Хайдеггер и Ницше

Время: 25-02-2013, 18:36 Просмотров: 1095 Автор: antonin
    
Хайдеггер и Ницше
Хотя М. Хайдеггер начал изучать Ницше еще в 1910 г., к систематической работе над ним он приступил позже. Он получил книгу Ясперса в мае 1936 г., а лекцию о Ницше чи¬тал в зимнем семестре 1936/37 г. В этой лекции Хайдеггер сформулировал свои возражения: Ясперс не понял важно¬сти учения Ницше о вечном возвращении и воле к власти и не связал его с вопросом о бытии21. В лекции 1940 г. «Ниц¬ше. Европейский нигилизм» Хайдеггер еще более резко оценил недостатки книги Ясперса, отметив: отсутствие по¬нимания исторических этапов духовной эволюции Ниц¬ше; попытку связать в единое целое фрагменты произведе¬ний, написанных в разное время; стремление трактовать воззрения Ницше как частные мнения, обусловленные эк¬зистенцией и не связанные с судьбой Запада22.
Перипетии пути Хайдеггера к Ницше весьма хорошо изу чены23. Отношение Хайдеггера к философии Ницше опре¬деляется позицией в вопросе о нигилизме. С одной сторо¬ны, Хайдеггер сильно преувеличил его силу, а с другой сто¬роны, представил в более слабом варианте, нежели Ницше. К числу слабостей хайдеггеровского понимания нигилизма относится, вопервых, пренебрежение философским кон¬текстом, в котором развивалось мышление Ницше (биоло¬гизм, психологизм, философия жизни и философия ценно¬стей); вовторых, постепенное усиление вопроса о бытии.
Следует иметь в виду, что в 1910—1914 гг. Хайдеггер на¬пряженно работал с «Волей к власти», скомпилированной сестрой Ницше и П. Гастом. Когда позднее, в 1935 г., Хай¬деггер приступил к систематическому изучению рукопис¬ного наследия Ницше, он понял, что эта «роковая книга» не аутентична мышлению Ницше, но все же не изменил своего мнения о нем как последнем представителе метафи¬зики в форме воли к власти. Хайдеггер полемизировал, с одной стороны, с Ясперсом, настаивавшим на многообра¬зии позиций и взглядов Ницше, а с другой стороны, с А. Боймлером, который представил Ницше систематиком и отбросил его учение о вечном возвращении как субъек-тивное. Наконец, он полемизировал и со своим бывшим учеником К. Лёвитом, который посвятил этому учению це¬лую монографию.
Хайдеггер сопоставлял Ницше с великими философами, для того чтобы проиллюстрировать свой тезис о забвении бытия. На его восприятие тезиса о воле к власти повлияла ангажированность националсоциализмом. В своей рек¬торской речи Хайдеггер говорил о необходимости того, чтобы фюрер усиленно опирался на волю к власти. В лек¬ции о Шеллинге (1935) он приписывал Муссолини и Гит¬леру попытку спасения от нигилизма путем политического оформления нации, но при этом, конечно, не призывал использовать идеи Ницше на практике. После крушения третьего рейха Хайдеггер представлял свои лекции как «ду¬ховный протест» против националсоциализма, который стал для него теперь символом нигилизма. Он считал, что Ницше не имел ничего общего с националсоциализмом, так как критиковал антисемитизм и положительно отно¬сился к России.
Вопрос о смысле бытия был решающим для хайдегге ровской фундаментальной онтологии. Он привел к Ниц-ше, и он же способствовал выходу и окончательному отка¬зу от него. Хайдеггер квалифицировал философию Ницше как метафизику воли к власти, предавшую бытие ради су¬щего и ценностей. Он цитировал следующую запись Ниц¬ше: «Сообщать становлению характер сущего — это есть высшая воля к власти... Что все возвращается, это крайняя степень приближения мира становления к миру бытия — вер¬шина созерцания»24. Хайдеггер толковал эту запись как при¬писывание становлению статуса бытия, как свидетельство того, что Ницше был и остался по преимуществу метафи¬зиком. Между тем Ницше работал в это время над «Весе¬лой наукой», где писал: «По отношению ко всем эстетиче¬ским ценностям пользуюсь я теперь следующим основным различением: я спрашиваю в каждом отдельном случае: „Стал ли тут творческим голод или избыток?“ Казалось бы, поначалу можно было в большей степени рекомендовать другое различение — оно гораздо очевиднее,— именно, яв¬ляется ли причиною творчества стремление к фиксации, увековечению, к бытию или же, напротив, стремление к разрушению, к изменению, к новому, к будущему, к ста новлению»25.
В силу двузначности мотивов, о которой говорил Ниц-ше, двузначными оказываются все высшие ценности, в том числе бытие и становление. Хайдеггер же понимает эту двузначность как признак фальши, а волю к власти опреде¬ляет как волю к фальши. Для того чтобы ввести обратно мышление Ницше в европейскую метафизику, от которой он сам старательно дистанцировался, Хайдеггер интерпре¬тировал его учение о воле к власти на основе противопо¬ложностей: количество и качество, сущность и существо¬вание, «дюнамис» и «энергейя» и т. п. Тем самым нейтрали¬зовалась радикальность Ницше. Трактовка Ницше как мыслителя, забывшего бытие, не позволила Хайдеггеру по¬нять своеобразие его критики метафизики.
Однако начиная с 1936 г. Хайдеггер понимает Ницше иначе и интерпретирует его философию как другой подход к бытию как бытию26. Отсюда вытекает двойственное тол¬кование Ницше: с одной стороны, он трактуется как завер¬шитель метафизики, которую преодолел; с другой сторо¬ны, он понимается как родоначальник перехода в новую, совершенно чуждую ему сферу. В лекциях 1943/44 г. Хай¬деггер упрекал Ницше в развале метафизики и глубоком непонимании Гераклита. Ницше писал в «Сумерках бо¬гов», что, согласно Гераклиту, бытие — пустая фикция. Причиной непонимания, точнее, неприятия Ницше Хай¬деггером является расхождение в вопросе о приоритете бы¬тия и становления.
В 50е годы оценка Хайдеггером Ницше становится пози¬тивной и вместе с тем весьма странной и причудливой. На передний план выдвигается тема сверхчеловека, поднятая в «Заратустре», а также тема запустения Земли. При этом сверхчеловек отождествляется с техникой, уничтожающей Землю, по которой мечется «последний человек». Ницше писал о духе мести, который должен был преодолевать Зара-тустра. Дух мести завершается в учении о вечном возвраще¬нии того же самого: желать вечного возвращения значит противоречить времени. Вечное возвращение — это прин¬цип современной техники, вечного вращения ее моторов.
Нигилизм, переоценка всех прежних ценностей, воля к власти, вечное возвращение того же самого, сверхчеловек — вот, по мнению Хайдеггера, пять главных рубрик метафизи¬ки Ницше, показывающих ее целое в том или ином аспекте. Такая рубрикация настолько глубоко утвердилась в совре¬менном ницшеведении, что кажется естественной, т. е. со¬ответствующей замыслу самого Ницше. Между тем если бы это было таки Ницше мыслил системно, то почему он не на¬писал отдельных сочинений под таким заглавием? Как из¬вестно, задуманное им «главное сочинение» так и не было завершено, а название его менялось27. Помимо того, что под вопрос поставлена сама рубрикация, следует внимательно присмотреться к интерпретациям той или иной темы, кото¬рые дает Хайдеггер. Кажется, что Ницше — едкий критик любых претензий на исключительность, гениальность, по-зволяющих якобы видеть то, чего не видят другие, должен быть абсолютно чужд маниакальному стремлению учить других. Но это уже не в его власти. Каждый, кто взялся пи¬сать книги, тем самым становится претендентом на то, что¬бы учить. И, может быть, нейтрализация дискурса должна осуществляться не писателем, а читателем. Именно читате¬ли Ницше и Хайдеггера должны сохранять дистанцию и удерживаться от слепого следования тому, что написано и сказано. Понимание текста определяется исторической си¬туацией. Чем больше контекстов задействовано при чтении текста, тем многомернее он представляется читателю.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: