Музыка и революция

Время: 25-02-2013, 18:11 Просмотров: 844 Автор: antonin
    
Музыка и революция.
Чтобы ответить на вопрос, был Ницше индивидуалистом или же, наоборот, существом, жаждущим жить совместно с другими, необходимо при-нять во внимание не только его собственные прямые вы-сказывания или косвенные указания, но и мнения бли-жайших друзей, с которыми философа связывала интел-лектуальная дружба, предполагающая некоторое едино-мыслие. Уже само желание иметь друга характеризует на-мерения Ницше: если Заратустра является автопортретом философа, то можно утверждать, что Ницше тянется к об-щению с другими и хочет жить не один, а вместе с ними. Правда, дружба не самая надежная вещь на свете, она легко дает трещины и иногда сопровождается предательством. Ницше познал это вполне и тем не менее постоянно меч¬тал о дружбе.
У одного из немногих друзейединомышленников Ниц-ше — Вагнера мы найдем немало удивительных открове-ний по поводу искусства, которое может и должно стать высшей формой реинтеграции людей. Вагнер и Ницше скептически относились к возможностям правового госу-дарства и указывали на противоречие социальноэкономи-ческой интеграции. Более того, в современном государстве они видели серьезную угрозу сохранению духовнодруже¬ских связей. Согласно доктрине либерализма, человек одинок и может рассчитывать только на самого себя. С точки зрения социалистов, люди рождены равными и должны жить сообща. Ответом на эту дилемму и было творчество Вагнера. В «Искусстве и революции» он писал: мы хотим сбросить с себя унизительное иго рабства, всеоб¬щего ремесленничества душ, плененных бледным метал¬лом, и подняться на высоту свободного артистического че¬ловечества, воплощающего мировые чаяния подлинной человечности; из наемников Индустрии, отягченных рабо¬той, мы хотим стать прекрасными, сильными людьми, ко¬торым принадлежал бы весь мир как вечный, неистощи¬мый источник самых высоких художественных наслажде¬ний. По мнению Вагнера, идея, объединяющая корпора¬цию художников для достижения истинной цели, может быть применена и во всяком другом социальном объедине¬нии, которое поставит перед собой цель, достойную чело-вечества; ибо вся наша будущая социальная организация, если мы достигнем истинной цели, будет и не сможет не носить художественный характер, который только и соот-ветствует благородным задаткам человеческой природы.
Работа «Произведение искусства будущего» была напи-сана в октябре—ноябре 1849 г. в Цюрихе и явилась первой исчерпывающей формулировкой давно вынашиваемых Вагнером идей музыкальной драмы. Художественное про¬изведение будущего отражает общую потребность, которая возникает в содружествах художников. Вагнер полагал, что лишь из совместной жизни может родиться стремление к осмысленному опредмечиванию жизни в произведении искусства; лишь содружество художников может дать ему выражение. Идеал Вагнера — «свободное объединенное человечество», которое неподвластно «индустрии и капи-талу», разрушаюшим истинное искусство. Одинокий все-гда несвободен, ибо он зависим и ограничен в своей не-любви; общительный всегда свободен, ибо он неограничен и независим благодаря любви и прежде всего благодаря са¬моотдаче во имя других людей, во имя людей вообще. Сво¬бодное искусство соответствует этой всеобщей способно¬сти. Танец, музыка и поэзия в отдельности ограниченны. После того как уничтожены границы, перестают существо¬вать и отдельные виды искусства, возникает единое, не¬ограниченное искусство. Принципиальная роль в этом эволюционном движении отводится содружеству худож¬ников, трагическому положению которых в буржуазном мире должен настать конец: подлинный творец освободит¬ся от вынужденной изоляции и укажет путь к «родовому человеку в его связи со всей природой».
Если искусство — это коммуникативная система, то об-щение художника как с предметом искусства, так и с пуб-ликой, до которой он доносит сообщение об этом предме-те, не является непосредственным. Коммуникация вклю-чает в себя «почту», т. е. особого рода службу, функция ко¬торой заключается в бесперебойной доставке послания. При этом, согласно модели христианской коммуникации, еще до сих пор определяющей самопонимание искусства, автором послания выступает невидимый и недоступный адресант, который называется Богом или Природой. Ху-дожник является своего рода посланником, доставившим сообщение первичного автора. Отсюда характер споров о природе авторахудожника сильно напоминает споры от-носительно того, являлся ли Христос подлинным Месси-ей, доставившим на Землю послание Бога. Но этим не ог-раничивается почтовая служба искусства. Художник не одинок в своем призвании — существует множество других пишущих индивидов, претендующих на роль посланни¬ков. Кроме курьеров в почтовой службе искусства есть еще и другие работники, сортирующие послания по степени важности, рассылающие их повсюду, где есть на них спрос. По мере институализации культуры автора вытесняет сна¬чала интерпретаторучитель, затем чиновник от искусства и, наконец, менеджер.
В борьбе между школьными учителями и музыкантом Ницше выбирает позицию художника. Боевой дух выраба-тывается не в аудиториях, а в концертных залах, и не про-фессора, а теноры и примадонны вырывают нас из приват-ного существования, распахивая перед нами широкий го-ризонт героических деяний. Однако позже, и об этом свидетельствует разрыв с Вагнером и предисловие 1886 г. к «Рождению трагедии», мнение Ницше изменилось. В чем же он усомнился: в правильности ориентации на выработ¬ку национальной идеи, в основе которой лежит убеждение в превосходстве «германского духа», в вопросе о том, что способствует народному единству: музыка или филосо¬фия?
Однозначный ответ на этот вопрос был бы поспешным. Скорее всего, скепсис Ницше в отношении музыки Вагне-ра связан с переосмыслением и переформулировкой ис-ходной посылки. Музыка, во всяком случае, полезнее и эффективнее философии. Но есть музыка, уводящая в деб-ри больной души, и музыка, открывающая просвет бытия. Именно последняя способствовала формированию такого, несомненно, величайшего человеческого объединения, каким был греческий полис. Ницше пока не отдает отчета в том, что, в сущности, все эти маленькие образования вели между собою непрерывную войну и с трудом объединя¬лись, чтобы дать отпор могущественным государствам Востока. Он пытается ответить на вопрос об источнике их силы и крепости. Известно, что сам Перикл видел его в фи¬лософии и дружбе. Однако Ницше отмечает не только «аполлоническое», но и «дионисийское» начало в грече¬ской культуре и видит их примирение не в философии, а в греческой трагедии. Трагедия — это сплав ментального, визуального и слухового. Ницше отдает приоритет звуча¬нию. Греческий хор наиболее полно выражает дионисий¬ское начало культуры и наиболее органично сплавляет, со¬единяет его с аполлоническим. Главным становится во¬прос о том, какая музыка в наибольшей степени содейству¬ет силе государства и жизнеспособности культуры.

| распечатать

Другие новости по теме:

Другие новости по теме: