Добро и зло

Время: 25-02-2013, 18:21 Просмотров: 1877 Автор: antonin
    
Добро и зло. Понятие добра обычно соотнесено с выс-шими ценностями — Истиной или Благом. Между тем оно всегда субъективно, добро одного может обернуться злом для другого. Поэтому вряд ли возможна какаялибо стро¬гая наука — аксиология или семиотика, определяющая строгое различие добра и зла. Кто говорит, что он добр? Многие выражают подобную амбицию. Гораздо меньше тех, кто говорит от имени зла. Поскольку Ницше настаива¬ет на перформативном характере подобных утверждений, это предполагает обращение к говорящему. Речь идет о ма¬нифестации «уверенности знатной души в самой себе»166. Уверенный в себе, твердо стоящий на ногах человек сооб¬щает достоинство вещам и творит ценности. Он чтит все, что находит в себе,— «такая мораль есть самопрославле-ние»167. Ницше рисует мораль господ как основу дружбы и вражды, благодарности и мести. Он пишет: «Тут мы видим на первом плане чувство избытка, чувство мощи, бьющей через край, счастье высокого напряжения, сознание богат¬ства, готового дарить и раздавать.»168 Совсем иначе ре¬конструирована мораль рабов — раб смотрит недоброжела¬тельно на добродетели сильных и культивирует качества, способные облегчить бремя существования: сострадание, сочувствие, мягкость, дружелюбие. Ницше проницательно отметил «полезность» этих добрых чувств и опасность это са господина. Преимущество морали господ над моралью рабов не оспаривалось, но и не принималось им. Ницше полагал, что тщеславный, надутый и спесивый мандарин не менее отвратителен, чем жалкий раб — последний вы-зывает хотя бы сочувствие. Но есть какаято дополнитель-ность этих моралей. Кажется, если существует нечистая со¬весть, то должна быть и чистая. Однако не бывает чистой совести — совесть всегда нечиста; без вины, проступка ее бы не было. Ницше писал: «Человек, это многообразное, лживое, искусственное и непроницаемое животное, страшное другим животным больше хитростью и благора¬зумием, чем силой, изобрел чистую совесть для того, чтобы наслаждаться своей душой, как чемто простым; и вся мо¬раль есть не что иное, как смелая и продолжительная фаль¬сификация, благодаря которой вообще возможно наслаж¬даться созерцанием души»169.
Вообразим, фантазировал Делёз, ягненкамыслителя. Его силлогизм таков: хищные птицы злы, и поскольку я не отношусь к ним, я добр. Ягненку кажется, что хищные пти¬цы могли бы воздержаться от действия. Но именно на фик¬ции силы, отделенной от своих возможностей, держится злопамятность. Таким образом, мораль обвиняет силу за то, что она действует, и хвалит, если она не действует. Раз¬личая мораль и этику, Делёз резюмировал: «Доброе в этике стало злым в морали, плохое в этике стало хорошим в мо рали»170. Новые представления о добре и зле возникли как результат отрицания или воздержания от действия. За ними скрывается ненависть к жизни: слабые и больные на-зываются добрыми только потому, что сильные и деятель¬ные считаются плохими. Ницше критикует не столько мо¬раль, сколько моралистов, которые подобно плохим мате¬матикам заучивают правила, но не обладают способностью их применения. Вопервых, он расценивает мораль как по¬лезное заблуждение («Мораль — полезная ошибка. Ложь, осознанная как необходимость»171). Вовторых, он рас¬сматривает ее позитивные функции в качестве средства дрессуры дикого животного («Мораль — это зверинец; предпосылка ее — та, что железные прутья могут быть по¬лезнее, чем свобода. Другая ее предпосылка, что сущест¬вуют укротители зверей, которые не останавливаются пе¬ред самыми ужасными средствами. Эта ужасная порода, которая вступает в борьбу с дикими животными, называет себя священниками»172). Таким образом, мораль рассмат-ривается Ницше как эффективное средство приручения и одомашнивания человека. Она делает его менее опасным, нанося ему вред. Ницше пишет: «Глубочайшая благодар-ность морали за то, что она сделала до сих пор: но теперь она только бремя, которое может сделаться роковым»

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: