляется. По мнению Штегмайера, позиция Ницше, в отли¬чие от позиции предшественников, у которых критерием оценки религии является мораль, состоит в критике мора¬лизации богов и обожествлении моралей. Религия и мо¬раль рассматриваются не по отдельности, а вместе, ибо одна без другой не существует.
Проанализировав записи Ницше, датированные летом 1882 г., Штегмайер выделил следующие четыре тезиса, рас¬крывающие перспективу Бога, веры и справедливости:
1) свободный дух — религиозный человек, который есть сейчас;
2) Бог убивает Бога;
3) мораль умирает от моральности;
4) верующий человек — противоположность религиоз-ного человека.
В «теологии» Ницше речь идет о Боге не морали и рели¬гии, а о Боге самого мышления. Эту новую теологию мож¬но назвать философской, а Бога Ницше — богом филосо¬фов. Сам Бог, по Ницше, должен быть философом. Его об¬раз является результатом мысли человека, который мыс¬лит, чтобы жить. Он — полная противоположность иу¬деохристианскому Богу, который является богом морали. Ницше называл его Дионисом, противопоставляя Распя¬тому. По мнению Штегмайера, Дионис — это антипонятие Бога, освобождающее от лживой морали. Речь идет не о за¬мене истинными понятиями ложных, как в науке, а о заме¬не абстрактных теоретических понятий прагматическими, вызывающими движения других понятий. Для этого Ниц¬ше предпринял попытку пересмотра базисных представле¬ний о Боге, вере и справедливости. Введенные им «проти вопонятия» не претендуют на абсолютную истину, но по¬рывают с иудеохристианской традицией. Их назначение состоит в том, чтобы:
1) привести к свободе, к морали в обход морали;
2) принять хаос как свойство мирового целого;
3) представить жизнь, включая мораль, как форму вла-сти;
4) сделать понятия морали, жизни и Бога из догматиче-ских живыми, подвижными.
Итак, свободный дух отвергает все, что противодейству¬ет жизни, но не отвергает мораль, а исполняет ее. Ницше понимал жизнь как постоянную переоценку ценностей. Мораль, обусловленная жизненными обстоятельствами, становится множественной. Что является общим в разных моралях, так это не различие добра и зла, а благородство, уважительность к высшему. Штегмайер раскрывает мораль Ницше не как «аристократическую», а как «демократиче¬скую» — добро состоит не в том, чтобы подчинять другого своей морали, а в признании моральных ценностей друго¬го, если они способствуют его усилению.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: